Коротко


Подробно

Фото: Сергей Киселев / Коммерсантъ   |  купить фото

Лоран Илер возглавил балет Театра имени Станиславского и Немировича-Данченко

Бывший заместитель директора труппы Парижской оперы переезжает в Москву

Вчера после спектакля «Баядерка» балетной труппе московского Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко объявили имя нового художественного руководителя. Им стал 54-летний француз Лоран Илер, экс-этуаль Парижской оперы, бывший главный педагог-репетитор и заместитель директора труппы, покинувший родной театр два года назад из-за разногласий с директором балета Бенжаменом Мильпье. К обязанностям художественного руководителя балета Музтеатра Станиславского он приступит с 1 января 2017 года. Нынешний и. о. худрука 45-летний Андрей Уваров, экс-премьер московского Большого театра, вернется к своим прежним обязанностям управляющего балетной труппой. Кадровые решения генерального директора театра Антона Гетьмана комментирует ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА.


Кадровая чехарда в Музтеатре Станиславского не стремление нового начальника сформировать собственную команду и не административный волюнтаризм Антона Гетьмана (бывший заместитель генерального директора Большого театра возглавил «Стасик» в июле этого года, сменив на посту гендиректора Ару Карапетяна, контракт которого не был продлен). Балетное хозяйство музтеатра вызывало беспокойство уже несколько сезонов — в сущности, с тех пор, как в 2011 году преуспевающую труппу возглавил «играющий тренер» Игорь Зеленский, действующий танцовщик и экс-премьер трех мировых компаний. За пять лет его правления (которое худрук Зеленский совмещал с аналогичной должностью в Новосибирском театре оперы и балета) из Музтеатра Станиславского сбежало более сорока артистов, в подавляющем большинстве — ведущих солистов, не готовых принять ни стиль руководства господина Зеленского, ни его репертуарную политику. За эти же годы радикально поменялся репертуар. Балеты живых классиков Иржи Килиана, Начо Дуато и Джона Ноймайера, благодаря которым муниципальный музтеатр успешно конкурировал с федеральным Большим, были вытеснены спектаклями классиков покойных. В монументальных многоактных мелодрамах Кеннета Макмиллана и старинных одноактных балетах англичанина Фредерика Аштона и американца Джерома Роббинса московская труппа не заблистала, так что старомодность вкусов Игоря Зеленского славы театру не снискала. Ажиотаж публики обеспечивал в первую очередь Сергей Полунин, экс-премьер лондонского Королевского балета, привлеченный худруком в Москву.

С начала этого сезона господин Зеленский занял еще один пост — худрука балета Баварской оперы, что привело к новым кадровым потерям: в Мюнхен за ним последовали Сергей Полунин, прима Ксения Рыжкова и еще несколько солистов музтеатра. Новые обязанности отвлекли Игоря Зеленского от Москвы — настолько, что он пропустил сентябрьское открытие сезона Музтеатра Станиславского. В таких обстоятельствах гендиректор Гетьман действовал решительно, но аккуратно: в октябре господину Зеленскому, который (по непроверенным данным) пользуется серьезной поддержкой на высоком уровне, он предложил выгодную синекуру — вновь созданный пост «советника по балету» (аналогичную должность Зеленский получил и в Новосибирске). А на заведующего балетной труппой Андрея Уварова гендиректор возложил обязанности худрука, но с оговоркой — «исполняющий обязанности».

Надо полагать, приставка «и. о.» отнюдь не означала недоверия к профессионализму народного артиста России Андрея Уварова, лучшего «принца» Большого театра, отличающегося безукоризненными манерами и прекрасной академической выучкой: во многом благодаря его работе труппе Музтеатра Станиславского, истощенной беспрестанными увольнениями лучших солистов, удалось удержаться на высоком уровне. Возможно, дело в том, что должность худрука предполагает качества стратега и сильного лидера, а гендиректор Гетьман сомневается в способности господина Уварова выработать новый репертуарный курс театра.

В ситуации «междуцарствия» слухи о возможных претендентах на роль худрука «Стасика» активно циркулировали в балетных кругах. Однако имя Лорана Илера возникло лишь с месяц назад — после того, как он был замечен в репетиционных залах театра. Вчера о назначении французской этуали московским худруком гендиректор театра Антон Гетьман официально объявил труппе после балета «Баядерка». По информации “Ъ”, контракт, который театр заключит с Лораном Илером, рассчитан на пять лет.

Решение радикальное, в котором плюсы, на первый взгляд, перевешивают минусы. В пользу Лорана Илера говорит высочайший профессионализм. Его авторитет как танцовщика и педагога неколебим. Безусловно, присущие господину Илеру любовь к точности формы, изысканность сценической манеры, внимание к актерской стороне балетных партий лишь украсят артистов московского театра (если, конечно, они смогут и захотят воспринять уроки француза). Обнадеживает и опыт руководящей работы: в качестве заместителя директора парижской труппы Брижит Лефевр, Лоран Илер контролировал не только постановочный и репетиционный процесс, но имел также возможность влиять на кадровые решение и формирование художественной политики труппы. Известно, что именно его госпожа Лефевр желала бы видеть на посту директора балета после своего ухода на пенсию. Однако интендант Парижской оперы Стефан Лисснер нашел другую кандидатуру — реформатора Бенжамена Мильпье, с которым хранитель традиций Парижской оперы Лоран Илер сработаться не смог.

Минусом можно считать языковой барьер: даже постоянный квалифицированный переводчик не в состоянии связать нового худрука с артистами, администрацией и штатом репетиторов настолько тесно, насколько это необходимо для его интенсивных и разнообразных обязанностей. Опыт первого иностранного худрука в России — хореографа Начо Дуато в петербургском Михайловском театре — лишь подтверждает эти опасения. Кроме того, в России мало что знают о художественных пристрастиях Лорана Илера, очевидна разве что его любовь к признанным классикам ХХ века — Форсайту, Килиану, в балетах которых он успешно танцевал сам. Репертуарные планы нового московского худрука пока остаются тайной: в расписании театра на сезон 2017/18 не объявлено ни одно название. Вероятно, перечень ближайших постановок станет известен в январе, когда Лоран Илер, переехав в Москву, приступит к своим новым обязанностям. Однако возможно, что бремя стратега с французом разделит один из самых известных российских кураторов балетного театра — Павел Гершензон, с именем которого связан в том числе взлет Мариинской труппы рубежа веков, прогремевший тогда на весь мир реконструкциями балетов XIX века и на всю Россию — постановками того же Форсайта. В последнее время артисты «Стасика» часто видят петербуржца на классах и репетициях, он также — в компании с Антоном Гетьманом — был замечен на спектаклях других театров в других странах. Похоже, именно Гершензон, а вовсе не господин Зеленский, занятый сейчас в Мюнхене выпуском «Спартака» Юрия Григоровича, является истинным советником гендиректора Музтеатра Станиславского, что, конечно, лишь подогревает интерес к ближайшему будущему одной из самых перспективных компаний Москвы.

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение