Коротко

Новости

Подробно

Фото: Reuters

Куба задумалась о смене фамилии

Кто может возглавить государство, когда уйдет поколение революционеров

от

Смерть лидера кубинской революции Фиделя Кастро не только придала новую силу спорам о плюсах и минусах правящего на острове режима, но и заставила задуматься о том, в каком направлении будет двигаться страна после смены поколений в политическом руководстве. Нынешний лидер страны Рауль Кастро намерен покинуть пост главы Госсовета в 2018 году. “Ъ” попытался разобраться, кто имеет реальные шансы на то, чтобы возглавить остров, и какую роль могут сыграть дети героев революции 1959 года.


На смерть команданте


Смерть Фиделя Кастро, который скончался в пятницу вечером на 91-м году жизни и будет похоронен 4 декабря в городе Сантьяго-де-Куба, стала личным горем для одних и долгожданным событием для других.

«Фидель — это великий герой. Благодаря ему мы, кубинцы, завершили освобождение своей нации, которому власти США помешали в 1898 году (во время испано-американской войны.— “Ъ”). Влияние Фиделя на жизнь, благосостояние и счастье миллионов кубинцев было чрезвычайным,— заявил “Ъ” кубинский историк и профессор Фелипе Перес Крус.— До сих пор у нас всех было чувство, что мы в безопасности: Фидель с нами, и он заботится о нас».

Представители противоположного лагеря комментировали смерть Фиделя Кастро не менее эмоционально. «Итоги его правления катастрофические,— заявил “Ъ” один из лидеров кубинской оппозиции в изгнании Карлос Альберто Монтанер.— Он разорил самую развитую страну Латинской Америки, стер в порошок ее средний класс, полностью уничтожил национальную экономику. Три поколения кубинцев не знали другого руководителя государства, зато хорошо знали, что такое террор. Он взрастил нацию изначально образованных людей, неспособную ничего производить, живущую в голоде и бедности. 20% кубинцев за годы его правления эмигрировали из страны. Тысячи кубинцев погибли за рубежом в никому не нужных войнах».

«В кубинских тюрьмах в течение многих лет содержались десятки тысяч политических заключенных,— продолжает свой список претензий Карлос Альберто Монтанер.— Кастро поддержал советское вторжение в Чехословакию в 1968 году. Стал союзником варварского северокорейского режима и теократического Ирана, 90% своего времени играл в планетарную революцию. Он оставил страну в гораздо худшем положении, чем принял ее когда-то как герой». С этими тезисами были согласны тысячи американцев кубинского происхождения, которые под лозунгами «Свободная Куба» и «Старик умер» вышли на улицы Майами, чтобы отпраздновать новости из Гаваны.

Деление на два лагеря прослеживалось и в заявлениях мировых политических лидеров, которые в минувшие выходные выражали соболезнования в связи с кончиной команданте. Одни называли его «великим лидером, посвятившим жизнь освобождению своего народа, сохранению суверенитета страны и построению социализма» (председатель КНР Си Цзиньпин), прославляли за то, что «Куба смогла устоять перед лицом тяжелейших санкций и самого несправедливого обращения, какое только знала новейшая история» (президент Сирии Башар Асад), а также призывали «революционеров всего мира продолжать дело Фиделя» (президент Венесуэлы Николас Мадуро). Другие лишь сухо констатировали, что Фидель Кастро был «решительным человеком и исторической фигурой» (глава европейской дипломатии Федерика Могерини), а также уклончиво напоминали «об огромном воздействии этой выдающейся личности на людей и мир вокруг нее» (президент США Барак Обама).

И лишь избранный американский лидер Дональд Трамп, который вступит в должность 20 января, не сдерживал себя в оценках. Он назвал Фиделя Кастро «жестоким диктатором, который подвергал репрессиям собственный народ», а наследием команданте — «расстрельные команды, воровство, невообразимые страдания, бедность и отрицание базовых прав человека».

Незаменимая семья


Смерть Фиделя Кастро не только спровоцировала вал воспоминаний и комментариев о кубинской революции, но и заставила задуматься о том, что ждет остров в будущем, когда герои 1959 года и их соратники окончательно уйдут с политической сцены. Нынешнему лидеру страны Раулю Кастро 85 лет, и он обещает не выдвигать свою кандидатуру на выборах главы Госсовета в 2018 году. Поэтому уже сейчас эксперты гадают, кто станет первым после революции лидером Кубы, не принадлежащим к семье Кастро.

На данный момент фаворитом называют первого заместителя Госсовета Мигеля Диаса-Канеля. Родился он уже после революции, в 1960 году, и считается умеренным либералом в кубинском правительстве (речь об экономической, а не политической программе). Любопытно, что в молодости он слыл страстным поклонником группы The Beatles, за что подвергался критике своих товарищей. Мигель Диас-Канель считается прагматиком: не ставя под сомнение идеологию кубинской революции, он намерен трактовать ее в соответствии с требованиями времени, в частности понимает острую необходимость привлечения иностранных инвестиций и расширения частного сектора экономики. В мае господин Диас-Канель впервые посетил с официальным визитом Россию, где встретился с премьером Дмитрием Медведевым, а также съездил на ВДНХ и в инновационный центр «Сколково».

Впрочем, кто бы ни стал следующим лидером Кубы, и после 2018 года семья Кастро продолжит играть значимую роль в жизни острова. После ухода с государственных постов Фиделя Кастро все механизмы управления и получаемые страной доходы оказались в руках клана Рауля Кастро, к которому принадлежат не только члены семьи, но и доверенные лица из числа военных. В частности, они в течение многих лет руководят крупным холдингом Grupode Administracion Empresarial (GAE), в который среди прочего входит компания Gaviota («Чайка»). В ее распоряжении находится большая часть отелей страны, а также почти вся гражданская авиация и морской флот. То есть речь идет о сферах, приносящих Кубе доход в твердой валюте.

Долгое время холдингом руководил Хулио Касас Регейро — бывший министр Революционных вооруженных сил, сменивший Рауля Кастро на этом посту. Но он умер, и сейчас на первый план вышли близкие родственники самого кубинского лидера — его сын Алехандро Кастро Эспин, а также зять Луис Альберто Родригес. Не исключено, что им (в первую очередь сыну) Рауль Кастро и доверит будущее страны.

По мнению Хуана Хуана Альмейды, эмигрировавшего с Кубы сына известного в прошлом кубинского руководителя Хуана Альмейды, «Алехандро обладает холодным рассудком, рассудительностью и большими властными амбициями, но у него нет влияния ни на армейскую верхушку, ни на старое поколение, которое воевало в горах Сьерра-Маэстра, ни на среднее, которое прошло через войны в Никарагуа, Эфиопии и Анголе». «В целом же Алехандро непопулярен в стране, он влиятелен ровно до тех пор, пока жив Рауль»,— утверждает Хуан Хуан Альмейда.

Что касается детей Фиделя, то они и вовсе не играют сколько-нибудь заметной роли в политической жизни страны. Например, старший сын Фиделито, который на протяжении долгого времени возглавлял Центр ядерных исследований Кубы, с головой ушел в науку — от высокой должности его отодвинули представители клана Рауля. Другой сын, Алекс Кастро, также особо не замечен в политике, пусть иногда и выступает с громкими заявлениями. Например, в 2015 году в интервью телеканалу America TV он сказал: «На Кубе может располагаться фабрика Coca-Cola. McDonald`s и Coca-Cola, добро пожаловать на Кубу!» Однако до сих пор этот призыв остается без ответа.

Павел Тарасенко; Евгений Бай, Майами


Комментарии
Профиль пользователя