Коротко

Новости

Подробно

Курильский тупик

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 44
       На прошлой неделе более чем полувековой спор Японии и России вернулся к исходной точке. Две великие державы не могут заключить мирный договор из-за четырех небольших островов, которые по большому счету ни одной из них не нужны. Причем чем больше Южные Курилы приходят в упадок, тем ожесточеннее становятся препирательства патриотов и с той и с другой стороны.
Своевременный шпионский скандал

8 сентября 1951 года, Сан-Франциско. Японский премьер Сигеру Иосида подписывает мирный договор, по которому Токио отказывается от Курильского архипелага. Позднее, воспользовавшись тем, что СССР отказался подписывать Сан-Францисский договор, Токио стал утверждать, что группа островов к югу от острова Уруп, включающая Южные Курилы, к Курильскому архипелагу не относится, а является "естественным продолжением" самого северного японского острова Хоккайдо
Крайне странную акцию провела японская полиция во второй половине марта. Из архивной пыли она вытряхнула дело некоего работника российского торгпредства в Токио, который вроде бы еще три года назад пытался стянуть местные военные секреты, ничего не получил и вернулся в Москву. Документы следствия по поводу отсутствующего гражданина с помпой передали в прокуратуру, а пресса с удовольствием вцепилась в "шпионский скандальчик". Однако уже в самом начале этой истории один из близких к полиции журналистов доверительно сообщил мне: "Ребятам из сыскного отдела надо пошуметь, но особо зарываться им сейчас не позволят. Правительство четко дало понять полиции, что на существенное обострение отношений с Москвой оно не пойдет. И без того дела с Россией сейчас идут из рук вон плохо".
       Шум вокруг "русского шпиона" действительно быстро сошел на нет, однако двустороннему диалогу это пока особо не помогло. Отношения между соседями по Дальнему Востоку скатились сейчас до самой низкой точки за последние пять лет.
       Главной причиной похолодания стало обострение хронического спора о Южных Курилах — стороны опять сочли нужным ужесточить свои позиции. Токио после нескольких лет поисков компромисса фактически вернулся к прежней формулировке: никакого мирного договора с Россией не будет без признания японского суверенитета разом на всех островах.
       В ответ глава МИД РФ Игорь Иванов заявил, что Россия острова отдавать не собирается и тайных контактов на этот счет не имеет. Еще решительнее настроена Госдума. Она порекомендовала президенту и правительству вообще прекратить переговоры с Токио о мирном договоре, заявив, что России он не нужен. "Мы все равно ничего японцам отдавать не будем, так зачем этот дуреж?" — прямо заявил Геннадий Селезнев.
       Впрочем, похолодание в отношениях началось не в Москве, а в Токио, после того как едва ли не главным врагом японской перестройки, провозглашенной премьером Коидзуми, был объявлен "российский кардинал" японской политики Мунэо Судзуки, курировавший в правящей партии и парламенте отношения с Москвой.
       
