Неаполитанские мотивы

Где и как шьют мужскую обувь Christian Louboutin

Денис Сидоров

Бэкстейдж съемок короткометражного фильма "Неаполитанцы" о коллекции Christian Louboutin весна—лето 2017

Признаться честно, бутик Christian Louboutin — не самое очевидное место, куда достопочтенный джентльмен отправится за парой оксфордов, лоферов или дерби. От Кристиана Лубутена все ожидают шипов, ярких принтов, а то и блесток со стразами. Все это, безусловно, есть в коллекциях французского обувщика, но в разумных пределах. Бренд, женскую обувь которого поп-культура превратила в объект модного культа, с таким же успехом выпускает и классическую обувь для мужчин. И отправная точка ее путешествия по миру — фабрика в Неаполе.

Минутку! Марка французская, а фабрика итальянская? На это вам любой дизайнер ответит, что лучшие мастера работают именно в Италии. А неаполитанские мастера и вовсе считаются главными хранителями ремесленных традиций. Так что запустить производство мужской обуви месье Лубутен решил именно вблизи Неаполитанского залива. Но тут встает еще один закономерный вопрос: зачем дизайнеру потребовалось искать отдельную фабрику для мужской линии? Во-первых, по конструкции мужская обувь очень отличается от женской. Поэтому для ее производства необходимы иные станки. Во-вторых, хочешь получить идеальную пару мужских ботинок — ищи тех, кто занимается ими как минимум полвека. И Лубутен встретил таких людей на семейной фабрике в Неаполе.

Первое, что бросается в глаза, когда попадаешь в обувной цех,— стеллажи с красными подошвами, разложенными на полках. Сразу понимаешь, что здесь делают обувь для Christian Louboutin. Но до подошвы дело доходит чуть ли не на последнем этапе производства. А начинается все, разумеется, с эскиза.

Кристиан Лубутен решает, как будет выглядеть модель, но вот эскиз для каждого размера создается уже в Неаполе. Взять, например, броги — туфли с перфорацией. Чем больше размер, тем больше будет отверстий. Поэтому перед тем, как раскраивать кожу, художник прямо на колодке делает чертежи для всего размерного ряда.

Затем по лекалам художника мастер выкраивает детали для будущей пары. Делают это работники фабрики весьма виртуозно, что неудивительно: до работы с дорогими видами кожи здесь допускают только мастеров с двадцатилетним стажем. Ведь достаточно сделать одно неверное движение, и весь кусок может пойти в отходы. А вот при верном расчете от полотна кожи не останется и лишнего сантиметра.

Когда детали обуви готовы, за дело берется седовласый Луиджи. Он на своей огромной машине придает каждому куску необходимую форму. Луиджи размещает деталь на станке, опускает несколько рычагов, и вот вместо плоского куска черной кожи мы видим очертания ботинок челси. Каждую операцию Луиджи выполняет с такой широкой улыбкой, что кажется, будто он не на рычаги нажимает, а играет в боулинг, выбивая раз за разом страйк.

После этого детали отправляются мастерицам, которые либо создают на них узор при помощи маленького долота, либо пришивают пряжки, либо набивают шипы. Когда узнаешь, что каждая из женщин проработала на фабрике уже тридцать лет, становится как-то не по себе. Тридцать лет выбивать узор на ботинках? Так и с ума можно сойти. Но нет, они, напротив, гордятся этим. Опыт и мастерство всегда будут в цене. К тому же работникам фабрики действительно нравится работать на Christian Louboutin. Понимаешь это, когда слышишь, с каким уважением и воодушевлением они говорят: "Кристиан нарисовал... Кристиан придумал..."

На следующем этапе детали наконец-то сшиваются. Пришивается и подошва (хотя та самая красная подошва все еще лежит на полке и ждет своего часа). Под пяткой для большего удобства и чтобы продлить жизнь обуви прячут металлическую деталь. Так что будьте готовы зазвенеть в аэропорту.

Кстати, об удобстве. Не думайте, что пара обуви, сделанная вручную, сядет на вас как влитая. В первое время вам будет даже несколько неудобно, но это нормально. Со временем ботинки сядут по ноге, и вы оцените все достоинства обуви ручной работы.

И вот настает кульминационный момент — на клей сажают красную подошву. Затем мастер прибивает ее небольшими гвоздиками. Чтобы подошва дошла до покупателя без единой царапины, защитную пленку с нее не снимают до последнего.

Чаще всего ботинкам требуется окраска. Монки, например, делаются из светлой кожи, которая потом окрашивается, скажем, в бирюзовый или коричневый. Причем трудно найти две пары абсолютно одинакового оттенка: насыщенность цвета зависит от количества слоев краски и направления ее нанесения, и это тоже делается вручную. После того как краска высохнет, обувь обрабатывают защитными средствами. Ну а для того чтобы покрытие держалось лучше, изделия обдают пламенем из горелки. Затем туфли отправляются на полировку.

Перед тем как упаковать каждый ботинок в бархатный мешок и уложить пару в коробку, рабочие снимают пленку с подошвы, контур которой прорабатывают маркером, чтобы не осталось непрокрашенных мест. Теперь новенькая пара Christian Louboutin готова отправиться в парижский, лондонский или московский бутик марки.

Чтобы обувь прослужила как можно дольше, за ней необходимо ухаживать. Christian Louboutin советует беречь ботинки от дождя, а в случае загрязнения протирать кожу сухой мягкой тканью. Со временем красный лак на подошве начнет стираться, но это лишь добавит вашим "лубутенам" оригинальности. А чтобы успокоить своего внутреннего перфекциониста, в конце концов, в бутиках марки всегда можно заказать услугу реставрации.

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...