Коротко

Новости

Подробно

Европейские нейтраритеты

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 32
       Недавнее решение Швейцарии вступить в ООН, фактически означающее отказ от нейтралитета, кажется неожиданным только на первый взгляд. В том же направлении двигаются и другие нейтральные страны. В Европе, которая больше не ведет войн, нейтралитет стал анахронизмом.
       Нейтралитет — политика неучастия в войне и отказа от членства в международных организациях. Нейтральное государство берет на себя обязательство проводить миролюбивую внешнюю политику, не участвовать в военных союзах и коалициях, не заключать соглашения, направленные на вовлечение в войну. Оно имеет право на неприкосновенность своей территории, граждан, не участвующих в военных действиях, и их имущества.
       
Швейцария: вечный нейтралитет
За пять веков, прошедших со времен поражения в кампании 1515 года, швейцарская армия далеко уехала, но ни разу не воевала
Кантоны, составившие швейцарскую конфедерацию, впервые провозгласили принцип нейтралитета во внешней политике почти пять веков назад — в начале XVI века. Ведя захватнические войны с соседями и потерпев несколько поражений, швейцарцы решили отказаться от экспансионистской политики и занять позицию вооруженного нейтралитета. Спустя три века — в 1815 году на Венском конгрессе был провозглашен вечный нейтралитет Швейцарии. Нейтральный статус страны был выгоден всем: во время бесконечных войн в Европе Швейцария была одним из очень немногих мест, где можно было не опасаться за сохранность капиталов и где враги имели возможность встретиться за столом переговоров. Впрочем, нейтралитет не мешал швейцарским наемникам успешно участвовать в войнах по всей Европе — на стороне тех, кто больше платил. Швейцарские гвардейцы и по сей день несут службу вдали от дома — охраняют папу Иоанна Павла II в его резиденции в Ватикане.
 
Пожалуй, самые тяжелые испытания ждали швейцарский нейтралитет в XX веке. Несмотря на то что участия в боевых действиях страна не принимала, полностью остаться в стороне от происходящего ей не удалось. В 1914-1917 годах немецкоговорящие кантоны Швейцарии тайно сотрудничали с немецкими властями, в частности помогали им разведданными. А во время второй мировой войны, после поражения Франции в 1940 году, Швейцария оказалась зажата нацистами со всех сторон. В угоду Германии в стране ввели цензуру на критику нацистов и резко ужесточили правила предоставления политического убежища евреям.
       После войны Швейцария продолжала строго придерживаться нейтралитета и отказалась вступать в ООН, хотя в Женеве разместилась штаб-квартира этой организации. Правда, Берн охотно принимал участие в работе специализированных ведомств ООН — Всемирной организации здравоохранения и Управления верховного комиссара по делам беженцев. Но когда на референдуме 1986 года 75% населения проголосовали против присоединения к ООН, стало казаться, что швейцарский нейтралитет будет вечным.
Президент Швейцарии Каспар Филлигер (вверху справа) уверен, что с вступлением в ООН швейцарские права и свободы завоюют мир, а миллионер Кристоф Блохер, напротив, считает, что они исчезнут даже в Швейцарии
Однако в 90-х годах началось создание единой Европы и расширение НАТО, и швейцарцы не остались в стороне. В 1996 году после трехлетних дебатов Швейцария вступила в натовскую программу "Партнерство во имя мира". Натовские самолеты получили право летать в швейцарском небе, а швейцарских военных стали включать в международные миротворческие контингенты.
       Идеологию нейтралитета подтачивали и чисто экономические соображения. Крупнейшие швейцарские корпорации Nestle, Novartis и UBS, ведущие бизнес по всему миру, были заинтересованы в изменении имиджа Швейцарии. Закрытость, говорили представители промышленных гигантов, тормозит инвестиции в экономику и заставляет нас сворачивать экономическую активность на родине. А крупнейшие швейцарские банки, обвиняемые в последнее время в нежелании ограничить банковскую тайну и тем самым способствовать борьбе с отмыванием денег и терроризмом, хотели показать всем, что Швейцария ничем не отличается от других европейских стран.
       Решающая перемена в настроении швейцарцев совершилась в последние месяцы. После 11 сентября всем стало ясно, что даже самая нейтральная страна не может сегодня чувствовать себя в безопасности и что остановить международных террористов в одиночку не способны даже США. И на референдуме в начале марта Швейцария проголосовала за "вхождение в мир" — так швейцарская пресса назвала решение о присоединении к ООН. "Большинство сказало 'да' новым реалиям глобального мира. С нейтралитетом покончено",— написала цюрихская газета Tages-Anzeiger.
       После референдума многие в Швейцарии заговорили о скором присоединении к Евросоюзу. Однако не следует забывать, что изоляционистские взгляды в стране еще очень популярны: сторонники вступления в ООН добились лишь минимального преимущества — "за" проголосовали 54,5% населения и 12 из 23 входящих в конфедерацию кантонов. "Правительство серьезно воспринимает опасения оппонентов и дает слово — вступление в ООН не означает, что за ним последует вступление в Евросоюз. Никто не собирается вступать и в НАТО",— говорит президент Швейцарии Каспар Филлигер. Осторожность президента понятна, тем более что членство в международных организациях налагает серьезные обязательства: вступив в ООН, Швейцария должна будет следовать принятой в октябре прошлого года резолюции ООН, обязующей национальные банки закрывать счета лиц и организаций, связанных с террористами.
       Впрочем, президент, по всей видимости, лукавил. Правительство серьезно думает о вступлении в ЕС и уже назвало сроки начала переговоров, правда очень приблизительные,— с 2003-го по 2007 год. Десять лет назад на референдуме швейцарцы были против вхождения в ЕС. Но последние опросы общественного мнения показали, что сейчас эту идею так или иначе поддерживает больше половины населения страны.
       
