Коротко

Новости

Подробно

Фото: REUTERS/Axel Schmidt / Reuters

Призрак Трампа бродит по Европе

Виктор Агаев — о реакции немцев на нового президента США

Журнал "Огонёк" от , стр. 16

Такое впечатление, что американские выборы немцев одновременно и напугали, и вдохновили. Что окажется весомее — боязнь утраты трансатлантической солидарности или сила примера?


Если бы немцы принимали участие в выборах президента США, то за Дональда Трампа проголосовали бы всего 4 процента, а среди политиков ФРГ — и того меньше.

И дело не в том, что Трамп воспринимается как клише типичного американца — неотесанного, вульгарного и самодовольного. И даже не в том, что антиамериканизм в последнее время усилился "благодаря" Сноудену и скандалам вокруг договора о свободной торговле между США и ЕС.

Не нравится Трамп большинству немцев тем, что нарушает все принципы политкорректности, соблюдение которых они, как и большинство европейцев, считают правилами элементарного приличия. Для образованной немецкой молодежи (до 40 лет) неприятие сексизма, расизма, насилия, защита личной сферы, борьба за сохранение климата, свобода доступа к информации, альтернативные браки и т.д. — норма жизни.

Проявлением этого стала пусть наивная, но искренняя готовность помогать беженцам с Ближнего Востока и из Северной Африки. Напомним: в 1990-е по той же логике простые немцы собирали помощь для России, принимали у себя "детей Чернобыля" и беженцев из Югославии.

В этом контексте неприятие Трампа можно сравнить с неприязнью к соседу, который появился как чертик из табакерки. Вы его знаете только в лицо, но он почему-то хамит вам, да еще насмехается над вашими лучшими чувствами. Что правда, то правда: миллиардер весь год бил прямой наводкой по политике и политикам ФРГ, прежде всего по Ангеле Меркель.

Вспомним хотя бы, как в 2015-м журнал Time назвал канцлера ФРГ "человеком года", а Трамп тут же возмутился и заявил, что не может быть "человеком года" тот, кто губит страну своей иммиграционной политикой. Возможно, с этим согласятся многие как в ФРГ, так и в мире. Более того, сама Меркель была бы готова обсуждать проблему беженцев хоть с тем же Трампом, предложи он какие-то содержательные решения. Он же лишь "порекомендовал" создать некую охраняемую зону для беженцев в Сирии. Как считают в ФРГ, этот совет иллюстрирует как его глубину понимания происходящего, так и его готовность к сотрудничеству.

Возмущало и то, что критика Трампа была оскорбительной. Год назад он фактически возложил на Меркель вину и за теракты в Париже, и за пьяные новогодние беспорядки в Кельне, которые в соцсетях раздули до массовых изнасилований. "Спасибо Меркель! — издевательски кричал Трамп на предвыборном митинге.— Она привела Германию к катастрофе и стала проблемой для страны".

Больше того, Трамп использовал Меркель как пугало. Когда ему нужно было показать, чем опасна Хиллари, он заявил: "Клинтон хочет стать американской Меркель". Он постоянно повторял избирателям, что если в Германии не произойдет революции, то уж на выборах-то канцлер пролетит точно. А в одном из выступлений дал понять, что готов ограничить въезд немцев в США, поскольку от них много проблем. Словом, за этот год сложилось стойкое убеждение, что Трамп немцев просто не любит.

Правда, в конце сентября Трамп смягчил тон, признал Меркель "лидером мирового уровня", допускающим ошибки в иммиграционной политике. Но эта ложка меда уже не могла ничего изменить в бочке дегтя. А потому не стоит удивляться, что Меркель, заочно поздравляя Трампа, сухо отметила, что надеется на сотрудничество на базе общих ценностей: демократия, свобода, уважение к правам и достоинству человека независимо от происхождения, цвета кожи, религии, пола, сексуальной ориентации или политических взглядов.

От сантиментов к финансам


Подавляющее большинство (90 процентов) немцев восприняли победу Трампа как катастрофу. Посыпались резкие комментарии, от испуганных до сердитых: "Закат Запада", "Америка стала непредсказуемой", "Конец демократии", "Фашист у власти"... Что уж тут говорить, если обычно сдержанный шеф дипломатии Франк-Вальтер Штайнмайер совсем не дипломатично называл Трампа "горлопаном" и "проповедником ненависти".

