Коротко

Новости

Подробно

Запрос с пристрастием

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 30
       В Госдуме готовится к рассмотрению в первом чтении законопроект "О праве на информацию". Как надеются его авторы, принятие закона позволит наконец гражданам России узнать у власти все, что им нужно. Оппоненты опасаются, что этим правом воспользуются те, кому знать все не положено.
Если закон будет принят, журналисты могут спать спокойно: граждане и без них все узнают
       Горбачевская перестройка началась с гласности, ельцинские реформы — с закона "О средствах массовой информации", принятого незадолго до либерализации цен. Но до зарубежных стандартов открытости информации России пока еще далеко. И дело здесь не только в том, что органы власти засекречивают информацию о своей деятельности (хотя и без этого, разумеется, не обходится). Гораздо существеннее, что даже открытые сведения простому гражданину добыть обычно крайне затруднительно из-за отсутствия юридически определенной процедуры получения информации. Фактически чиновник сам волен решать, как отвечать на запрос гражданина и отвечать ли вообще. Законопроект "О праве на информацию", подготовленный независимыми депутатами Госдумы Виктором Похмелкиным и Сергеем Юшенковым, призван дать органам власти, местного самоуправления и другим государственным организациям (на частные организации документ не распространяется) четкие инструкции по поводу того, как, в какие сроки и в каком порядке следует отвечать на запросы граждан.
       
Бюрократические препоны
       Нужда в получении информации от органов власти возникает у людей регулярно. Другое дело, что любая попытка получить нужные сведения во властных структурах, как правило, напрочь отбивает у граждан желание повторить этот опыт. Гораздо проще положиться на мнение соседей, родственников или коллег, среди которых наверняка найдется тот, кто что-то знает (слышал, читал) по интересующему вас вопросу.
       Авторы законопроекта предлагают ввести для получения любой информации в любом органе власти единую процедуру. Неважно, интересует ли вас, когда будет повышена плата за проезд в метро или сколько денег выделено на проведение очередного конкурса имени Чайковского,— в любом случае ваш запрос выглядит одинаково. В нем должны присутствовать название органа или фамилия человека, которому адресован запрос; фамилия автора запроса; наименование запрашиваемого документа или содержание искомой информации; наконец, адрес, по которому вам должны выслать ответ. Ответить на запрос орган власти должен не позднее, чем через 30 дней, по вашему желанию устно или письменно. Если же вы обратились не по адресу, сообщить о том, кто именно располагает запрашиваемой информацией, вам должны в течение недели.
       Разумеется, власти могут и отказать в выдаче информации, но лишь в том случае, если вы попросили поделиться сведениями, относящимися к государственной, коммерческой, служебной тайне, данными об оперативно-разыскной деятельности или другой информацией, доступ к которой ограничен законом. Впрочем, если вы считаете, что ваш запрос никаких тайн не затрагивает, вы можете либо потребовать предъявить перечень этих самых тайн, либо просто обжаловать полученный отказ в вышестоящих органах, у уполномоченного по правам человека и в суде. Кстати, статья об ответственности за неправомерный отказ в предоставлении информации, а также за предоставление неполной или заведомо ложной информации в Уголовном кодексе уже есть: эти деяния наказываются штрафом в размере от 200 до 500 МРОТ либо лишением права занимать определенные должности на срок от двух до пяти лет (статья 140).
       И еще один важный момент: если запрашиваемая вами информация затрагивает ваши личные права и свободы, ее должны предоставить бесплатно. То есть, если, например, в вашем дворе на месте детской площадки строятся гаражи, вас никак не могут отослать к какой-нибудь коммерческой справочной службе, предоставляющей данные о компаниях и фирмах на платной основе. Впрочем, и получение платной информации слишком обременительным для граждан быть не должно: цена не должна превышать "расходы на ее поиск и предоставление".
       
Шпионские страсти
       На взгляд обывателя, перечисленные нормы вроде бы выглядят весьма привлекательно. Во всяком случае, принятие законопроекта сделало бы борьбу граждан за получение от власти интересующей их информации не столь безнадежной, как сейчас. Однако профессионалы из думского комитета по информационной политике обнаружили в проекте немало пунктов, которые, по их мнению, не позволяют рекомендовать документ к принятию.
       Главный аргумент депутатов: законопроект в случае принятия "создаст законодательно закрепленные условия для сбора иностранными организациями (в том числе спецслужбами) информации с последующим ее использованием в ущерб интересам РФ". Самое же ужасное, по мнению думцев,— что иностранные шпионы "смогут при необходимости получать интересующие их сведения в судебном порядке".
       Вообще-то, на этот случай в проекте есть статья 23, которая, в частности, запрещает использовать право на информацию "для насильственного изменения основ конституционного строя, нарушения территориальной целостности РФ, подрыва безопасности государства". Поэтому, если гражданин попросит у Министерства обороны схему размещения ядерных ракет, ему могут отказать на вполне законных основаниях. А вот отмахнуться от запроса о захоронении вблизи населенных пунктов химических или радиоактивных отходов военным уже вряд ли удастся: статья 10 требует "предоставлять информацию в целях спасения жизни, предотвращения угроз для здоровья других людей". Так что обнаружить в законопроекте шпионскую угрозу можно, лишь руководствуясь логикой тех, кто обвинил в шпионаже Григория Пасько, собиравшего информацию о сливе в океан радиоактивных отходов. Кстати, если бы закон "О праве на информацию" уже действовал, Пасько вполне мог бы получить все эти сведения, обратившись с официальными запросами в органы власти.
       Впрочем, белые пятна в законопроекте все же есть. Например, от расширения прав граждан на получение информации вполне могут пострадать журналисты. Потому что ряд статей можно истолковать не в пользу представителей прессы. Например, статья 9 разрешает "сбор и хранение информации о других физических лицах в порядке предпринимательства" лишь с согласия этих самых лиц в письменной форме. А поскольку СМИ торгуют новостями, то есть собирают информацию именно в порядке предпринимательства, любой персонаж журналистских материалов — от министров и депутатов до убийц и маньяков — может потребовать прекратить сбор информации о себе ввиду отсутствия его письменного разрешения.
ДМИТРИЙ КАМЫШЕВ
       
История вопроса
       Статья 29 Конституции РФ предоставляет каждому право "свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом". Однако до 1995 года отношения в этой сфере регулировались лишь законом 1991 года "О средствах массовой информации". В нем, в частности, журналистам было дано право запрашивать информацию о деятельности государственных органов, которая должна быть предоставлена в семидневный срок. В феврале 1995 года Госдума приняла закон "Об информации, информатизации и защите информации", в котором содержатся нормы, относящиеся уже не только к журналистам, но и ко всем остальным гражданам. Согласно этому закону, "пользователи не обязаны обосновывать перед владельцем информационных ресурсов необходимость получения запрашиваемой информации". В то же время порядок получения информации по этому закону "определяет собственник или владелец информационных ресурсов". Кроме того, ни в одном из действующих законов не прописан универсальный механизм реализации права на информацию, то есть порядок ее получения и распространения.
       

Цитата
       Ст. 6. Запрещается использование и распространение сведений о частной жизни лица, а также сведений, отнесенных к личной и семейной тайне, без его согласия за исключением случаев, предусмотренных законом.
       Ст. 10. Лицо обязано передать, предоставить информацию, принадлежащую ему, в целях осуществления правосудия, спасения жизни, предотвращения угроз для здоровья других людей, ликвидации чрезвычайных ситуаций и иных случаях, установленных законом.
       Передача информации, известной лицу в связи с его служебной или производственной деятельностью, другим физическим или юридическим лицам не может быть приравнена к передаче личной или частной информации и регулируется режимом служебной, профессиональной или производственной информации.
       Ст. 18. Поиск, получение, передача и распространение информации между органами государственной власти, местного самоуправления осуществляется на безвозмездной основе.
       Коммерческое распространение информации через органы государственной власти и местного самоуправления запрещается.
       Ст. 22. Действия (бездействие) органов и организаций, должностных лиц, нарушающих право на информацию, могут быть обжалованы в судебном порядке.
       Ответственность физических, юридических лиц, должностных лиц осуществляется в соответствии с административным, уголовным и гражданским законодательством.
       Ст. 23. Не подлежат разглашению сведения, составляющие государственную, коммерческую, служебную, личную тайну, ставшие известными гражданину в силу служебных, производственных или иных обстоятельств.
       

