Коротко

Новости

Подробно

Энергичный интеллект

Сегмент рынка

"Информационные технологии". Приложение от , стр. 20

Компании энергетической отрасли консервативны в плане потребления ИТ и действуют по принципу "работает — не трогай". Тем не менее инновации проникают и в эту сферу. Россия пока далека от Smart Grid — "умной" энергетики, но технологическая база уже начинает выстраиваться.


Светлана Рагимова


Освоение современных ИТ в энергетической отрасли идет с большим отставанием от развитых стран. Этот процесс задерживается также из-за сложной экономической ситуации, которая неизбежно влияет на индустрию. Иван Рубцов, заместитель генерального директора по работе с ключевыми заказчиками КРОК, говорит: "Энергетика сейчас переживает не лучшие времена. Генерирующие компании столкнулись с заморозкой тарифов на электричество и тепло и в итоге остались без бюджетов на реализацию инвестиционных ИТ-проектов, направленных на развитие. Программы по ремонту оборудования приостановлены, затраты на эксплуатацию снижаются. Некоторые компании решают эту проблему оптимизацией расходов на техническое обслуживание и ремонты оборудования, внедряя системы диагностики состояния и учета фактической наработки оборудования. Таким образом, обслуживается только то оборудование, состояние которого это реально требует".

Существуют и специализированные оптимизационные системы, которые на основе диспетчерских планов и данных о фактическом состоянии оборудования рассчитывают оптимальные режимы работы станций — это системы моделирования и оптимизации режимов работы. Такие системы обеспечивают оптимизацию режимов на краткосрочный период (до десяти дней) — от выбора состава оборудования до ведения утвержденных графиков нагрузок. Так, для "Мосэнерго" КРОК разработала систему моделирования и оптимизации режимов ТЭЦ, которая позволяет заказчику добиться максимальной эффективности работы оборудования при наименьших затратах топлива: планируемая экономия составляет 43 млн руб. в год.

"В сетевых энергетических компаниях наблюдаются схожие проблемы: недофинансирование, невозможность довести до конца уже начатые ИТ-проекты и тяжелые условия для нормального функционирования бизнеса. Но даже в этих условиях необходимо лучше контролировать сеть и обеспечивать ее надежность",— добавляет Иван Рубцов.

Электроэнергетическая отрасль и до экономического спада была консервативна в плане потребления ИТ, но и здесь постепенно происходит цифровая трансформация, хотя медленнее, чем хотелось бы потребителям. "Энергетические компании заметно отстали в области информатизации от других индустрий. Поэтому сейчас идет этап активной модернизации их ИТ-составляющей. Понятно, что многие компании уже внедрили базовые решения для финансово-хозяйственной деятельности, но комплексная информатизация в целом по отрасли запаздывает",— говорит директор по бизнес-решениям, Advisory Service, VMware Андрей Косенко.

Алексей Черников, заместитель директора компании AT Consulting, объясняет, что всего лишь десять лет назад предприятия энергетической области освоили учет материально-технических ресурсов для ведения бухгалтерской и налоговой отчетности. В крупных холдингах развитие этих систем в отдельных предприятиях шло параллельно, и, соответственно, их уровень и платформы различны. По его словам, сейчас происходит развитие ERP-систем, вырабатываются единые стандарты на уровне управления холдингами. Решаются вопросы оптимизации закупочной деятельности, учета остатков на складах, управления активами и транспортом, учета энергоресурсов, получения полной и достоверной аналитики.

Индустрия строится на предприятиях трех типов: генерирующие компании, сетевые, а также отвечающие за сбыт на массовом и корпоративном рынках. Они отличаются по потреблению ИТ. Андрей Косенко говорит, что для сбытовых организаций самым важным является все, что связано с работой с потребителями. Для генерирующих компаний — эффективность управления производством, снижение издержек. Для сетевых компаний на первом месте стоят вопросы управления режимами энергосистем, энергоэффективность и снижение потерь.

По словам господина Косенко, одна из самых распространенных проблем по внедрению ИТ на предприятиях этого сектора — это чрезмерное видовое разнообразие программно-аппаратных решений в крупных холдингах, которые образовались после реорганизации РАО ЕЭС. Из-за этого модернизация идет небыстро.

В целом потребление ИТ в энергетике имеет схожий профиль с тем, как используют технологии в производственных компаниях с территориально распределенной структурой. В обоих случаях велика составляющая технологий АСУ ТП, а именно производственных сетей и систем класса SCADA. В компаниях энергетического комплекса востребованы решения по управлению производством и ремонтом (управление производственными активами). Также пользуются спросом решения по управлению проектами и телекоммуникациями.

