Коротко

Новости

Подробно

6

"Духи — это любовь"

Жак Кавалье Бельтруд о семи новых ароматах для Louis Vuitton

"Стиль Рождество". Приложение от , стр. 90

Мы привыкли, что бренды, хоть и нацелены на взыскательную и респектабельную клиентуру, выпускают новые ароматы практически один за другим — таков ритм сегодняшней жизни. Причем в большинстве случаев имя композитора запаха остается за кадром, а публика главным образом ориентируется на узнаваемый стиль той или иной марки и творческий почерк ее арт-директора. Дом Louis Vuitton всегда стоял особняком среди коллег по цеху, играя в люкс по собственным правилам.

В это сложно поверить, но самая знаменитая компания по производству предметов роскоши в мире не выпускала духи семьдесят лет — со времен появления Eau de Voyage в 1946 году. Парфюмерный бизнес, давно ставший для многих модных домов главным, а для некоторых и единственным, казалось бы, совершенно не интересовал наследников Луи Вюиттона. Марка успешно развивалась благодаря багажу, изделиям из кожи и модной одежде — как в эпоху Марка Джейкобса, так и при новом арт-директоре Николя Гескьере. Выпуск духов после такого колоссального перерыва должен был бы стать чем-то совершенно особенным, и торопиться с ним означало бы бросить тень на безупречный образ иконы современного дизайна.

Дом Louis Vuitton ждал совершенно особенных людей, способных перевести узнаваемые коды марки на язык парфюмерных жестов и увлечь рафинированную клиентуру возможностью отправиться в новое — ольфактивное — путешествие. Именно поэтому, когда такие люди появились и создали нечто совершенно особенное, дом не стал скрывать их имена. Напротив, эти выдающиеся личности — мастер-парфюмер Жак Кавалье Бельтруд (Jacques Cavallier Belletrud) и топ-дизайнер Марк Ньюсон (Mark Newson) — зажглись новыми яркими звездами в галактике Louis Vuitton, и результат их творчества оказался преподнесен с уважением и почестями, достойными самых изысканных произведений современного искусства. Я называю эти произведения именно так, поскольку их нельзя рассматривать в контексте бесконечных парфюмерных премьер: несмотря на все многообразие ароматов на любой вкус, такой логичной, стильной и одновременно утонченной парфюмерной линии мир haute parfumerie давно уже не видел. К тому же человек, открывший новую главу в истории марки, еще много лет назад завоевал себе славу художника и творца с большой буквы. Встреча с Louis Vuitton стала и для него, и для знаменитого дома большим счастьем и удачей.

Жак Кавалье Бельтруд — обладатель парфюмерного "Оскара" Prix Francois Coty, потомственный парфюмер, создавший десятки духов-бестселлеров, так увлекся идеей ольфактивного путешествия, что и сам отправился в него, несколько лет назад перекочевав в секретную лабораторию Louis Vuitton, открывшуюся в усадьбе 1640 года в самом сердце Грасса. Уроженец этого благословенного уголка Франции, где по сей день выращиваются самые благоуханные цветы для создания благородных ароматов, Жак Кавалье Бельтруд словно вернулся к истокам родной земли — чтобы сочинить семь прекрасных произведений, рассказывающих о волнующих путешествиях, берущих за душу, пробуждающих воспоминания и увлекающих фантазию в полет к самым возвышенным чувствам, ибо миссия композитора запахов как раз и заключается в пробуждении этих чувств в каждом, кто прикасается к результату его труда. На состоявшейся в Москве премьере ароматов Louis Vuitton корреспонденту "Style" посчастливилось пообщаться с мэтром высокой парфюмерии и задать ему несколько вопросов.

— Мы заочно знакомы с вами еще с 1992 года — именно тогда наша столица вслед за всем миром наполнилась свежим ароматом L`Eau d`Issey от Issey Miyake. Вам на момент создания этого шедевра было всего 28 лет. Как повлиял такой грандиозный успех на вашу дальнейшую жизнь и карьеру?

— Успех может и окрылить, и сломать жизнь, если ты к нему не готов, особенно в юности. Главное — не сделать что-то выдающееся единожды, а поддерживать успех в дальнейшей работе, совершенствоваться и каждый раз превосходить себя. Если ты ищешь успеха, пытаешься вычислить его формулу, то не достигнешь его, ибо для того, чтобы каждый раз создавать что-то интересное и пользующееся спросом, нужно пробовать и ошибаться, сохранять спонтанность и свежесть восприятия. И конечно, важно использовать только самое лучшее сырье!