После выборов, как полагается, зазвучали другие слова. Но понимание, что "американская внешняя политика станет менее предсказуемой", поскольку США "будут чаще принимать решения без консультаций с союзниками", у Штайнмайера осталось. А потому остался в силе и вывод: "ничто не станет проще, но многое станет труднее". Ведь Трамп не скрывает, что намерен руководствоваться не такими расплывчатыми понятиями, как ценности или принципы, а соображениями выгоды и целесообразности для Америки.

Впрочем, за Трампом тоже не заржавеет. Зная, что Европа больше нуждается в США, чем США в Европе, он обещал своим избирателям изменить все, чтобы партнеры по НАТО не могли больше "доить" американцев. Трамп заявил: "Страны, которые мы защищаем, должны платить за это. Не платят — пусть защищают себя сами. У нас нет другого выбора". Это поразило многих в Европе, ведь Трамп фактически говорит, что не готов соблюдать статью 5 устава НАТО в случае нападения на страны, которые тратят на оборону меньше 2 процентов своего ВВП. Суть статьи 5 Вашингтонского договора, учредившего эту организацию в 1949 году, как известно, в том и состоит, что нападение на любого из членов НАТО рассматривается как нападение на весь альянс и автоматически вызывает общие ответные действия.

Цена безопасности


Министр обороны ФРГ Урсула фон дер Ляйен в одной из дискуссий на ТВ осудила Трампа за желание свести все к материальной проблеме и выразила надежду, что "советники ему пояснят, что НАТО — это не бизнес, не фирма. Здесь нельзя сказать: мне безразличны ваши ценности, мне важна прибыль. Это не соответствует базовым принципам НАТО".

Министр обороны тут же напомнила, что за всю историю НАТО этот принцип применялся лишь однажды: после терактов 11 сентября 2001 года НАТО заявило о безоговорочной поддержке США в борьбе с террористами. И собственно, исполняя именно это обязательство, немцы и другие члены НАТО вот уже 15 лет находятся в Афганистане. И уход оттуда вряд ли возможен даже при Трампе. Так же как и отказ защищать страны Центральной и Восточной Европы, считает Торстен Беннер, директор берлинского аналитического центра Global Public Policy Institute.

Но вот к вопросу о взносах в бюджет НАТО Трамп, безусловно, вернется. И потому Ангела Меркель уже в июне на форуме своей партии (Христианско-демократического союза — ХДС) дала понять, что существенное увеличение военных расходов неизбежно. Ведь ФРГ тратит на них лишь 1,2 процента ВВП, тогда как США — 3,4 процента, а Великобритания — 2,4 процента. "Разрыв между этими цифрами придется сокращать",— сказала тогда Меркель. Она напомнила, что выделять на оборону по 2 процента ВВП страны НАТО договорились еще в 2002-м. Но ФРГ постоянно снижала эти расходы и дошла до 1,2 процента.

Причина проста: основной целью страны несколько лет назад была борьба с долгами, превысившими 2 трлн. Ради этого немцы сократили все бюджетные расходы: и на оборону, и на социальные нужды, и на образование. Теперь же, после победы Трампа, придется обещания выполнять. Стоить это будет, как ожидается, не менее 40 млрд евро в год.

Расчет простой: на НАТО США тратят в год 80 млрд, европейцы — 39 млрд. Если американцы будут давать меньше, а бюджет НАТО не уменьшится, то ЕС нужно найти 40 млрд или больше. Естественно, самым крупным будет вклад ФРГ как самой богатой и мощной страны ЕС. По прикидкам экспертов, оборонный бюджет ФРГ вырастет с 37 до 80 млрд евро в год. Как минимум!

Но дело не только в суммах. В корне изменится концепция безопасности. Эта тема явно станет основной в предвыборной кампании, которая в ФРГ фактически началась (выборы пройдут осенью 2017 года). Нужно или нет влезать в любой конфликт в мире? На самом ли деле безопасность ФРГ начинается на Гиндукуше (так сказал 15 лет назад министр обороны ФРГ)? Бояться Москвы или верить ей, создавать армию ЕС или не надо? Платить больше в НАТО или разрешить американцам создать новые базы в Европе, разместить там ядерное оружие?