Дмитрий Стапран, руководитель проекта развития бизнеса в энергетике PwC в России, объясняет: "Любой сложной пространственно распределенной технической системой невозможно управлять без современных ИТ. В электроэнергетике системы автоматизации используются в генерации, в сетях, в сбытовых компаниях, в диспетчеризации и, конечно, в управлении инфраструктурой оптового рынка электроэнергетики.

Медленный импульс

Алексей Черников говорит, что типичные для отрасли проекты затрагивают системы управления промышленными активами, выстраивания эффективного взаимодействия с потребителями, получения своевременной и достоверной информации. "Кроме этого в сфере активно обсуждается вопрос импортозамещения. Мы отличаемся от других стран тем, что хотим взять лучшие решения и опыт, повторить и реализовать его на отечественном ПО или на свободно распространяемом ПО. Российские компании, конечно, отстают от западных коллег. То, что западные компании прошли несколько лет назад, мы создаем сейчас",— добавляет он.

Андрей Кишкурно, директор департамента топливно-энергетического комплекса компании "Техносерв", отмечает, что в секторе энергетики в РФ происходят существенные изменения, направленные на оптимизацию существующих бизнес-процессов энергетических компаний, снижение их издержек и повышение эффективности операционной деятельности; вопросы автоматизации и внедрения ИТ-технологий в ключевых направлениях деятельности энергетических предприятий выходят на первый план.

"Одной из ключевых задач российских энергосетевых компаний является снижение потерь электроэнергии при передаче на большие расстояния (указанные объемы потерь достигают 40%), в связи этим наиболее востребованы решения в области коммерческого и технологического учета электроэнергии (АСКУЭ и АСТУЭ). В условиях сокращения объемов инвестиционных программ наиболее перспективно выглядит реализация проектов по внедрению указанных систем по энергосервисной модели (энергосервисный оператор внедряет данные системы за свой счет, а возврат средств оператору осуществляется за счет экономии, полученной в результате сокращения объемов потерь электроэнергии)",— рассказывает господин Кишкурно.

Сетевые компании активно внедряют геоинформационные системы, позволяющие описывать топологию сетей, а также системы класса EMS/DMS, отвечающие за оптимальное распределение электроэнергии и контроль отключений, системы телемеханики и связи, системы управления мобильными ремонтными бригадами и т.п.

Для энергосбытовых компаний особенно актуальны решения для работы с клиентами и клиентской информацией (CRM-системы, биллинговые системы, системы управления дебиторской задолженностью, личный кабинет клиента и т. д.), решения по обработке больших данных и аналитики с интеллектуальных приборов учета, а также решения в области мобильных и облачных технологий.

Алексей Черников говорит, что предприятия ТЭКа проявляют интерес к облачным технологиям, но пока нельзя сказать, что они получили широкое распространение в энергетике. "У каждой облачной модели есть свои особенности. Модель SaaS, как правило, применяется только для некритичных для бизнеса информационных систем небольшого масштаба. Это могут быть торговые площадки, сервисы по прокладке оптимальных маршрутов транспорта, погодные сервисы и т. п. Крупные системы класса ERP, технологические системы в облака SaaS не выносятся",— объясняет он.

Лилия Лемзакова, руководитель направления ИТ-консалтинга компании ITERBI, отмечает, что компании энергетического сектора смотрят в сторону ИТ-инноваций, но их внедрение осложняется рядом обстоятельств. "Основными факторами, характеризующими состояние ИТ в компаниях энергетической отрасли, являются территориальная распределенность и определяющая роль регуляторов. Из-за географических масштабов инфраструктура организаций может быть непрозрачной, что приводит к дополнительным издержкам и снижению эффективности информационных систем. Поэтому с внедрением инновационных технологий компаниям энергетической отрасли необходимы решения по управлению ИТ-активами (IT Asset Management). С одной стороны, они позволят управлять жизненным циклом и стоимостью владения ИТ-систем, с другой — помогут облегчить управление всей ИТ-инфраструктурой".

Медленный умный

На сегодняшний день российская энергетическая отрасль довольно далека от концепции Smart Grid — "умной" энергетики, подразумевающей использование интеллектуальных счетчиков, сенсоров и датчиков на всех участках инфраструктуры: от генерирующего оборудования до сетей передачи и "последней мили", ведущей непосредственно к потребителю.