Австрия: буферный нейтралитет
Последний раз австрийские солдаты защищали родину полвека назад — вместе с Гитлером. Поражение заставило Австрию признать свой нейтралитет
Нейтралитет Австрии в десять раз моложе швейцарского — ему не 500, а чуть более 50 лет — и имеет совершенно другое происхождение: это один из результатов второй мировой войны.
       Захваченная Гитлером в 1938 году, Австрия после поражения Германии была оккупирована войсками союзников. В июле 1945 года победители разделили Австрию, как и Германию, на четыре зоны ответственности. Десять лет австрийские политики добивались подписания мирного договора, и наконец в 1955 году СССР, США, Великобритания и Франция согласились дать стране независимость в обмен на обязательство придерживаться нейтралитета. С тех пор и до окончания холодной войны Австрия была своего рода буфером между странами Варшавского договора и НАТО. После распада СССР это утратило актуальность, но и в 90-е годы страна по инерции продолжала оставаться нейтральной.
       Однако с каждым годом голоса тех, кто призывает Австрию отказаться от нейтралитета, доставшегося в наследство от холодной войны, звучат все громче. К числу противников нейтралитета относится и канцлер Австрии Вольфганг Шюссель, который в ноябре прошлого года заявил, что Вена самым серьезным образом рассматривает возможность вступления в НАТО. "Старые представления об Австрии — лошади породы липпизанер, шоколадные конфеты 'Моцарт' и нейтралитет не вписываются в сложные реалии XXI века",— считает канцлер.
       
