Коротко

Новости

Подробно

Экономический прогноз

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 26
       Наступил апрель, и "Власть" предлагает свой экономический прогноз. На этот раз не только на начавшийся месяц, но и на май — просто потому, что в первых числах мая читателям из-за многочисленных праздников будет не до прогнозов. Эксперты отвечают на вопросы о том, сколько будет стоить доллар в России, что будет с российской инфляцией, ценами на нефть и курсом евро.
       Главным экономическим событием марта следует признать замену главы российского ЦБ. В конце концов, именно этот банк дает России деньги и, можно сказать, определяет их цену — может столько напечатать, что совсем ничего не будут стоить, а может так сыграть на валютном рынке, что рубль даже подорожает по отношению к доллару.
СЕРГЕЙ МИНАЕВ ("Власть")
Кто-то может заметить, что от личности главы ЦБ ничего не зависит — все дело в той роли, которую играет этот банк в экономике. В ответ можно указать на главу американской Федеральной резервной системы (ФРС) Алана Гринспена, который является виднейшим теоретиком, и ФРС действует, исходя из его теорий. Например, он считает, что в современных условиях производство может быстро расти без опасности инфляции, потому что быстро увеличивается производительность труда, а не зарплата. Но вот рост курса акций вызывает опасность инфляции, так как работники владеют пакетами акций и их подорожание служит прекрасной заменой роста зарплаты. Поэтому в 2000 году Алан Гринспен смело повышал процентную ставку, чтобы остановить рост акций, а в 2001 году так же смело снижал, чтобы стимулировать рост производства за счет увеличения потребительского спроса. При этом он считал, что рост спроса в данном случае не вызовет инфляцию, потому что производительность продолжает увеличиваться. И действительно, инфляция в прошлом году в США была чрезвычайно низкой. Будь на месте господина Гринспена иной теоретик, он, может быть, действовал бы совершенно по-другому.
       Оставивший свой пост Виктор Геращенко был не менее видным теоретиком, чем Алан Гринспен, и кое в чем с ним расходился. Например, Виктор Геращенко подчеркивал, что ЦБ вообще не может отвечать за инфляцию. То есть, конечно, ЦБ делает для снижения инфляции все что может, но, если не получается, он не виноват. Манипулировать процентными ставками смысла нет, потому что они ни на что особенно не влияют. Впрочем, в отдельных вопросах господин Геращенко занимал позицию, сходную с позицией господина Гринспена. Например, он полагал, что ЦБ на экономический рост влиять как раз может и быстрое увеличение производства в России за последние годы является как раз его заслугой. Иногда совпадение позиций было частичным. Например, Виктор Геращенко, как и Алан Гринспен, полагал, что курс национальной валюты устанавливается как-то сам собой. Господин Гринспен признавался, что так и не научился угадывать курс доллара (который в последние годы находится на высоком уровне), а господин Геращенко отмечал: "Рубль крепок, и все". Но господин Гринспен ничего особенного не делал для того, чтобы национальная валюта была крепка, а господин Геращенко ударными темпами наращивал золотовалютные резервы и боролся против снижения норматива обязательной продажи валюты экспортерами.
НИКОЛАЙ ВАРДУЛЬ ("Власть")
Собственно, в России именно с валютными теориями и связана важность замены главы ЦБ. Может быть, после ухода Виктора Геращенко рубль перестанет быть "крепким, и все"? Можно предположить, что объявление о замене главы ЦБ было сделано 15 марта, в пятницу, да еще и вечером, как раз для того, чтобы спекулянты на валютном рынке не успели сыграть на внезапной смене теоретиков.
       Пока новый глава ЦБ Сергей Игнатьев о своих теоретических воззрениях говорил довольно туманно. Отметил только, что в ускоренной девальвации рубля больше минусов, чем плюсов. Стоит согласиться, что для руководителя ЦБ убежденная приверженность снижению курса рубля выглядела бы странно: мол, сделаем все, чтобы печатаемая нами валюта непременно дешевела. Однако хотелось бы понять, почему, собственно, следует любыми путями удерживать курс рубля от снижения, если оно вызвано естественными причинами. Вот, например, глава европейского ЦБ Вим Дуйзенберг всегда относился к снижению курса евро по отношению к доллару совершенно спокойно. И действительно, никакого особого ущерба европейской экономике это не приносило. Во всяком случае, инфляция в странах еврозоны находится на совершенно приемлемом уровне — уж с российской не сравнить! Кроме того, не очень понятно, каковы гарантии того, что рубль непременно удастся удержать. Пока Сергей Игнатьев указывал только на накопленные ЦБ золотовалютные резервы. Однако в Аргентине, например, когда в феврале нынешнего года вводили полностью плавающий курс песо, глава ЦБ страны также указывал, что накопленные золотовалютные резервы совершенно исключают значительное подешевение песо: любые валютные спекулянты будут переиграны. Тем не менее с тех пор курс песо упал в два раза — с 2 до 4 песо/$. Аргентинский ЦБ все равно не растерялся и нашел применение своим валютным резервам, начав централизованное распределение песо гражданам через банки по курсу 2,8 песо/$. Тем самым получилось, что курс вроде бы действительно не слишком упал. Граждане выстроились в огромные очереди перед обменными пунктами за "дешевыми" долларами, а аргентинский ЦБ вполне мог считать, что в данном случае использовал в своей деятельности в чистом виде социалистическую теорию распределения.
Комментарии
Профиль пользователя