Ликвидация промосковски настроенной группы
19 октября 1956 года, Москва. Премьер-министр Японии Итиро Хатояма и глава советского правительства Николай Булганин подписывают Совместную декларацию СССР и Японии. Ее 9-я статья гласила, что после заключения мирного договора с Японией СССР передаст ей острова Хабомаи и Шикотан. Вспыльчивый Хрущев, впрочем, вскоре отказался от обещания по поводу Шикотана и Хабомаи, обидевшись на то, что в Японии после прекращения американской оккупации остались военные базы США
С середины 90-х годов у власти в Японии находились представители группировки в Либерально-демократической партии, которые традиционно интересовались внешней политикой и отношениями с Россией. Стратегическое сближение с Москвой они рассматривали как гарантию обеспечения национальной безопасности на фоне быстро крепнущего Китая и нестабильности на Корейском полуострове. Однако в апреле прошлого года эта группировка потеряла власть. Премьером стал Дзюнъитиро Коидзуми, не проявляющий к России особого интереса.
       В дипломатии он явно намерен ограничиться лишь дальнейшим укреплением союза с США, поскольку главный приоритет нового правительства — преодоление застоя в национальной экономике. Коидзуми в полной мере отдает себе отчет в том, что Токио сейчас грозит финансовый кризис, в стране нарастает отсутствовавшая раньше безработица, Япония вскоре может уступить КНР статус второй по мощи экономической державы планеты. Все это не дает возможности даже задумываться об опасных и непопулярных играх с поисками компромисса по курильской проблеме.
4 сентября 1969 года, Москва. Глава советского правительства Алексей Косыгин разъясняет главе японского МИДа Киити Аити новую позицию Москвы о невозможности передачи Японии островов. При Брежневе в условиях тотальной холодной войны была изобретена формула о том, что территориального вопроса в отношениях с Японией не существует
Но главное в другом. Против декларируемых премьером реформ выступает значительная часть его собственной Либерально-демократической партии. Причем в оппозицию в основном ушли именно те группировки, которые раньше находились у власти и вели активный диалог с Москвой. Одним из их неформальных лидеров стал Мунэо Судзуки.
       В качестве спецпредставителя премьера Судзуки не раз приезжал в Россию, вел переговоры с Сергеем Ивановым, встречался с Владимиром Путиным. Ему удалось объединить вокруг себя лучших специалистов по бывшему СССР в японском МИДе. Однако сегодня "главного противника внутренних реформ" обвиняют во всех смертных грехах. К примеру, говорят, что он вынуждал японский МИД выдавать контракты на оказание гуманитарной помощи Южным Курилам только фирмам с собственного избирательного участка. Кроме того, депутат якобы проталкивал идею подписания договора с Москвой после получения только Шикотана и Хабомаи. На одном из совещаний по внешней политике он даже вроде бы заявил, что Японии вообще не нужны спорные острова и борьба за них, мол, ведется лишь из соображений национального престижа.
       Короче, некогда всесильного Судзуки уже вынудили с позором уйти из партии. Вслед за этим в МИД Японии готовится крупномасштабная чистка — в первую очередь среди экспертов по России, работавших в связке с Судзуки. Источники в министерстве в один голос говорят, что в результате сменится практически весь состав специалистов, занимающихся отношениями с Москвой, а новые даже и думать не посмеют о каких-либо компромиссах по островам.
       Воинственные заявления Госдумы на фоне всей этой свистопляски были восприняты в Токио даже с известным злорадством: ага, мы так и думали! Нам, мол, говорили о компромиссах, а эти русские с самого начала японцам просто голову морочили.
       