Алексей Черников объясняет, что технологии Smart Grid требуют больших инвестиций в обновление устаревших фондов, поэтому их проникновение в России весьма невысоко. Тем не менее при строительстве новых объектов используются современные технологические комплексы и интеллектуальное управление ими. Один из простейших примеров — установка приборов учета, способных получать и передавать информацию между потребителем и поставщиком услуги.

Лилия Лемзакова говорит, что в России Smart Grid пока остается на уровне теории и планов на будущее. Не последнюю роль играют регуляторы, значительно ограничивающие возможности для внедрения инноваций. "В нашей стране электроэнергетика характеризуется большей долей морально и физически устаревшего оборудования, чем в странах США, Западной Европы и Японии, поэтому сейчас первоочередное значение имеет обновление оборудования электропередачи, в частности использование установок, позволяющих изменять и регулировать мощность",— рассказывает она.

Однако нельзя сказать, что никаких шагов в эту сторону не делается. Федеральная сетевая компания Единой экономической системы работает над реализацией инновационной программы "Цифровая подстанция". Целью программы является создание подстанции, в которой бы применялись интегрированные цифровые системы для повышения энергосбережения и энергетической эффективности.

Дмитрий Стапран добавляет, что в целом Россия абсолютно готова к внедрению Smart Grid: "Наша страна обладает самыми протяженными в мире электрическими сетями, которые в подавляющем большинстве подходят к установке устройств, составляющих основу "умной" сети. В этом смысле компания "Россети" является безусловным лидером внедрения Smart Grid и имеет большие планы на этот счет. Некоторые территориальные сетевые организации также неплохо продвинулись в этом вопросе, например Сетевая компания, которая работает на территории Республики Татарстан. В целом широкое внедрение технологии Smart Grid может произойти уже в среднесрочной перспективе".

Андрей Кишкурно настроен еще более оптимистично: "На данный момент переход к "умной" энергетике в России происходит достаточно активно. С тех пор как 2009-м был принят ФЗ-261 "Об энергосбережении и о повышении энергетической эффективности", способствующий расширению объемов внедрения "умных" энергосетей в РФ, в ряде регионов (например, в Белгородской и Тюменской областях и Республике Башкортостан) выполнены и продолжают реализовываться проекты создания энергетических сетей, которые построены на технологическом оборудовании класса Smart Grid".

Однако он также отмечает ряд факторов, сдерживающих развитие сетей данного класса в РФ, в том числе наличие значительного фонда устаревшего технологического оборудования, эксплуатируемого в настоящее время на российских энергосетях, замена или модернизация которого для включения в систему Smart Grid потребует значительных инвестиций. Это означает, что вопрос перехода на "умную" инфраструктуру все же откладывается до лучших времен.

Павел Ерофеев, технический консультант Dell EMC, объясняет: "Переход к новым технологиях, к новым системам, не только в энергетике, но и в других сферах,— это изначально изменение всех внутренних процессов. Пока бизнес-процессы в энергетической компании не будут оцифрованы, переход к Smart Grid невозможен. В нашей стране этот переход не произойдет в ближайшее время, однако в сравнении с другими странами мы не так сильно отстаем, и наша энергетика стремится максимально быстро преодолеть этот барьер".

Дмитрий Шепелявый, заместитель генерального директора SAP СНГ, считает, что Россия находится только в начале пути к Smart Grid по сравнению с европейскими странами, Америкой и Японией. "Против нас играют территориальная распределенность, низкая плотность населения за Уралом и незавершенные реформы энергетики, а также ряд системных проблем. Могу дать оценку, что уровень распространения Smart Grid в России не превышает 20%,— говорит представитель SAP.— Однако российская энергетика не стоит на месте: перед всеми стоят задачи повышения прибыльности, борьбы с потерями энергии и др. Энергетические компании в России динамично внедряют решения SAP, создавая свои маленькие информационно-пространственные миры SAP-решений. В будущем они сформируют единую "умную" инфраструктуру управления энергосистемой страны".

Иван Рубцов отмечает, что, несмотря на все сложности, энергетические компании пытаются реализовывать небольшие проекты, нацеленные на создание комплексных систем диспетчеризации, центров сбора технологической информации и оптимизации режимов работы электростанции. Например, у одного крупного представителя энергетической отрасли КРОК реализует проект по созданию комплексной системы сбора информации и диспетчеризации, которая позволит эксплуатирующему персоналу получать оперативный доступ к данным производственных систем с их последующей обработкой и анализом.

И все же, по словам господина Рубцова, на данном этапе у энергетических компаний нет технологической готовности для перехода на интеллектуальные энергосистемы.

Комментарии
Профиль пользователя