Коротко

Новости

Подробно

Фото: Николай Ушанов / Автопилот

Дельта Волги и аквакультура. Часть пятая

За лягушками вместе с Land Rover

Автор: Николай Ушанов

Ближе к ночи на землю опустился густой туман. Наш Discovery Sport словно таранил яркими лучами фар плотную мучнистую мглу, и она в их ярком свете вяло клубилась. Завораживающе. И жутковато. Кстати, не обидел отец-производитель наш Disco светом — ближний настолько выверен, что дальний в условиях обычной ночи практически можно не включать, все видно. Но у нас ночь необычная. Если включить дальний, то пространство перед автомобилем превращается в молочную стену. И вдобавок дороги почти нет. Пять минут назад мы свернули с асфальта и попали в какую-то Нарнию — едва различимые в тумане островки низких деревьев, высоченный камыш на странных буграх, между которыми петляет некое подобие разбитого тракторами направления. Даже не верится, что в конце концов мы упремся не в хижину бобра, а в нормальную цивилизацию. Переваливаясь на здоровенных колдобинах, Disco урчал вполне себе буднично, позволяя думать о том, что нас ждет, а не о том, как мы туда проедем. Огромные железные ворота возникли из тумана неожиданно. Мы на месте. Сейчас небольшой перекус, потом спать, а завтра — в гости к лягам.

О протоках в дельте Волги можно рассказывать бесконечно, как об отдельной стране. Собственно, это и есть отдельная страна, по площади равная, наверное, двум Голландиям. И это особый образ жизни, особая, очень своеобразная цивилизация. Одни сюда приезжают прежде всего ловить рыбу, другие — охотиться. А третьи на них делают деньги.

Однако есть еще и четвертые, работяги, рыбоводы и энтузиасты. Именно к ним мы собрались завтра, чтобы попробовать на вкус… хм… жирных, сладких, да… и прекрасных астраханских лягушек.

Эх, как там в песне поется? «Плыл бы я на катере к растакой-то матери, да, видать, не суждено — нет воды в фарватере». Есть, есть вода в фарватере, много воды. Вот уж точно: «Мне ветер в лицо, а я еду быстро». Катер мчит по протоке со скоростью 50 км/ч, мотор воет так, что его приходится перекрикивать, и ветер сбивает с головы капюшон. На волнах от встречных катеров нашу посудину подбрасывает, как на аттракционе. Под ярким солнцем вода в кильватере рассыпается мелким бисером — здорово! Песня! Из-за острова на стрежень. Однако, когда мы вышли из протоки на большую Волгу, покрытую мелкой рябью, восторгов поубавилось. Представьте, что вы мчитесь по булыжной мостовой в тележке из супермаркета. Тут бы зубы целыми сохранить…

«Современный рыбоводный комплекс “Шараповский” — это несколько чистых и полузаросших камышами рыборазводных прудов, не соединенных с большой водой. В промышленном масштабе здесь занимаются в основном разведением рыбы, в частности, толстолобиком и новой рыбкой, африканским сомиком. А лягушек и черепах — да-да, именно черепах — поставляют под заказ, по требованию, нескольким столичным ресторанам. Видно, что территория находится в стадии постоянного освоения и улучшения, то есть в состоянии перманентной стройки. Заправляет хозяйством мужчина по имени Кади — ударение на последнем слоге — профессиональный ихтиолог, абсолютный фанат своего дела и очень хороший человек. И мы приехали не очень кстати. Кади и сотоварищи как раз занимались переселением малька толстолобика на зимовку, перевозили его из мелких прудов в глубокие. Дело это хлопотное, трудоемкое, но спасибо Кади — отвлекся, помог нам с лягушками».

Не знаю, как сегодня, но в нашем советском детстве мы все ловили головастиков и маленьких лягушат. Создания эти были хоть и скользкими, но довольно милыми. Больших же лягушек во времена детсада я реально боялся и к словам песенки «и вот пришла лягушка, прожорливое брюшко» относился очень серьезно. Наше садовое товарищество, где я проводил лето, охранял сторож по кличке Кузнец, дядька коренастый, жилистый, кривоногий. Нас, детей, он не любил, гонял, и мы относились к нему с опаской. Дальше понятно, да? Пришла такая лягушка и пожрала того самого, свирепого Кузнеца! Это ж каким монстром надо быть! Так вот большие ляги мне всегда казались страшными, непредсказуемыми и противными. Чего стоит один только надменный взгляд мутных, почти крокодильих глаз. Однажды одна попалась мне на удочку вместо рыбы, так я снимал ее с крючка с закрытыми глазами, каменея от страха и брезгливости.

Конечно, со временем все изменилось. Чем только не приходилось лакомиться во время журналистских путешествий! И в этом длинном списке непривычной еды лягушки вообще не экзотика. Но вот чтобы так, самостоятельно их изловить, убить, разделать, изжарить на костре и, прошу прощения, сожрать… Это у меня впервые. Местные ляги живут в специальном, довольно глубоком прудике. Вечерами задорно квакают и табунами выбираются на свет. И они огромные! Надменные, ленивые… Черт! И противные, фу!

По словам моего радиоколлеги, с самого раннего детства он мечтал стать доктором, биологом-препаратором и каким-то еще исследователем. Но судьба, дескать, распорядилась иначе, и в итоге он выучился на преподавателя русского языка и литературы. А предмет этот далек от живодерства. Короче говоря, мы так и не смогли убить ни одной лягушки. Всем занимался опытный Кади. Ну, или почти всем. Он осторожно вынимал жертву из ведерка, ручкой ножа колотил лягу по голове, после чего грамотно отрезал лапы таким образом, чтобы они не разделялись… Да-да, зрелище довольно противное, но что делать! Мы же не теряли времени даром и занимались костром, благо рядом были сухие дрова. Когда Кади нарезал десять пар ног, откланялся и убежал продолжать заниматься переселением толстолобика, настал черед Георгия Хачатурова. Похоже, в нем умер не доктор, а инквизитор. Он работал легко, азартно, высунув от усердия язык. На удивление ловко снял с лапок кожу, отрезал ласты, положил заготовки в мисочку и присолил. И, о ужас! Освежеванные лапки в миске самостоятельно задергались… Говорят, такова реакция мышц на соль… Может быть. Господи! Ну почему так противно-то? За что? Неужели их придется есть?

Дальше все было прозаично — угли, решетка. Минут через 15 мы имели 10 пар зажаренных на костре лягушачьих лапок. Хрустящих, ароматных, с корочкой. И, черт возьми, очень вкусных, правда. Я все-таки себя пересилил и попробовал.

По дороге домой уже где-то между Волгоградом и Тамбовом я наслаждался хорошим драйвом за рулем верного Disco Sport и, вспоминая наш лягушачий трип, мысленно подводил итоги. Первое. Это было не с нами. Второе. Всю эту экзотику лучше пробовать в ресторане, а не живодерничать на природе. Третье. Лягушки, пусть они трижды вкусные, не наша пища. Это куда-нибудь в Азию или к французам. Четвертое. Однако, окажись я в экстренной ситуации, не побрезгую. Но лучше не оказываться. И пятое. Хорошо, что мы путешествовали на Discovery Sport. Отмахали пару тысяч километров и хоть бы что. Приятный во всех отношениях автомобиль.

Вернуться на главную страницу проекта.



Комментарии

обсуждение

Профиль пользователя