Коротко

Новости

Подробно

Родина-мать имени Путина-Сахарова

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 50
       Обычно исследование ценностей — занятие довольно скучное: представления о добре и зле у разных народов, поколений и социально-демографических групп отличаются очень мало. Однако во время крупных социально-экономических трансформаций, когда меняется образ жизни большинства людей, изучение ценностей позволяет узнать много интересного. Например, что русский человек — это стремящийся к обогащению индвидуалист, который стыдится своей страны и не может жить без свободы слова.
 
Широкомасштабное исследование, проведенное компанией "Регион-информ" с привлечением московских ученых из МГУ, РГГУ и Психологического института Российской академии образования, преследовало весьма амбициозные цели — выявить базовые ценности и поведенческие установки современного общества. Иными словами, узнать, как отвечают жители Сибири на вопрос, что такое хорошо и что такое плохо.
       Исследований, отвечающих на подобные вопросы, за последние годы было немало. Однако проект, получивший название "Томская инициатива", отличается тем, что пытается охватить сразу все аспекты массового сознания: экономику и политику, ценности и поведение, национальную идею и личные цели, отношения между мужем и женой, начальником и подчиненным, детьми и родителями. Картина получается довольно пестрая и противоречивая. Она не позволяет однозначно описать сознание современного русского человека, зато дает возможность отбросить некоторые распространенные мифы.
       
Миф 1: бескорыстие
       Исследование опровергает представление о том, что стремление к богатству есть ценность чисто протестантская, глубоко чуждая русскому менталитету. Материальные ценности занимают почетное четвертое место в списке базовых ценностей, уступая лишь здоровью, безопасности и семье (всего в списке 38 позиций). А такие вещи, как убеждения, известность, творчество и сотрудничество, оказались совершенно безразличны респондентам.
       Еще более показательны в этом отношении антиценности — то, что опрошенные считают наиболее неприемлемым и отвергают. Абсолютным лидером здесь является бедность, и только потом идут все прочие несчастья, включая алкоголизм, безработицу и болезни. Корысть, напротив, не является, по мнению респондентов, таким уж страшным пороком, равно как и слабость, неудача и святотатство, к которым большинство опрошенных весьма снисходительны.
 
Тем не менее отношение к богатству и богатым достаточно противоречиво. Мнения респондентов о "новых русских" разделились примерно поровну: треть считает, что "новый русский" — это человек, который "много работал и многого достиг"; треть придерживается противоположного мнения — что это "паразит, обокравший народ и сделавший свое богатство на чужих страданиях"; а треть философски считает его человеком, "которому просто очень сильно повезло". Отношение к самому богатству тоже двойственно. Примерно половина опрошенных полагают, что "богатый человек имеет больше возможностей для нравственной жизни, так как достаток позволяет ему помогать бедным, много читать, путешествовать и т. п."; другая половина считает более нравственным бедного человека, "так как погоня за материальным достатком недостойна настоящего человека".
       У этого явления есть простое объяснение, известное из старой басни про лисицу и виноград. Простодушно признаваясь, что для счастья им больше всего не хватает материального достатка (этот ответ лидирует почти с трехкратным отрывом от остальных), люди понимают, что шансов разбогатеть у них немного, и утешаются мыслью о своем нравственном превосходстве. А те, на кого такие утешения действуют слабо, предлагают "конфисковать богатства, нажитые неправедным путем, а их владельцев наказать по всей строгости".
       Что касается института частной собственности, то к нему опрошенные относятся вполне толерантно. Правда, при этом большинство выступает за государственное регулирование рынка, и лишь треть — за свободное предпринимательство.
       
Миф 2: коллективизм
       Мысль о том, что русскому человеку в принципе чужд западный индивидуализм, также не находит подтверждения в результатах исследования. Более половины респондентов считают, что "личные интересы — это главное для человека", и лишь менее 40% согласны с тем, что "людям следует ограничивать свои личные интересы во имя интересов государства и общества".
       Правда, и здесь наблюдается некоторая непоследовательность. Когда респондентам дают выбрать между достоинством человека и интересами государства, подавляющее большинство выбирает достоинство человека. А если предлагают на выбор личность или коллектив, большинство склоняется в пользу коллектива. Личность — это "он", выскочка, добившийся богатства, власти или известности, а коллектив — это "мы", с которыми "он", личность, должен считаться. Именно с этих позиций рассуждают большинство опрошенных, утверждая, что "руководитель должен учитывать мнение коллектива при распределении премий" (74%) и что "руководитель должен уметь прощать ошибки сотрудников" (82%).
       Коллективизм современных русских наиболее ярко проявляется в том, что они ставят на первое место интересы своей семьи (уважение к родителям, счастье и благополучие детей), отодвигая на второй план интересы чисто индивидуалистические (профессиональный успех, независимость, творчество, самосовершенствование и приятное времяпрепровождение). Несмотря на вестернизацию последних лет, подавляющее большинство (около 70%) считает, что родители должны помогать взрослым детям, а дети должны согласовывать с родителями, как тратить заработанные деньги (60%), и получать их одобрение, прежде чем жениться (63%).
       
