Коротко


Подробно

Фото: Александр Коряков / Коммерсантъ   |  купить фото

«Юлмарт» стал рассматривать более поздние сроки IPO

Корпоративный конфликт внес изменения в стратегию развития компании

Крупнейший отечественный онлайн-ритейлер «Юлмарт», переживающий конфликт акционеров, опять может перенести сроки выхода на IPO. В 2015 году компания намеревалась разместить акции на бирже в 2016 году. На Петербургском международном экономическом форуме было объявлено, что это сделать планируется в 2017 году. Вчера руководство «Юлмарта» сообщило, что выход на IPO может произойти в самом позднем случае в 2018 году, причем на Московской бирже планируется разместить 10% акций. Изначально речь шла о 25–30% акций и о биржах Лондона, Нью-Йорка и Гонконга. Аналитики говорят, что конфликт акционеров несет в себе негативную информацию для потенциальных инвесторов.


Вчера совладелец «Юлмарта» Дмитрий Костыгин рассказал о ходе урегулирования корпоративного конфликта с миноритариями и дальнейших планах компании по IPO.

По словам господина Костыгина, он бы назвал это недоразумением, а не конфликтом. «Я помню конфликты в девяностые годы. А это лишь легкая перебранка в прессе. И вообще, профессиональные коллеги из А1 найдут решение», — высказался он.

Инвесткомпания А1, входящая в «Альфа Групп», была привлечена для решения акционерного конфликта между миноритариями Михаилом Васинкевичем и Алексеем Никитиным (владеют третью акций компании) с одной стороны и мажоритариями Дмитрием Костыгиным и Августом Мейером — с другой. Как ранее писали СМИ, представители А1 Алан Байрамкулов и Артем Артюхов, представляющие интересы господина Васинкевича, вошли в состав директоров зарегистрированной на Мальте головной компании онлайн-ритейлера «Юлмарт» — Ulmart Holdings Limited (UHL). Десятого ноября прошел совет директоров UHL, на котором должны были выбрать управляющую компанию для руководства «Юлмартом», но стороны так и не смогли договориться.

До этого в октябре господа Васинкевич и Никитин подали иск в Международный арбитраж Лондона против Дмитрия Костыгина и Августа Мейера, потребовав выкупить их доли по конкретной цене, которую ответчики назвали завышенной. Сам конфликт, как ранее сообщалось, состоял в разнице взглядов на развитие компании в условиях дефицита средств на рынке.

Вчера господин Костыгин заявил, о готовности неохотно, но все же приобрести долю миноритариев по справедливой рыночной цене. По его словам, оценка стоимости доли уже заказана компании Deloitte. Кроме того, со стороны господина Васинкевича также была заказана оценка некими, как их охарактеризовал господин Костыгин, сомнительными компаниями.

На просьбу дать примерную оценку стоимости доли Дмитрий Костыгин ответил, что он не готов ее назвать, но подчеркнул, что вторая сторона «останется нам должна, потому что нанесенный нам ущерб в два раза выше».

Стоит отметить, что осенью этого года Дзержинский районный суд Санкт-Петербурга наложил арест на имущество представителя Donna Union Foundation Михаила Васинкевича по иску Дмитрия Костыгина. Иск был связан с кредитом Газпромбанка на 550 млн рублей, по которому было пять поручителей.

Как ранее писал “Ъ”, в ноябре компания Donna Union Foundation подала жалобу в Санкт-Петербургский городской суд на октябрьское решение Дзержинского районного суда, согласно которому приставы арестовали ее имущество на 555 млн рублей. Как ранее комментировал господин Васинкевич, менеджмент «Юлмарта», контролируемый другим совладельцем компании — Дмитрием Костыгиным, допустил технический дефолт по кредиту Газпромбанка. После этого господин Костыгин выкупил требования по кредиту, по которому имеется личное поручительство Михаила Васинкевича, и предъявил к нему личный иск. «Костыгин ведет компанию к контролируемому банкротству», — заявлял Михаил Васинкевич. Однако, по словам господина Костыгина, 555 млн рублей. Газпромбанк автоматически списал с его счета после дефолта по платежу «Юлмарта». «Предполагаю, что у Васинкевича нет средств для погашения задолженности, так как в последние годы он испытывает сложности со своими другими компаниями: бизнес по торговле зерном разорился, а сеть Ficha (компания торговала продукцией Apple) — обанкротилась», — сообщил ранее “Ъ” Дмитрий Костыгин.

Кроме корпоративного конфликта, вчера господин Костыгин коснулся темы подготовки к выходу к IPO, подчеркнув, что готовность «Юлмарта» высокая. «Рынок оживляется, рейтинги Fitch и S&P повышаются, торгуются отечественные компании, по стране ходят денежные знаки, которые нужно вкладывать, чтобы уберечь их от инфляции», — высказался он. Он добавил, что шанс выхода на биржу есть в 2017 году, самое позднее — в 2018 году. Речь идет о 10% акций и о размещении на Московской бирже, хотя ранее говорилось о 25–30% и о биржах Лондона, Нью-Йорка и Гонконга.