Чего не получит Россия
18 апреля 1998 года, Кавана, Япония. Президент России Борис Ельцин и премьер-министр Японии Рютаро Хасимото бьют в барабаны, отмечая успех саммита. Несмотря на показное братание двух лидеров, им так и не удалось продвинуться в решении территориального спора. Ясной позиции у Москвы не было — она не видела возможности отдать острова, но говорить японцам "нет" не хотела. Москва отвергла и предложенный Токио компромисс — признать японский виртуальный суверенитет на Южных Курилах, а взамен на неопределенный период оставить на них систему российского административного управления
Судя по всему, такое развитие событий означает сворачивание всех проектов, которые лоббировала группа Судзуки. Так, глава МИД Японии Иорико Кавагути 26 марта заявила, что Токио "никогда не делал" каких-либо предложений по поводу строительства гидроэлектростанций в Таджикистане, в котором должна была участвовать Россия. Между тем этим проектом усиленно занимались Судзуки и связанные с ним дипломаты, предлагавшие схему "японские деньги--российские специалисты и технологии". Речь шла о том, что Токио через Душанбе профинансирует РАО ЕЭС и оно завершит строительство в Таджикистане двух ГЭС, которое было заморожено из-за нехватки средств. Попутно российские специалисты на японские деньги должны были восстановить инфраструктуру электропередачи на севере Афганистана и направить туда энергию с этих гидростанций.
       Незадолго до своей опалы Судзуки также предложил в порядке гуманитарной помощи оплачивать поставки в Афганистан и Таджикистан российского оборудования и даже потребительских товаров, к которым, как полагала его группа, привыкли местные жители. Теперь об этих проектах можно забыть.
21 июля 2001 года, Генуя. Президент РФ Владимир Путин и премьер-министр Японии Дзюнъитиро Коидзуми на саммите G8. После того как в сентябре 2000 года в ходе визита в Токио Владимир Путин заявил, что Россия признает декларацию 1956 года, и даже высказал готовность после подписания мирного договора начать переговоры об условиях передачи Шикотана и Хабомаи, ситуация в двусторонних отношениях, казалось, начала выправляться. Однако прорыва достичь не удалось. Путин пояснил, что Россия не имеет никаких обязанностей в отношении Кунашира и Итурупа — большей, самой населенной и развитой части Южных Курил. Такая постановка вопроса не устраивает японцев. Ситуация снова зашла в тупик
Похоронен и план создания особой схемы экономического содействия Сибири и Дальнему Востоку России по образцу японского финансирования проектов в Китае. Россия, как член G8, не может получать от Токио особо льготные государственные иеновые кредиты, идущие только на нужды бедных стран. Эти средства фактически выдаются японским компаниям, которые под ключ строят на месте различные объекты, в первую очередь создают инфраструктуру. Японские иеновые кредиты сыграли важнейшую роль в экономическом рывке Китая, который по этой схеме получил уже $23 млрд в виде дорог, аэропортов, морских гаваней, промышленных предприятий. Последнюю ссуду Пекин получил из расчета 0,95% годовых с погашением в течение 40 лет и десятилетней отсрочкой выплаты.
       Источники "Власти" в Токио полагают, что будет забыт и проект создания энергетического моста, то есть передачи российской электроэнергии в Японию по подводным кабелям. Притихли сторонники и еще одного проекта — строительства магистрального газопровода с Сахалина в Японию. А жители разоренных Южных Курил больше не получат от Токио ни новых дизельных движков, ни причалов: японские депутаты требуют прекратить сооружение любых объектов на островах.
       
16 апреля 1991 года, Токио. Президент СССР Михаил Горбачев с императором Японии Акихито во время государственного визита в Японию. После десятилетий нежелания признавать наличие территориальной проблемы в отношениях с Токио Москва наконец согласилась — проблема есть. При этом, желая радикально улучшить отношения с Токио, Михаил Горбачев несколько поспешно очертил и границы спорного района — все Южные Курилы
Впрочем, столь печальное развитие событий лишь еще раз выявило давнюю болезнь российско-японских отношений, которые не имеют активных лоббистов ни с той, ни с другой стороны. Как это ни парадоксально, но бизнес в России куда больше заинтересован в связях с Турцией и Польшей, чем во второй экономической державе мира. Ну а японские предприниматели пока просто не понимают, как надо работать в соседней стране, и не рассматривают ее как серьезного партнера. В результате объем двусторонней торговли из года в год держится на смешном для наших стран уровне — $5 млрд.
       В такой ситуации, считает близкий к правительству Японии эксперт, для той же Госдумы "было очень просто превратить Токио в объект демонстрации своего несгибаемого патриотизма". Проделать то же самое по отношению к США, недавно включившим Россию в список потенциальных объектов нанесения ядерных ударов, депутаты бы не решились. По мнению источника "Власти", Россия делает сейчас существенные уступки США и НАТО в военно-стратегической сфере. Взрыв депутатских эмоций по поводу Южных Курил, которые по большому счету никого не волнуют, призван всего лишь выпустить пар и компенсировать психологические потери на других направлениях.
ВАСИЛИЙ ГОЛОВНИН, корреспондент ИТАР-ТАСС, специально для "Власти" (Токио)
От Путятина до Путина
История российско-японских отношений в цитатах
       
       "Из островов Курильских южнейший, России принадлежащий, есть остров Уруп, которым мы и могли бы ограничиться... чтобы с японской стороны границей считалась северная оконечность Итурупа" (из записки генерал-адъютанта Евфимия Путятина, от имени России подписавшего с Японией Симодский договор — первый договор о территориальном размежевании между Москвой и Токио, 1853 год).
......................................................................