Скандинавия: просоветский нейтралитет
       Нейтралитет двух соседних стран Северной Европы — Швеции и Финляндии имеет общую природу: он обусловлен близостью к Российской империи, а потом к СССР. Швеция стала нейтральной еще в начале XIX века, когда наследником шведского престола стал наполеоновский маршал Бернадот — впоследствии шведский король Карл XIV Юхан. Бывший полководец рассудил, что воевать на стороне слабеющего Наполеона бессмысленно — настоящая угроза для Швеции исходит от усиливающейся России. Для страны будет лучше помириться с извечными врагами — русскими, решил он и в 1814 году впервые заявил о нейтралитете Швеции.
       Свой нейтральный статус Швеция подтвердила и в 1914 году, не вступив в первую мировую войну. Нейтралитет не мешал шведскому бизнесу активно сотрудничать с гитлеровской Германией, в частности поставлять ей железную руду. Солидная часть ценностей, захваченных нацистами на оккупированных территориях, оседала в шведских банках. Но шведы не ссорились и с Советским Союзом — значительную часть грузовиков, колесивших по дорогам СССР, поставляли именно они.
Когда-то финская армия била советскую, но полвека нейтралитета создали ей репутацию одной из самых мирных в Европе
       Финляндия, получив от большевиков независимость после революции 1917 года, заимствовала шведскую модель внешней политики. Финны боялись Советской империи не меньше, чем шведы Российской за сто лет до этого, и взяли курс на добрососедство с СССР.
       После советско-финской и второй мировой войн Финляндия твердо решила придерживаться нейтралитета: подписав в 1944 году мирный договор с Москвой, финны взяли на себя обязательства не вступать в союзы, направленные против СССР. Президент Кекконен провозгласил, что в послевоенной Европе Финляндия будет мостом между Западом и Советским Союзом. Придерживаясь этой доктрины и оставаясь вполне капиталистической страной, Финляндия сотрудничала с СССР (достаточно сказать, что многие советские внешнеторговые операции проводились через финские банки) и успешно развивалась.
       Распад Советского Союза в корне изменил расстановку сил в Европе. Финляндия и Швеция вступили в ЕС и задумались о том, нужно ли и дальше оставаться нейтральными. Как ни удивительно, выводы они сделали прямо противоположные.
       Финляндия изо всех сил пытается избавиться от комплекса европейского захолустья и считает, что лучший способ для этого — вступление в НАТО. Членство в альянсе позволит Финляндии решить проблемы собственной безопасности — страна не имеет сильной армии, а страх перед Россией до конца не изжит. Играет роль и экономический фактор. В последние годы Финляндия переживает бурный рост, и многие считают, что нейтралитет мешает не только политическому самоутверждению, но и интеграции в мировую экономику.
       Совсем по-другому относится к нейтралитету Швеция. По последним опросам, 65% шведов выступают против вступления в НАТО. И это не случайно. В отличие от Финляндии, Швеция имеет сильную армию и мощную оборонную промышленность, одну из самых развитых в Европе. Оставаясь вне НАТО, Швеция не отстраняется от европейской политики: ее военные участвуют в миротворческих миссиях ООН и в операциях в бывшей Югославии под руководством НАТО.
       
Ирландия: антибританский нейтралитет
Армия у Ирландии появилась уже после того, как она объявила нейтралитет. Поэтому на счету ирландских военных нет ни побед, ни поражений
Ирландский нейтралитет обусловлен непрекращающейся борьбой (тайной или явной) против Британии.
       Получив в 1922 году независимость, Ирландия попыталась сказать свое слово в европейской политике. В 30-е годы ирландцы принимали участие в гражданской войне в Испании, причем сразу по обе стороны фронта: правительство поддерживало республиканцев, а бойцы Ирландской республиканской армии воевали на стороне франкистов.
       В 1939 году страна оказалась между двух огней. Лондон настойчиво требовал, чтобы ирландцы вступили в войну с Германией; этого же добивался и американский президент Рузвельт. Но ирландцам мешала ненависть к англичанам. Активисты ИРА активно сотрудничали с фашистами и выступали за скорейшее вступление в войну на стороне Гитлера. В результате премьер Ирландии Имон де Валера объявил о нейтралитете, который страна продолжала хранить даже когда в 1941 году немецкие самолеты бомбили сначала Белфаст, а затем Дублин и еще несколько ирландских городов. Правда, ирландское правительство начало тайно сотрудничать с британской разведкой MI5, помогая ей в сборе информации.
       Однако Уинстон Черчилль так и не простил Дублину "предательского нейтралитета" и после победы не упускал случая противопоставить героических североирландцев нейтральным ирландцам. В 1949 году развод с Британской империей завершился. Страна, до этого носившая странное название "свободное государство", превратилась в Ирландскую Республику и вышла из Британского Содружества. Дублин стремился максимально отдалиться от бывшей метрополии, и именно из-за этого ирландцы не стали вступать в НАТО, в котором Лондон играет важную роль.
АНТОН ЧЕРНЫХ, МИХАИЛ ЗЫГАРЬ
Комментарии
Профиль пользователя