— Творческая мысль не может содержаться взаперти и подчиняться законам маркетинга — именно в этом парфюмерные критики зачастую обвиняют некоторых ваших коллег, выпускающих очень похожие друг на друга ароматы под разными именами...

— Вы совершенно правы. Духи — это любовь, а не брак по расчету. Они рождаются так же, как рождаются чувства. Вы не всегда можете объяснить природу чувств. И все же нужно искать баланс между эмоцией, интуицией и рациональностью — в этом залог успеха. Мне с моим опытом уже легче находить такой баланс. Самое сложное — не придумать парфюмерную историю, а транслировать образ из головы создателя аромата в голову его будущего обладателя, передать этот невидимый и различимый только на уровне обоняния образ. Апеллировать к чувствам того, кто откроет флакон и попробует созданный тобой аромат — архисложная, но архиинтересная задача.

— В вашем портфолио множество бестселлеров, таких как Armani Acqua di Gio pour Homme, Jean Paul Gaultier Classique, Lancome Poeme и Yves Saint Laurent Cinema, но есть и духи, бесследно пропавшие с прилавков — Alexander McQueen Kingdom, Calvin Klein Truth, Giorgio Armani Mania, Issey Miyake Le Feu d`Issey... Сожалеете ли вы об этих пропажах?

— Как только запах превращается в продукт, он больше не принадлежит мне. На его дальнейшую судьбу оказывает влияние все: сама марка, дизайн флакона, упаковка, реклама. У каждого аромата своя судьба, и не всегда счастливая — как и у человека. Несмотря на это, я горжусь ими и люблю их. Часто "провал" того или иного запаха на рынке объясняется совсем не тем, что духи недостаточно хороши, а тем, что они опередили свое время. Спонтанность, о которой я говорил ранее, может увести творца в неправильном направлении, а может и просто завести его слишком далеко. Ваш бывший вождь Ленин говорил, что нужно быть на шаг впереди народа, чтобы вести его за собой. А когда ты оказываешься на два шага впереди, то теряешь контакт с массами, люди перестают тебя слышать и могут расправиться с тобой. Так же в каждом из названных вами ароматов содержалась та или иная инновация, слишком смелая для времени выпуска. Спустя годы появлялись другие похожие на эти запахи, как, например, в случае с Le Feu d`Issey, с характерным древесно-лактоническим ориентальным аккордом, но первопроходцы, как разведчики на войне, иногда приносятся в жертву.

— Наверное, отчасти поэтому создание духов для таких знаменитых домов, как Louis Vuitton,— не только большая честь, но и большая ответственность?

— Мне повезло работать для Louis Vuitton на своей родной земле, в Грассе. Здесь мой дом в Кабрисе, которым вот уже 500 лет владеет моя семья, здесь мой чудесный сад, в котором я выращиваю цветы, непреходящий источник наслаждения для меня, здесь мои любимые дети и моя прекрасная жена, которая дарит мне вдохновение и одновременно возвращает на землю каждый раз, когда я отрываюсь от реальности в поисках эфемерного идеала. Марки, для которых я работаю, это иконы, они сильнее, чем любая идея дизайнера или парфюмера.

— Что еще вдохновляет вас? Я слышал, что вы отличный кулинар и обожаете средиземноморскую кухню.

— Меня вдохновляет все: семья, прекрасные глаза женщины, еда, растения, цветы и — вот сейчас — обожаемая мной Красная площадь за окном. Я нахожу, что от отлично сложенного аромата, пусть даже всего из нескольких ингредиентов, можно получить такое же наслаждение, как от небольшой порции изысканного блюда в мишленовском ресторане. В обоих случаях огромную роль играет не количество компонентов, а мастерство повара (или парфюмера) и качество продуктов (или сырья).

— Наверное, именно поэтому ароматы Louis Vuitton обозначены всего несколькими ключевыми составляющими, а пресс-релиз не пестрит заумными названиями парфюмерных нот?

— Я несколько старомоден и в вопросе создания ароматов — не люблю напыщенной болтовни о "редких ингредиентах" и "уникальных молекулах",— и в определении их половой принадлежности. Терпеть не могу бесполых запахов! Безусловно, любой мужчина может купить для себя аромат от Louis Vuitton, если испытает к нему симпатию — ведь на каждой коже запах раскрывается по-своему,— но эта коллекция задумана мной как посвящение женщине, и, создавая ее, я представлял себе духи с "гендерным признаком" на флаконе.

— Это довольно интересный подход, учитывая, что большинство марок-люкс в настоящее время как раз пропагандируют идею селективных ароматов унисекс, не обращенных к определенному возрасту или полу.