Лидер социал-демократов Томас Опперман, например, уже признал справедливость требований Трампа, но подчеркнул: европейцам безопасность обойдется дешевле, если они будут обеспечивать ее сообща, объединив средства и технические возможности. Само собой, это даст старт новой гонке вооружений. И соревноваться на сей раз будут не только РФ и США, но и страны ЕС. Исход гонки неизвестен, но следует помнить, советует берлинский аналитик Торстен Беннер, что Дональд Трамп считает непредсказуемость своим важнейшим внешнеполитическим принципом.

Впрочем, этот эксперт считает сомнительным и сближение Дональда Трампа с Владимиром Путиным. Какие бы интересы ни двигали Трампом, от роли "мирового жандарма" он по своей воле никогда не откажется. Это противоречило бы экономическим интересам США и военно-промышленного комплекса, о которых печется избранный президент. А также не отвечало бы интересам военных, на которых Трамп в предвыборной борьбе делал однозначную ставку.

«Понятие "Запад" потеряет содержание»


"Если Трамп будет управлять страной так же, как он вел предвыборную кампанию, нас ждет кошмар",— предрекает политолог Фред Кемпе, председатель Атлантического совета, влиятельной в США лоббистской структуры.

Немецкий политолог Херфрид Мюнклер эту озабоченность разделяет: если США начнут проводить "национально ограниченную" и протекционистскую политику, выйдут из договора по климату, ядерного договора с Ираном и соглашений о свободной торговле, то все другие "подписанты" быстро перестанут эти соглашения выполнять, что сделает мир опаснее. "В целом понятие "Запад", о котором мы привыкли говорить после Второй мировой, потеряет смысл, контуры, конкретное содержание",— предупреждает Мюнклер. Этого "Запада" больше не будет, поскольку страны Европы без США слишком слабы и их население явно не стремится к единству, к совместному решению общих задач. Именно как кризис воли и солидарности расценивает Мюнклер, в частности и неспособность общими силами решать проблему беженцев.

Большие опасения в ЕС и особенно в ФРГ вызывают и экономические планы Трампа. Их суть, если коротко: снизить налоги, увеличить занятость, уменьшить регулирование экономики государством, поддерживать своего производителя. Именно этими обещаниями соблазнил избирателей Трамп. Немецкие эксперты сомневаются в их выполнимости в принципе, но говорить об этом всерьез пока рано: конкретных планов нет, кто должен разрабатывать их в правительстве — неизвестно. На лето намечен саммит ЕС — США, к нему стороны позиции сформулируют. Но и так ясно: улучшение отношений с ЕС вряд ли станет при Трампе приоритетом.

При этом центральная проблема нынешнего руководства ФРГ в том, что обещания Трампа (при всем неоднозначном отношении к самому персонажу) кажутся миллионам немцев правильными и привлекательными. В самом деле, экономика ФРГ в очень хорошем состоянии, наниматели зарабатывают хорошо, но заработки нанятых постоянно падают. Пугающе велик разрыв между бедными и богатыми. Все больше людей, которые, даже работая полный день, не могут жить на одну зарплату. В ЕС число "работающих бедных" выросло за 2 года с 7 до 8 процентов, в ФРГ — с 5 до 7 процентов.

Они, естественно, хотят помощи от государства. Тому же приходится усиливать ненавистное Трампу регулирование: требовать и с работников, и с предпринимателей деньги в социальные фонды, распределяющие средства между безработными, бедными, больными и т.д.

При этом экономика ФРГ сильно зависит от поставок в США — экспорт превышает 114 млрд евро. Это важнейший рынок сбыта, от него зависят 1,5 млн рабочих мест. Если Трамп вводит заградительные пошлины, чтобы поддержать своих производителей, поставки в США становятся невыгодными, немцы теряют важнейшего потребителя, в ФРГ растет безработица.

Известно: Трамп хочет, чтобы американцы покупали американские товары. В принципе, немцы тоже хотели бы покупать немецкие товары, но они или слишком дороги (поскольку труд в Германии дорог, налоги и социальные отчисления велики), или их просто нет. В ФРГ почти не добывают уголь, не варят сталь, не шьют одежду и обувь, поскольку все это было бы слишком дорого. Словом, 70 процентов работающих в ФРГ заняты в непроизводительных отраслях. А в производительных из-за внедрения компьютеров и роботов нужно все меньше рабочих рук. Кроме того, многие предприниматели ради снижения издержек вывели свои производства из ФРГ туда, где труд дешевле и где нет профсоюзов. Это, как известно, глобализация. Та самая, с которой Трамп обещал бороться.

