Коротко


Подробно

Фото: John Locher / AP

Сергею Ковалеву не повезло в картах

Он уступил Андре Уорду спорным судейским решением

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 12

Профессиональный бокс

Бой в Лас-Вегасе с участием двух выдающихся полутяжей — россиянина Сергея Ковалева и американца Андре Уорда,— который называли главным боем года в профессиональном боксе, после его окончания получил статус одного из самых спорных. Пережив во втором раунде нокдаун, проиграв вчистую первую половину поединка, не нанеся и затем противнику никакого серьезного урона, Уорд тем не менее дождался положительного судейского вердикта и отнял у Ковалева титулы чемпиона мира Всемирной боксерской ассоциации (WBA), Международной боксерской федерации (IBF) и Всемирной боксерской организации (WBO) в категории до 79,4 кг. С арбитрами оказались не согласны практически все эксперты, в том числе эксперты американские.


Суперзвездой первого ряда, бойца, про которого самые искушенные в боксе люди говорят как про гения, Сергея Ковалева, безусловно, сделала Америка. В Америке он тренировался с начала своей профессиональной карьеры. Из Америки его тренеры и промоутер Кэти Дува. По большей части на американских рингах он, отчего-то не слишком востребованный на родине, добывал официальные чемпионские пояса и полуофициальные звания лучшего боксера мира вне зависимости от весовой категории. Но когда дело дошло до поединка важнейшего, Америка все-таки подставила ему ножку.

Матч на T-Mobile Arena мог перевести Ковалева в совершенно особенную, заоблачную нишу, ту, где обитают персонажи вроде Мэнни Пакьяо или Флойда Мейуэзера — великие боксеры, зарабатывающие на ринге уже не миллионы (россиянин за свое последнее выступление получил гарантированный — без учета заработков от продажи прямой трансляции на канале HBO, пока не подсчитанных,— гонорар в размере $2 млн), а десятки миллионов. Собственно, он, феноменальный "панчер", не зацикливающийся, однако, на своих ударных способностях, а всегда имеющий в распоряжении наряду с планом A планы B, C и даже D, предусматривающие тонкую тактическую работу, уже выглядел абсолютно готовым к такому шагу, созревшим для него. Оставалось выполнить жестокое, но обязательное условие — справиться с другим находящимся рядышком с бесспорным величием боксером, перешедшим в полутяжелый вес после покорения суперсреднего, тоже никогда не проигрывавшим, тоже доказавшим свою неординарность, исключительность, тоже добившимся сверхпопулярности Андре Уордом.

И Сергей Ковалев вроде бы двигался в нужном направлении. Прогнозов насчет того, как может развиваться этот бой двух абсолютно разных в смысле набора боксерских качеств, их пропорций, что ли, боксеров, была куча. Но никто, прикидывая, на что каждый из них будет ставить, разумеется, не выносил за скобки мощь Ковалева. Чтобы одолеть Уорда, он обязан был ею пользоваться, и воспользовался сразу же.

Ковалев прилично достал американца уже в первом раунде, а во втором, резко пробив в лоб правой, усадил на настил. Нокдаун был чересчур явным, чтобы его не фиксировать. Уорд клялся потом, что потрясением он для него не стал, но со стороны возникло другое ощущение: претендент был именно потрясен. Не смертельно, но вполне достаточно для того, чтобы следующие пару раундов потратить на восстановление, на адаптацию к той новой для себя реальности, в которой играть с оппонентом в кошки-мышки на дистанции, как он привык,— верный путь к позорному проигрышу.

Андре Уорд адаптировался, радикально поменял приоритеты. В том, что, побывав на полу, в каких-то мгновениях от досрочного проигрыша, он сумел перестроиться так, что на грани нокдауна больше не оказался ни разу, уже виделся его грандиозный, учитывая непростые обстоятельства, успех. Перестройка потребовала начисто отказаться от претензий на красоту. Уорд безбожно клинчевал, вис на руках Ковалева и вообще делал все, чтобы не дать тому драться. Кэти Дува, рассказывая о своих впечатлениях от происходящего, горько шутила, что столько возни, борьбы не видела даже в соревнованиях по смешанным единоборствам в UFC. И доля правды в этой шутке была грандиозной.

Тех, кто переживал за Сергея Ковалева, тот факт, что Андре Уорд все же нашел способ противостоять ему, не мог, видимо, сильно радовать, но и сильно огорчать в принципе не мог. Ковалев убедительно выиграл первую половину боя, а стилистика, навязанная Уордом, не предполагала резких поворотов в сценарии — мучились оба.

В этом вязком бою претендент, который, несомненно, понимал, что в роли догоняющего он, иногда "взрывался". Скажем, в девятом раунде Уорд заставил трибуны подняться на ноги, когда наконец из борьбы не на пару секунд, а более или менее надолго перешел в бокс и заставил Ковалева напрячься, уходя от своих ударов. 11-й тоже был очень неплохим для американца. В 12-м, то есть заключительном, он по крайней мере обозначил стремление устроить настоящую концовку, хотя ничего не добился, наоборот, это ему пришлось бегать от чемпиона, который отправился ждать судейского вердикта уставшим, но с лицом, отнюдь не похожим на лицо боксера, вытерпевшего зубодробительную рубку. Лицо было почти "чистым".

Не было ничего странного в том, что вердикт превратился в ключевую тему, связанную с этим боем, значимее, чем его довольно любопытные тактические и стратегические нюансы. На картах всех трех американских боковых судей — Гленна Траубриджа, Джона Маккея и Берта Клементса — значился счет 114:113 в пользу претендента, а американский рефери Роберт Берд поднял вверх руку американского боксера Андре Уорда.

Зал аплодировал, а эксперты родом из США, тоже, наверное, болевшие, скорее, за Андре Уорда, тем не менее выполняли свой профессиональный долг, производя то, что называется независимым подсчетом очков. И они не собирались скрывать своего изумления. По мнению ведущего обозревателя телеканала ESPN Дэна Рафаэля, констатировавшего очевидный перевес Ковалева по количеству акцентированных ударов, чемпион выиграл — 115:111. У Харольда Ледермана, аналитика HBO и авторитетнейшего арбитра, разрыв вышел еще серьезнее — 116:111. Они недоумевали вслед за Ковалевым и Дувой, как можно было разглядеть победу Уорда? А статистическая система CompuBox фиксировала, что Ковалев и выбрасывал удары чуточку чаще (474 против 337), и попаданий набрал чуточку больше (126 против 116). Маленькое лыко в строку.

Странными не были и разговоры о реванше, начавшиеся, едва Уорд насладился первыми моментами славы. Как о деле фактически решенном, о нем говорили и Ковалев, и Дува, указавшая на наличие в контракте соответствующего пункта, и даже сам новый чемпион. И только промоутер Майкл Йормарк предпочел смелому взгляду в будущее осторожность, сказав, что реванш рано обсуждать, а его клиенту надо отдохнуть в кругу семьи и в конце концов как следует отпраздновать. И веяло от этих слов рассудительностью опытного человека, отдающего себе отчет в том, что на второй подряд такой шикарный подарок своему и щедрая Америка не раскошелится: от Уорда потребуется кое-что поэффективнее.

Алексей Доспехов


Комментарии
Профиль пользователя