Коротко

Новости

Подробно

Фото: Евгений Переверзев / Коммерсантъ   |  купить фото

Геологи пойдут на вычет

— законодательство —

"Экология Дальнего Востока". Приложение от

Минприроды готовит пакет льгот, которые позволят поддержать геологические предприятия Дальнего Востока. По словам министра природных ресурсов России Сергея Донского, подспорьем геологам могут стать льготы в рамках ТОР, также сейчас разрабатываются механизмы поддержки геологических и технологических юниоров. В правительстве уже несколько лет активно обсуждается идея налоговых вычетов для геологоразведки. В то же время, как отмечают участники отрасли, действующие сегодня льготы применимы лишь к недропользователям, геологи к таковым не относятся.


О том, что Минприроды готовит новые механизмы поддержки геологоразведки, глава Минприроды России Сергей Донской заявил на очередном заседании Всероссийского съезда геологов. По его словам, малый и средний геологический бизнес имеет большой потенциал на Дальнем Востоке, в том числе через механизм территорий опережающего развития. «Геология во многих странах мира дает импульс для развития малого и среднего бизнеса. Мы также прорабатываем механизмы поддержки геологических и технологических юниоров, в том числе через использование венчурного финансирования и биржи»,— заявил он.

По словам министра, «именно геологи инициируют формирование новой инфраструктуры, в том числе транспортной, обеспечивающей доступ к полезным ископаемым в удаленных и труднодоступных регионах». Наличие такой инфраструктуры является важным стимулом развития геологоразведочных работ и создания на их основе новых центров экономического роста. При этом у российской геологоразведки имеется большой потенциал для трансфера отечественных научных разработок в промышленную эксплуатацию, полагает глава Минприроды.

Но достижение этих целей невозможно без совершенствования госрегулирования, создания условий инвесторам, эффективного использования бюджетных средств и институциональных возможностей внебюджетных источников. «Завершается подготовка важных законодательных инициатив, таких как создание опытных полигонов для отработки новых технологий в недропользовании, предоставление трудноизвлекаемых запасов для промышленной отработки, установление порядка оценки и учета прогнозных ресурсов, предоставление налоговых вычетов в соответствии с произведенными затратами на геологоразведочные работы»,— заявил Сергей Донской.

Отметим, что еще в 2013 году премьер-министр Дмитрий Медведев поручил подготовить формулу налоговых вычетов на геологоразведочные работы (ГРР) с суммы налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ). Летом 2015 года по итогам заседания президиума совета по модернизации экономики и инновационному развитию премьер поручил Минфину, Минэкономики, Минприроды и Минэнерго разработать меры стимулирования импортозамещения в ГРР. Ведомствам было поручено представить проект изменений в Налоговый кодекс о введении с 2016 года вычетов расходов на ГРР из базы налога на прибыль. Льготу предполагалось дать компаниям, использующим российские технологии, оборудование, услуги, комплектующие и программное обеспечение. Для льгот предполагались повышающие коэффициенты, в том числе в зависимости от региона проведения разведочных работ.

Идея налоговых вычетов для геологоразведки активно лоббировалась нефтяниками. Предполагалось, что компании смогли бы вычитать расходы на геологоразведку из базы по налогу на прибыль с повышающим коэффициентом 1,5. Изначально Минприроды предлагало ввести эту льготу для всех нефтяных месторождений, а шельфовым проектам предоставить даже более высокий коэффициент — 3,5. В октябре этого года Сергей Донской отмечал, что с Минфином согласован единый коэффициент 1,5 для всех месторождений. Однако пока Минфин не дал официального заключения на этот проект.

Как отмечает генеральный директор ЗАО «ОГК Групп» (одно из крупнейших в РФ предприятий-исполнителей ГРР) Анатолий Пак, чтобы разведать месторождение с нуля, необходимо вкладываться порядка 5-10 лет, а объем инвестиций составит минимум $10-20 млн. «Крупным недропользователям это мало интересно, так как их задача — эксплуатация, а не рискованные поиски. В связи с этим последние несколько лет идет активная полемика на предмет создания в РФ юниорского направления по опыту Канады, когда компания, имеющая в своих активах мозги и желание, берет потенциально перспективные месторождения, вкладывает деньги на поисково-разведочной стадии и в случае подтверждения промышленных запасов перепродает месторождение более крупному игроку — недропользователю. Однако у канадских коллег существует отлаженный десятилетиями механизм финансирования подобных бизнесов, есть специальные биржи, инвесторы, ведь кредит в банке под такие рискованные проекты не взять»,— напоминает господин Пак.

Примером аналогичных юниоров в РФ являются такие компании как ЗАО «Прогноз» (владеет лицензией на Мангазейское месторождение в Якутии) и «Амур Минералс» (лицензия на месторождение никеля Кун-Манье), которые за деньги канадских инвесторов, собранных на канадской же бирже, смогли разведать два достаточно крупных месторождения, объясняет он. «Но в России механизма привлечения финансирования в проекты на ранней стадии изученности попросту нет, и неизвестно, когда он появится. В связи с этим государство решило помочь потенциальным юниорам и предоставить различные льготы в рамках территорий опережающего развития (ТОР), региональных (РИП) и приоритетных инвестпроектов (ПИП). Но оговорюсь, что они нужны не юниорам, а уже действующим предприятиям, которые будут получать льготы по налогу на прибыль, льготы по налогу на имущество, НДПИ и другим сборам. У юниоров попросту нет всех этих налогов, так как нет работающего проекта, только затраты на геологию. В этой связи было бы хорошо, если бы государство внесло поправки в законодательство о ТОРах и РИПах, дающие право получать налоговые льготы предприятиям, оказывающим услуги по геологоразведке»,— считает Анатолий Пак.

Например, сейчас участником РИП может стать предприятие, выпускающее какую-либо продукцию, в то время как сервисные компании в геологоразведке по сути своей оказывают услуги. Кроме того, участник ТОР и РИП не имеет право иметь обособленные подразделения. «Грубо говоря, если я, как резидент ТОР, зарегистрирован в Хабаровске, то я не имею права работать даже в Охотском районе Хабаровского края, потому что это уже обособленное подразделение, не говоря уже о Магадане, Амурской области или других территориях Дальнего Востока. А геологи — кочевники, мы не привязаны к месту, мы там, где нужны наши компетенции»,— объясняет предприниматель.

«Резюмируя: льгот для геологов сейчас нет. Есть льготы для недропользователей»,— говорит предприниматель.

Вадим Пасмурцев


Комментарии

наглядно

обсуждение

Профиль пользователя