Вот немцы, затаив дыхание, и будут следить за тем, как он это делает: одни с надеждой, другие со страхом. Надеются на Трампа малоимущие, а также беднеющие на глазах представители среднего класса. Боятся Трампа и критикуют его политики, особенно те, кто у власти. Они доказывают, что сделать он ничего не сможет, да и не хочет. Вот только переубедить тех, кто верует в Трампа, невозможно. Они хотят идти за ним.

Правда, идти пока некуда. В Европе нет своего Трампа, хотя все националистические и популистские политические движения пытаются воспользоваться победой американского Трампа в пропагандистских целях. "Прокатиться на волне успеха Трампа", как написала одна из бельгийских газет. Первым уже 4 декабря это попытается сделать лидер крайне правой Партии свободы Норберт Хофер: он надеется стать президентом Австрии. В марте 2017-го придет очередь популиста Геерта Вилдерса на парламентских выборах в Нидерландах. В апреле — мае Марин Ле Пен и ее "Национальный фронт" пойдут на штурм бастионов власти во Франции.

И наконец, в сентябре 2017-го — выборы в Бундестаг. Фрауке Петри, лидер партии "Альтернатива для Германии" (АдГ), поздравив Трампа, пишет: "Его успех — исторический шанс для нас. С сегодняшнего дня АдГ — единственная трансатлантическая сила в Германии. С ним мы сумеем отрегулировать трансатлантические отношения. Наша совместная задача сохранить и восстановить свободу, демократию и правовое государство по обе стороны Атлантики. На смену гегемонистским притязаниям Америки в Европе должны прийти равноправные отношения". Где Петри прочитала или услышала, что Трамп стремится к равноправию, непонятно, но такие заявления ее сторонникам нравятся. За Трампа были бы готовы проголосовать 4 процента немцев. А вот за АдГ — все 11 процентов.

Весь парадокс, однако, в том, что и сегодня 59 процентов не против того, чтобы канцлером после выборов осенью 2017 года оставалась Ангела Меркель. Правда, немцы выбирают не канцлера, а партии (здесь расклад следующий: блок ХДС/ХСС получил бы 34 процента, социал-демократы — 23, "зеленые" и АдГ — по 11 процентов, левые — 10 процентов). В общем, можно было бы утверждать, что успех Трампа немецкому истеблишменту на данный момент непоправимого урона еще не нанес. Но все еще слишком хорошо помнят, что показывали соцопросы на старте американской кампании...

На своих предвыборных митингах Трамп использовал Меркель как пугало. Когда нужно было показать, чем опасна Хиллари, он заявлял: "Клинтон хочет стать американской Меркель"

Виктор Агаев, Бонн


Детали

Когда Трамп был Трумпом


Немецкие корни только что избранного президента США просматриваются столь же отчетливо, как и то, что американской мечтой его род одержим уже в третьем поколении. Речь, так сказать, о self-made family

Казалось бы, Дональд Трамп должен любить Германию и немцев. Ведь его дед и бабушка (родители отца) родились и женились в Германии, в городке Кальштадт, в винодельческом регионе Пфальц. Дед (Фридрих) иммигрировал в США в 1885 году, получил гражданство в 1892-м. Тогда, кстати, фамилия писалась так же, как и сейчас, но произносилась по-немецки — Трумп.

Почему иммигрировали? Известно, что Фридрих на родине пытался стать парикмахером, но не нашел работы и в 16 лет уехал в Соединенные Штаты, мечтая разбогатеть на добыче золота. Дело это, правда, оказалось трудным, и Фридрих Трумп стал поваром, кормившим золотодобытчиков. Те платили золотом, на которое Фридрих и его старшая сестра покупали земельные участки в Нью-Йорке. Тогда земля там была очень дешевой...

Уточним, впрочем: это отнюдь не семейная легенда, а история, изложенная в немецком документальном фильме, снятом несколько лет назад, он называется "Короли Кальштадта". Причем любопытно, что вторым королем и, как утверждается в фильме, дальним родственником Трумпа был Хайнц, создатель H.J. Heinz Company, производящей консервы, из которых мы лучше всего знаем кетчупы. Любопытные штрихи, которые стоит вспоминать, когда слышишь, что новый президент будет бороться с магнатами.


Комментарии
Профиль пользователя