       "Российское императорское правительство уступает императорскому японскому правительству в вечное и полное владение южную часть острова Сахалина и все прилегающие к последней острова" (из Портсмутского мирного договора между Россией и Японией, 6 сентября 1905 года).
......................................................................

       "Свою агрессию против нашей страны Япония начала еще в 1904 году... Сегодня Япония... подписала акт о безоговорочной капитуляции. Это означает, что Южный Сахалин и Курильские острова отойдут к Советскому Союзу и отныне будут служить... не базой японского нападения на Дальний Восток, а средством прямой связи Советского Союза с океаном и базой обороны нашей страны от японской агрессии" (из обращения Иосифа Сталина к советскому народу в связи с капитуляцией Японии, 3 сентября 1945 года).
......................................................................

       "Союз Советских Социалистических Республик, идя навстречу пожеланиям Японии и учитывая интересы японского государства, соглашается на передачу Японии островов Хабомаи и острова Сикотан, с тем однако, что фактическая передача этих островов будет произведена после заключения мирного договора" (из 9-й статьи Советско-японской декларации, 19 октября 1956 года).
......................................................................

       "Советское правительство считает необходимым заявить, что только при условии вывода всех иностранных войск с территории Японии и подписания мирного договора между СССР и Японией острова Хабомаи и Сикотан будут переданы Японии, как было предусмотрено совместной декларацией СССР и Японии от 19 октября 1956 года" (из памятной записки советского правительства от 27 января 1960 года).
......................................................................

       "Говорить, что между нашими странами есть какая-то 'нерешенная территориальная проблема',— это одностороннее и неверное толкование" (из ответов генсека ЦК КПСС Леонида Брежнева на вопросы газеты "Асахи", апрель 1977 года).
......................................................................

       "Что касается так называемого территориального вопроса, то советская сторона считает этот вопрос решенным на соответствующей исторической и международно-правовой базе. У Советского Союза территория большая, но лишней земли у нас нет" (из заявления министра иностранных дел СССР Эдуарда Шеварднадзе, 7 мая 1988 года).
......................................................................

       "Мы долгое время делали вид, что такой проблемы вообще не существует. Но она никуда не делась. И это становилось все более ясным по мере того, как мы стали объективно в ней разбираться" (из выступления президента СССР Михаила Горбачева на сессии ВС СССР, апрель 1991 года).
......................................................................

       "Одной из проблем, за которые нам предстоит взяться в ближайшее время, является достижение окончательного послевоенного урегулирования отношений с Японией... Известно, что главным препятствием на пути к этому договору выступает вопрос пограничного размежевания между Россией и Японией... В своем подходе к нему мы будем руководствоваться принципами справедливости и гуманизма" (из письма президента РФ Бориса Ельцина гражданам России, ноябрь 1991 года).
......................................................................

       "По моему мнению, вопрос о территориальной принадлежности южных островов Курильской гряды сейчас не стоит. Нам чужой земли не надо, но и своей не отдадим никогда. Мы на эту тему ни с кем уже не разговариваем. Не отдавали и не отдадим!" (заявление председателя правительства РФ Виктора Черномырдина в ходе посещения Южных Курил, август 1993 года).
......................................................................

       "Стороны обязуются приложить все усилия для того, чтобы подписать мирный договор к 2000 году" (из Красноярской декларации, подписанной Борисом Ельциным и Рютаро Хасимото в ноябре 1997 года).
......................................................................

       "Здесь не сказано, что Россия и Япония берут на себя обязательства подписать такой договор. Здесь сказано, что они будут прилагать все усилия к подписанию этого договора" (из ответов президента РФ Владимира Путина японским журналистам, сентябрь 2000 года).
......................................................................

       "Мы вообще хотели бы поставить точку в этой проблеме. У нас нет лишних островов и лишних территорий. Вообще, мы не должны создавать территориальных прецедентов" (из заявления Геннадия Селезнева на Международном форуме по борьбе с терроризмом, 27 марта 2002 года).
Комментарии
Профиль пользователя