Коротко

Новости

Подробно

Фото: Геннадий Гуляев / Коммерсантъ   |  купить фото

Злоключения с заключением

Как ФСБ вмешалась в планы приватизации

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 1

Сделка по продаже "Роснефти" пакета "Башнефти", попавшая в центр обвинений в отношении экс-министра экономики Алексея Улюкаева, вызвала среди чиновников и участников рынка не меньше вопросов и удивления, чем его арест. Господин Улюкаев, как и финансово-экономический блок правительства в целом, был противником такой "приватизации", а смена позиции в октябре выглядела неожиданной и не слишком обоснованной. Правда, считалось, что причина в давлении "Роснефти" на правительство, а не наоборот. На судьбу этой сделки скандал в Минэкономики вряд ли повлияет, но у "Роснефти" есть шанс получить от него дополнительные бонусы.


В основу обвинений СКР в отношении Алексея Улюкаева легло получение взятки в размере $2 млн за "положительное заключение и оценку" сделки по продаже "Роснефти" 50,08% уставного капитала "Башнефти". О чем именно идет речь, не совсем ясно. Рекомендации по сделке Минэкономики получило от инвестконсультанта — "ВТБ Капитала",— направив их в сентябре в правительство. Кроме того, именно министерство готовило проект конкретного распоряжения о сделке от 10 октября, которое подписал премьер Дмитрий Медведев. Это стало достаточно неожиданным итогом продолжавшейся несколько месяцев острой борьбы за "Башнефть", центральными игроками в которой были "Роснефть" и ЛУКОЙЛ, а Минэкономики — одним из ключевых модераторов.

Именно министерство собирало материалы для сделки от Росимущества, консультантов ("ВТБ Капитал" и Sberbank CIB) и претендентов, составляло график. Необязывающие предложения потенциальных покупателей поступили к концу июля. Финансово-экономический блок правительства во главе с Минэкономики сразу резко воспротивился варианту приватизации в пользу "Роснефти", не поддерживали идею и в администрации президента.

""Роснефть" — ненадлежащий покупатель для такого актива",— заявлял Алексей Улюкаев, предлагая в качестве механизма исключение госкомпании из числа претендентов, распоряжение правительства или директиву ее формальному владельцу, государственному "Роснефтегазу". Позицию Минэкономики разделяли вице-премьер Аркадий Дворкович и помощник президента, глава совета директоров "Роснефти" Андрей Белоусов, который назвал идею "глупостью". Первый вице-премьер Игорь Шувалов считал наилучшим претендентом ЛУКОЙЛ.

В начале августа Минэкономики направило в правительство отчет о способах приватизации госпакета "Башнефти", его оценку, проведенную E&Y (297-315 млрд руб.). Предполагалось, что состоится тендер, технически он был полностью готов. Однако 16 августа неожиданно для всех процесс был приостановлен на неопределенный срок. По неофициальной информации, причиной стал раскол во властных структурах как раз по поводу участия в сделке "Роснефти".

Судя по всему, в это время ситуацией и заинтересовалась ФСБ, взявшая процесс в активную разработку, говорят источники "Ъ", "в начале осени". По стечению обстоятельств, примерно в этих же числах, в середине августа, по данным The New Times, ушел со своего поста первый заместитель начальника управления собственной безопасности ФСБ генерал Олег Феоктистов. Собеседники "Ъ", близкие к администрации президента и правительству, напрямую связывают его с фигурой главы "Роснефти" Игоря Сечина и считают участником, если не одной из основных движущих сил операции ФСБ, итогом которой стал арест Алексея Улюкаева. Официально господин Феоктистов стал участником событий 20 сентября, возглавив службу безопасности "Роснефти" (4 октября вошел в правление компании).

Источники "Ъ" не берутся предположить, были назначение господина Феоктистова и действия ФСБ способом защиты руководства "Роснефти" от давления господина Улюкаева или же, наоборот, инструментом давления госкомпании на самого чиновника. Но вокруг приватизации "Башнефти" полтора месяца, с середины августа до конца сентября, сохранялась подчеркнутая неопределенность. Активной критики участия "Роснефти" больше ни с одной из сторон не звучало, но и надежды остальных претендентов не развеивались. Ситуация стремительно прояснилась 30 сентября — 1 октября: "Роснефть" утвердили безальтернативным покупателем. Сделка стоимостью 329,7 млрд руб. была закрыта за два дня, 12 октября, причем, по словам источников "Ъ", прочих претендентов о начале сбора обязывающих предложений компании даже не уведомляли. По косвенным данным других собеседников "Ъ", формальные шаги в рамках дела Алексея Улюкаева были предприняты уже после официального назначения Олега Феоктистова в "Роснефть", в конце сентября как раз буквально накануне прозвучавшего 30 сентября заявления первого вице-премьера Игоря Шувалова о том, что госкомпании признана легитимным претендентом на "Башнефть".

По логике сделка, один из формальных ключевых элементов которой, рекомендация Минэкономики, был якобы получен в результате уголовно наказуемых действий, автоматически оказывается под угрозой срыва. Однако Следственный комитет, объявляя о возбуждении дела, специально подчеркнул, что вопросов к самой приватизации "Башнефти" или "Роснефти" как к покупателю у него нет. Опрошенные "Ъ" юристы также сомневаются, что ситуация может повлиять на сделку. Управляющий партнер юридического бюро "Падва и Эпштейн" Семен Эпштейн полагает, что "экс-министр не определял условия приватизации, но самое важное — предложенные "Роснефтью" условия были приоритетными, поэтому это абсолютно законная сделка". Это мнение разделяет управляющий партнер Goltsblat BLP Андрей Гольцблат: "Сделка состоялась в рамках российского законодательства, процедура установления цены была соблюдена, закон о приватизации не нарушен, "ВТБ Капитал" провел оценку и другие необходимые действия. У нас есть возбужденное уголовное дело в отношении конкретного лица, и есть сделка по продаже акций — эти события между собой юридически никак не связаны".

Но приватизацией "Башнефти" разногласия и напряженность между Минэкономики и "Роснефтью" не исчерпываются. Следующей крупной сделкой, судьба которой должна решиться до 5 декабря, станет продажа 19,5% акций самой "Роснефти". Эта приватизация обсуждается давно, но госкомпания традиционно выступает резко против. До недавних пор руководству "Роснефти" удавалось тормозить процесс, но после продажи "Башнефти" он резко ускорился, появились и минимальная сумма (710,8 млрд руб.), и четкий график. Здесь "Роснефть" также оказалась среди ключевых претендентов, более того — на данный момент, по сути, единственным реальным кандидатом на покупку. Однако, в отличие от приватизации "Башнефти", позиция руководства госкомпании по этой сделке далеко не так однозначна.

Источники "Ъ" сходятся в оценке, что "Роснефть" не хотела бы видеть среди своих акционеров нового крупного сильного инвестора, но вот готова ли она сама выкупить пакет — вопрос. Большинство собеседников "Ъ" считают, что идея отдать бюджету столь крупную сумму руководство госкомпании, мягко говоря, не слишком привлекает и идеальным выходом видится либо существенный дисконт, либо очередная задержка приватизации, либо разработка сложной схемы финансирования сделки с участием денег "Роснефтегаза", и так формально принадлежащих государству. В этой ситуации возможная неразбериха в Минэкономики и потеря сильного оппонента в лице господина Улюкаева — абсолютно в интересах "Роснефти". Алексей Улюкаев играет одну из ключевых ролей в приватизации "Роснефти", признают аналитики "Атона", поэтому его арест может поставить под угрозу закрытие сделки до конца года.

Дмитрий Козлов, Елена Киселева, Рената Ямбаева, Андрей Райский


Комментарии
Профиль пользователя