Миф 3: патриотизм
       Если ельцинский период характеризовался либеральным самобичеванием и обличением всевозможных язв и пороков российского общества, то начало правления Путина, по мнению большинства наблюдателей, ознаменовалось немыслимым всплеском патриотизма. Выясняется, однако, что у населения Томской области он в основном проявляется в виде стыда за нынешнее положение страны. Менее 10% респондентов гордятся своим народом и прошлым своей страны. А из того, что в принципе можно рассматривать как повод для гордости, в стране, по мнению опрошенных, есть четыре вещи: талантливые люди, вера в Бога, свобода слова и толковые руководители.
 
Хотя с национальной гордостью у опрошенных великороссов явно не все в порядке, многие пропагандистские клише советского времени оставили в массовом сознании глубокий след. Большинство респондентов продолжает верить, что Россия располагает великой культурой, является одной из передовых стран в научной сфере, была и будет богата талантами (58%). Некоторые (26%) считают, что "Россия была в авангарде общественного развития. Теперь она сдает свои позиции, и ей будет трудно восстановить свой научный и культурный потенциал". И лишь десятая часть непатриотично утверждает, что "Россия ничем не выделяется из числа других развитых стран, а в некоторых сферах, особенно научной, даже отстает".
       По части выбора пути развития мнения разделились примерно поровну. Чуть меньше половины опрошенных верят, что "у России всегда был свой путь, отличный от западных или восточных стран". Остальные считают Россию "обыкновенной европейской страной", что "лучше всего идти проторенной Западом дорогой".
       Для современного патриотизма характерна также абсолютная непримиримость к такому поступку, как измена Родине. В глазах респондентов это злодеяние сравнимо лишь с употреблением наркотиков и отказом от больных и неблагополучных детей или старых родителей. Все эти преступления никогда нельзя оправдать — в отличие от более легких грехов, например воровства, мошенничества, проституции или получения взятки.
       
Миф 4: традиционализм
       За последние полтора десятилетия граждане России сполна испытали все удовольствия жизни в эпоху перемен, что не могло не вызвать у них глубокого отвращения к понятиям "реформа" и "перестройка". Поэтому даже удивительно, что из двух предложенных вариантов — традиции или реформы — всего половина опрошенных выбирают традиции, а более трети — реформы. Не менее удивительно и то, что при мучительной жажде стабильности и порядка, при однозначном неприятии "эпохи Ельцина в целом" основная часть опрошенных (40%) сомневаются, кого предпочесть — Ельцина или Брежнева. И хотя у Брежнева 36% против 22% у Ельцина, победа не выглядит убедительной.
 
Разумеется, усталость от бесконечных реформ должна вызвать всплеск ностальгических настроений и желание вернуться к традициям. Однако к каким именно традициям? Можно попытаться воскресить ценности советской эпохи: коммунизм, равенство, социальную защищенность. Однако опрос показывает, что они не вызывают у респондентов особого восторга. И хотя советская символика опрошенным ближе и понятнее, чем православная (в качестве символа России они почти в четыре раза чаще называют Родину-мать, чем Богородицу), в целом ни коммунизм, ни православие, по мнению большинства, не являются идеями, способными объединить российское общество.
       Большая часть населения с равной неприязнью говорит как о периоде перестройки и эпохе Ельцина, так и о революции, гражданской войне и эпохе Сталина. Что касается периодов истории, вызывающих у народа гордость, то на первое место вышла эпоха Петра I, которую никак нельзя назвать периодом возрождения традиций. На втором месте — Великая Отечественная война и послевоенные годы. Ясно, что это ностальгия не столько по традициям, сколько по сильному государству, способному строить и побеждать.
       Традиционализм проявляется скорее в поведенческих установках, чем в политических предпочтениях. Большая часть респондентов являются сторонниками традиционного разделения семейных ролей: "В семье женщина должна заниматься домом и детьми, а мужчина — зарабатывать деньги", "Женщина, родившая ребенка, должна оставить работу и мысли о карьере". В своих сыновьях респонденты хотят воспитать такие качества, как готовность постоять за себя, уверенность в своих силах и решительность, а в дочерях — заботливость, отзывчивость, ориентированность на семью и целомудрие.
       
Правда: если родина скажет — надо
       Как показало исследование, большинство расхожих представлений о русском народе имеют мало отношения к реальности. И лишь в одном — что от государства население больше всего ждет стабильности и порядка, ответы респондентов совпали с ожиданиями социологов. Почти 60% опрошенных согласились, что "стране необходима твердая рука, которая наведет порядок, даже если для этого придется ограничить некоторые свободы".
       Конечно, и здесь далеко не все однозначно. При выборе между наведением порядка и соблюдением законов чаша весов склоняется в сторону законности. При выборе между демократией и единовластием предпочтение отдается демократии. К тому же более трети респондентов не желают ни при каких обстоятельствах отказываться от свободы слова, политического выбора, перемещений по стране и за ее пределы. И все же почти половина опрошенных думают иначе: "Если к власти придут лидеры, которые призовут во имя будущего страны меня к каким-либо жертвам, я готов их поддержать". Что ж, лидеры уже пришли. Дело за жертвами.
АННА ФЕНЬКО
       
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
       Источник: исследовательский проект "Томская инициатива", 2001. Выборка — 1500 жителей Томской области. Приводятся первые 10-15 ответов. Можно было выбрать несколько ответов.
Комментарии
Профиль пользователя