Мировая практика
       Право на получение гражданами информации от государственных органов признается международными правозащитными документами одним из основных прав человека. Законы, подтверждающие это право и определяющие порядок предоставления информации, действуют более чем в 40 странах мира. Среди стран СНГ таких государств два — Грузия и Узбекистан. У всех действующих законов есть один общий момент — они касаются исключительно сведений, которые собирали и/или хранили государственные органы. На документы частных организаций и компаний законы о доступе к информации не распространяются.
       Первой страной, подтвердившей право граждан получать информацию, стали Соединенные Штаты Америки, принявшие закон "О свободе информации" (Freedom of Information Act, FOIA) еще в 1966 году. С тех пор, как бы ни назывались законодательные акты в других странах мира официально, для краткости их обычно называют законами о свободе информации, а сам американский закон используется как эталон при подготовке аналогичных актов других стран.
       Основополагающий постулат FOIA — признание всей информации, которая собирается и хранится любыми государственными структурами, общественным достоянием, доступ к которой имеют все граждане США, а бремя доказательства того, что разглашение той или иной информации может повредить национальным интересам страны, возлагается на правительство и его структуры. Отдельные ведомства — министерство обороны, ЦРУ, ФБР частично освобождены от обязательств, налагаемых FOIA, однако и в этих случаях граждане имеют право требовать рассекречивания информации через суд.
       Особенностью FOIA является подробная детализация того, как происходит передача информации и документов. Правительственные ведомства и министерства в соответствии с законом имеют право взимать с граждан плату за поиск и тиражирование документов, однако первые два часа поиска бесплатны, а плата за тиражирование не должна превышать среднеамериканских расценок (в настоящее время — примерно 25 центов за лист).
       Важность FOIA была продемонстрирована рядом громких процессов, выигранных общественными организациями или частными лицами. Например, в 1987 году ассоциация американских ученых через суд добилась публикации ранее сверхсекретных сведений о бюджете Центрального разведывательного управления США. Позже, опять таки ссылаясь на FOIA, адвокаты, представлявшие интересы семей чилийских диссидентов, добились рассекречивания документов о сотрудничестве американских властей с режимом Пиночета. А совсем недавно госдепартамент был вынужден опубликовать свои документы о том, что американская администрация в середине 70-х поддержала режим индонезийского диктатора Сухарто во время оккупации Восточного Тимора. Однако самым сенсационным стал процесс рассекречивания досье, которые собирались Федеральным бюро расследований на видных деятелей политики и культуры США, в том числе публикация досье на Чарли Чаплина и Джона Леннона. Теоретически любой американский гражданин теперь может требовать рассекречивания своего досье, собиравшегося ФБР. Впрочем, чаще всего процессы по обвинению властей в нарушении FOIA начинают организации уфологов, регулярно требующие рассекречивания данных о предполагаемых посещениях Земли инопланетянами.
       

От автора
       Виктор Похмелкин, независимый депутат Госдумы

 
Конституцией, законом о СМИ и даже Уголовным кодексом предусмотрена гарантия права граждан на получение информации, затрагивающей их права и законные интересы. Но это общие положения, а порядок реализации этого права отсутствует. Наш проект как раз и предусматривает механизм получения информации гражданином и механизм ответственности чиновника в случае, если он не выполняет предусмотренные обязанности. Мне кажется, что это новый уровень отношений государства и личности. Ведь до сих пор государство несло только самые общие обязанности, не выполняя при этом конкретных поручений граждан. Мы же считаем, что гражданин имеет право дать чиновнику поручение, связанное с приобретением сведений, которые затрагивают его права и законные интересы. Вряд ли люди будут этим злоупотреблять, потому что всегда ясно, имеет ли данное обращение какую-то связь с правами человека. Но судьба этого закона во многом позволит ответить на вопрос, хотим ли мы открытого общества и прозрачного для своих граждан государства или все же власть предпочитает быть закрытой и иметь какую-то строго секретную информацию, которой она не хотела бы делиться со своими гражданами.
       
От автора
       Сергей Юшенков, депутат Госдумы

 
Если бы этот закон уже вступил в силу, то многие проблемы решались бы гораздо проще. Например, после гибели "Курска" родственники погибших обращались за информацией в органы власти, в командование ВМФ и получали в ответ вранье. Если бы закон уже действовал, то никакого вранья со стороны властей не могло бы быть: там очень четко записана процедура, и если закон нарушается и предоставляется недостоверная информация, то власти несут соответствующее наказание. Схожая ситуация с расследованием взрывов жилых домов в Москве и Волгодонске: все засекречено, хотя это касается сотен и тысяч граждан. По нашему закону власти обязаны предоставлять информацию по завершении следствия. У нас, к сожалению, есть очень много распоряжений закрытого характера и всевозможных секретных нормативных актов — даже в тех сферах, где они не могут быть засекречены. Но наш закон запрещает издавать такие секретные документы. Более того, если есть какие-то секретные сведения, составляющие государственную тайну, но касающиеся вас лично, то вам обязаны предоставить эту информацию. Поэтому закон "О праве на информацию" делает власть более открытой, прозрачной и позволяет обществу контролировать ее решения, касающиеся прав и свобод человека.
       
Против
       Борис Резник, депутат Госдумы ("Регионы России")

 
Комитет Госдумы по информационной политике обсуждал этот законопроект, и я разделяю те аргументы, которые содержатся в отрицательном заключении комитета. У нас есть нормальный, работающий закон "Об информации, информатизации и защите информации". А в новом законопроекте декларируются положения, которые исходя из реальной жизни просто невыполнимы. Например, там записано, что каждый человек должен по первому требованию иметь право получать в том виде, в каком он захочет — письменном или устном, информацию по любому вопросу. Но это невыполнимо по одной простой причине: какой же надо содержать штат чиновников, чтобы выдавать любую информацию по первому требованию! Я раньше был руководителем дальневосточного представительства "Известий" и прекрасно знаю, сколько у нас разных безумцев, которые забрасывают редакции письмами после каждого острого материала. Содержать в штатах госорганов огромное количество людей, которые будут заниматься бесполезной перепиской,— я думаю, что это неправильно. А сейчас есть и коммерческая информация, и делиться ею бесплатно — тоже неверно. Надо же ведь как-то думать и о том, как она будет окупаться.
Комментарии
Профиль пользователя