— Louis Vuitton — это не все остальные марки, это особенная марка. Возможно, мы выпустим и коллекцию ароматов для мужчин, но то, что вы видите сегодня, предназначается только прекрасным дамам. Конечно, все они разные. Одной понравится чистый и графичный, как икебана, ландышево-сандалово-гваяковый Apogee, другой — наркотический Turbulences, в котором трепещут жасмин и тубероза, третьей — кожано-шафрановый Mille Feux, приправленный легким абрикосовым благоуханием османтуса и яркой нотой спелой малины.

— Я заметил, что запахи разнятся друг с другом, но тем не менее для меня они сливаются в какую-то удивительную гармонию, как отдельные музыкальные фрагменты составляют прекрасную симфонию. Возможно ли смешивать созданные вами ароматы между собой?

— Это очень интересный вопрос! Моя жена экспериментировала с запахами, и я был поражен, какой фантастический результат у нее получился, когда поверх Rose des Vents она нанесла небольшое количество Mille Feux. На самом деле, именно Rose des Vents, союз трех роз — грасской, турецкой и болгарской, аромат легкий и воздушный, как благоухание свежих розовых лепестков, представляет собой лучшую основу для любого другого аромата коллекции, не считая Turbulences: тубероза не дружит с остальными цветами. Разница в происхождении цветов придает им разную тональность и насыщенность. Так, вместо пьянящего ночного жасмина в Turbulences аромат Dans la Peau представляет деликатный грасский жасмин и жасмин самбак из Китая — в точности тот, который мы привыкли пробовать на вкус в лучших сортах жасминового чая. В соединении с кожей и теплым мускусом эти цветочные ноты передают в Dans la Peau дыхание человеческой кожи. Это очень интимный, эротический аромат.

— То, как вы описываете запахи, вызывает желание близкого знакомства с каждым из них, но как быть мужчине, который хочет признаться в любви женщине посредством аромата? Это особенно актуально в преддверии Рождества и Нового года.

— Я думаю, что лучший выбор в таком случае — Contre Moi, аромат радости и наслаждения. Майская роза, магнолия, флердоранж, мадагаскарская и таитянская ваниль, а также горькое какао — это настоящее послание во флаконе, чувственное и страстное.

— Кто отвечал за дизайн флаконов?

— Марк Ньюсон создал настоящие шедевры — на вид это старомодные аптекарские пузырьки с черными притертыми пробками, а на самом деле идеальных пропорций флаконы массивного стекла с безупречно интегрированными спреями и магнитными крышками с латунной монограммой LV. К тому же все духи представлены в двух объемах и могут дозаправляться, а в поездку можно брать с собой стильные дорожные пульверизаторы. Даже упаковка содержит свой секрет: она воспроизводит легендарный цилиндрический силуэт Je Tu Il — духов, созданных домом Louis Vuitton в 1928 году и ставших сенсацией.

Из чего состоит коллекция Les Parfums

Rose des Vents — цветочный аромат. Композиция составлена из трех видов роз: шелковисто-пряной майской, бархатисто-медовой болгарской и утонченно-пряной грасской. Цветочный аккорд растворяется в ароматах специй, ириса и кедра.

Turbulences — цветочно-кожаная композиция, состоящая из запахов пряно-медового грасского жасмина, розы, туберозы, ванильно-лимонной магнолии, мускуса и тонкого аромата отлично выделанной кожи.

Dans la Peau — тоже цветочно-кожаный аромат. Кожа и жасмин здесь объединены со свежим нарциссом и мускусом.

Apogee — цветочная композиция. Она создана под впечатлением от традиционной японской икебаны. В ней можно заметить ноты пряного жасмина, ландыша, гваякового дерева и сандала.

Contre Moi — восточно-цветочный аромат. Теплый ванильный и, по словам парфюмера, напоминающий торт. Однако совсем не сладкий — аромат сконструирован из розы, магнолии и флердоранжа, горьких нот какао, абельмоша мускатного и ванили.

Matiere Noire — восточно-древесная композиция с аккордами пряного шафрана и кожи. Пачули и уд дополнены нотами жасмина, нарцисса, черной смородины и умеренным ароматом теплых специй.

Mille Feux — аромат кожаный. При его создании не обошлось без фирменных сумок Louis Vuitton. Жак Кавалье Бельтруд вымачивал в спирте фрагменты кожи из мастерских до тех пор, пока не получил желаемый запах. Аромат дополнен нотами малины, спелого абрикоса, ириса, цветка османтуса и пряного шафрана.

Беседовал Майк Шилов


Комментарии
Профиль пользователя