Вчера господин Васинкевич на звонок “Ъ” не ответил.

Леонид Делицын, аналитик группы компаний «Финам», считает, что конфликт акционеров и перенос сроков IPO имеют общую причину. «Сообщения о переносе IPO публиковались за несколько месяцев до сообщений о корпоративном конфликте. Если разделять гипотезу о том, что кто-либо планировал разместить “Юлмарт” в конце 2016 года на Московской бирже, то, наверное, правомерно говорить о переносе сроков IPO. В 2015 году пресса сообщала об IPO отнюдь не на Московской бирже, а на одной из американских или на Лондонской. Именно возможности IPO там и изучали предполагаемые андеррайтеры из JP Morgan и Morgan Stanley, которые оценивали “Юлмарт” в $5–6 млрд. О Московской бирже речь не шла. И это логично, поскольку на американских биржах обращаются акции десятков онлайн-магазинов. А единственной публичной компанией сектора электронной торговли у нас была “Платформа Ютинет”, которая совершила IPO на ММВБ в 2012 году. Однако сейчас ее акции не торгуются, и новых IPO в этом секторе тоже не было. Уже после сообщения о переносе сроков гипотетического IPO к списку возможных площадок добавился Гонконг. Однако и в этом случае Московская биржа не упоминалась», — говорит он.

По его словам, важно то, что речь идет не только о переносе сроков, но и о переносе места размещения. «Действительно, в США сейчас в очереди на IPO стоят десятки так называемых “единорогов”, то есть частных компаний с миллиардной капитализацией, вполне сравнимых с “Юлмартом”. Можно предположить, что весь энтузиазм крупных андеррайтеров будет сфокусирован именно на них и российским ритейлером никто специально не захочет заниматься. Напротив, на Московской бирже сектор электронной коммерции — крупнейший в отечественной интернет-экономике — пока попросту отсутствует. С точки зрения Московской биржи заполучить одного из крупнейших игроков рынка электронной коммерции — это стимул к развитию самого фондового рынка. Однако в 2016 году андеррайтеры уже не успеют представить компанию потенциальным покупателям. Типичный срок, в течение которого компания в партнерстве с андеррайтерами рассказывает о себя будущим акционерам, — от полугода до года. Перспективы рынка — обычные, не хуже и не лучше, чем раньше. Проникновение интернета в России превысило 70% — в аналогичной ситуации в США на бирже давно торговалось много электронных магазинов, гораздо меньших по размерам, чем “Юлмарт”. С одной стороны, правила игры требуют от нас делать вид, что мы верим в любое заявление, которое поступает от компании нового сектора экономики — с целью стимулировать развитие этого сектора, но с другой — на этапе роста об IPO на американских биржах заявляют компании, в сотни раз меньшие, чем “Юлмарт”», — высказывается господин Делицын.

Что же касается воздействия конфликта акционеров на потенциальных инвесторов, то господин Делицин подчеркивает, что такой конфликт несет информацию об участи миноритария, и стимулирует потенциальных инвесторов к размышлению о том, что случится с ними в случае, когда, скажем, рынок будет развиваться не с той скоростью, какую обещали аналитики андеррайтеров. «Сейчас речь идет о размещении 10% акций — ведь у нас сложно разместить такой объем, как на NYSE или NASDAQ, тем более когда речь идет об относительно молодой компании. Оценки стоимости сейчас не озвучиваются, но в 2015 году речь шла о $5–6 млрд. Будущие акционеры понимают, что продавец в идеале хотел бы получить почти полмиллиарда долларов за 10% электронного ритейлера. Поэтому завтрашние миноритарии рассматривают свои перспективы с учетом опыта сегодняшних, коль скоро такая возможность им представляется. Вообще, на сообщения об IPO в перспективе, более отдаленной, чем следующий год, продуктивнее смотреть с позиций ценителя изящной литературы», — подчеркивает господи Делицын.

Вадим Исаков, территориальный директор «БКС Премьер», говорит, что детали корпоративного конфликта в компании «Юлмарт» ему неизвестны. «Однако можно смело утверждать, что подобные вещи не способствуют формированию вокруг потенциального эмитента благоприятного информационного фона, который не просто желателен, а необходим для успешного первичного размещения. Что касается переноса планируемых сроков размещения, то здесь мы не видим ничего экстраординарного и связываем это как с текущей нестабильной рыночной конъюнктурой, так и с известными по публикациям в СМИ противоречиями, связанными с оценкой бизнеса компании», — высказался он.

Юлия Чаюн


Комментировать

Наглядно

в регионе

глазами «ъ»

в лучших местах

обсуждение