Коротко

Новости

Подробно

Фото: Анатолий Жданов / Коммерсантъ   |  купить фото

«Наш премьер ждет Владимира Путина с открытой душой»

Министр экономики Японии Хиросигэ Сэко рассказал “Ъ” о новой политике своей страны на российском направлении

от

В рамках подготовки декабрьского визита в Японию президента РФ Владимира Путина в Москве побывал ХИРОСИГЭ СЭКО, занимающий пост министра экономики, торговли и промышленности, а также специального министра по вопросам экономического сотрудничества с Россией. О перезагрузке российско-японских отношений и перспективах сотрудничества Токио и Москвы господин Сэко рассказал корреспонденту “Ъ” МИХАИЛУ КОРОСТИКОВУ.


— В названии вашей должности есть слово «Россия». Для иностранного министерства это едва ли не уникальный случай. Чем вызван такой интерес?

— В истории Японии действительно не было еще такого случая, чтобы в названии должности министра упоминалась другая страна. 11 лет назад я начал общаться с российскими официальными лицами и приложил много усилий для расширения этих контактов. С конца 2012 года, когда Синдзо Абэ во второй раз стал премьером, я был назначен заместителем главного секретаря кабинета (аналог замглавы Администрации президента России.— “Ъ”). И во всех 14 встречах Владимира Путина и Синдзо Абэ я принимал участие. Моей задачей было объединить усилия всех министерств для продвижения экономического сотрудничества с Россией. Поэтому я очень рад, что меня назначили не только министром экономики, торговли и промышленности, но также и специальным министром по вопросам экономического сотрудничества с Россией.

— Указ о вашем назначении вышел 1 сентября. За это время успели ли вы сформировать команду? Если да, кого в нее пригласили?

— Сразу после назначения на эту должность я создал совет по стимулированию экономического сотрудничества с Россией. Его цель — конкретизировать, наполнить содержанием ту позицию, которую премьер Абэ представил господину Путину, то есть сотрудничество в рамках «восьми пунктов». В частности, энергетическое сотрудничество, сотрудничество в области здоровья, медицины, транспортной инфраструктуры, финансовых отношений, инноваций на Дальнем Востоке и улучшения экспортного потенциала России. В этот совет приглашены заместители руководителей всех министерств Японии. С сентября по ноябрь они посещали Россию во главе делегаций, активно работали. А в ходе этой поездки в Москву я встретился с министром экономического развития России Алексеем Улюкаевым.

— О чем удалось договориться?

— Один из главных результатов — мы отобрали 30 японских экономических проектов, которые должны быть реализованы на территории России. Мы также договорились о создании рабочей группы высокого уровня для продвижения экономического сотрудничества между Японией и Россией и уже провели первое ее заседание. В нем приняли участие десять заместителей министров. Это исключительный случай. Даже когда наш премьер сам посещает какую-то страну, не всегда каждое министерство выделяет своего представителя. А в этот раз были представители от всех министерств, потому что их руководители понимают, насколько сильно наш премьер желает продвинуть экономическое сотрудничество с Россией. Его энтузиазм передается всем министерствам.

— Вы сказали, что было отобрано 30 проектов. Правильно ли я понимаю, что они получились из тех 68 проектов, которые были предложены российской стороной до этого?

— Хочу ответить так. С начала мая этого года в Сочи премьер-министр Абэ предложил Владимиру Путину план сотрудничества, состоявший из восьми направлений. По каждому из них, конечно, есть разные конкретные проекты, которые были предложены сначала нашей стороной. Потом мы получили встречное предложение от России. В июле министр Улюкаев посетил Токио и при встрече со мной передал список, состоящий из 47 проектов. В сентябре министр по развитию Дальнего Востока господин Галушка посетил Токио, и я получил от него 18 дополнительных проектов. Мы тщательно их проанализировали, и там много совпадений, поэтому я затрудняюсь сказать точно, сколько проектов мы получили. В любом случае на стол были поставлены и российские, и японские проекты, ответственные лица тщательно обсудили их и выбрали 30 из них.

— Какие из 30 японских экономических проектов вы считаете наиболее перспективными?

— Большинство из них находится в процессе обсуждения, поэтому я не могу раскрыть их содержание. Впрочем, про два проекта я все же могу сказать. Первый касается улучшения городской среды. Для этого выбран Воронеж — там будет проведен пилотный проект по градостроительству. Второй проект касается повышения производительности российской промышленности. Мы вместе определили 10–12 модельных заводов, где японские эксперты проведут анализ и выдвинут свои предложения, как повысить производительность труда. Также мы договорились в рамках этого проекта пригласить порядка ста начальников цехов российских компаний в Японию и провести там их обучение.

— Скажите, как относятся к новой политике господина Абэ представители крупного японского бизнеса и «Кейданрэн» (Федерация японских промышленников, обладающая значительным политическим влиянием.— “Ъ”)?

— Японские бизнесмены имеют большие ожидания и желание укреплять экономические отношения с Россией. Дело в том, что Россия — самая передовая линия для японских промышленников. По сравнению с товарооборотом между Японией и Китаем российско-японский товарооборот в десять раз меньше. Это означает, что есть очень большие перспективы расширения. Среди членов «Кейданрэн» большинство компаний не имеют опыта работы на территории России. Раз они не имеют опыта — значит, они не знают российское законодательство и торговые обычаи. Поэтому они не испытывали желания инвестировать. Однако любой бизнесмен ищет новые возможности. В этот раз все понимают, что президент Путин и премьер-министр Абэ установили доверительные отношения. Бизнесмены теперь могут ожидать политическую поддержку для их успеха. «Кейданрэн» невозможно заставить инвестировать. Всем известен факт, что «Кейданрэн» надеется на помощь Абэ, но «Кейданрэн» не слушается никаких просьб Абэ.

— На Восточном экономическом форуме государственный японский банк развития JBIC сообщил, что готов выдать кредит в $400 млн находящейся под западными санкциями компании НОВАТЭК. Японии трудно будет выдать этот кредит без того, чтобы не навлечь на себя гнев США. Как Токио собирается выходить из этой ситуации?

— Я должен воздержаться от конкретного ответа, потому что это касается конкретной компании и может повредить ей. Если речь идет об энергетическом сотрудничестве, оно является одним из восьми направлений сотрудничества между нашими странами. Мы прорабатываем формы взаимодействия с энергетическими компаниями и найдем приемлемую. Это ни в коем случае не оказывает плохого влияния на японо-американские отношения.

— Не останутся ли заявленные проекты ни к чему не обязывающими «меморандумами о взаимопонимании»?

— Мы стремимся к тому, чтобы как можно меньше проектов осталось на словах. Когда мы выделяем приоритетные проекты, мы должны обязательно знать, какие предприятия будут ими заниматься, должны понять масштаб финансирования, убедиться, что проект не нарушает российское законодательство. Для этого мы привлекаем всех необходимых экспертов. Так что я могу сказать, что мы не остановимся на стадии «меморандумов», это было бы смешно.

— Как реагируют в Москве на новую политику, которую Токио проводит сейчас на российском направлении?

— Я ощущаю, что российские партнеры отвечают с таким же энтузиазмом, с которым мы к ним обращались. С российской стороны все официальные лица работали так же интенсивно, как и мы. Мы одни не смогли бы провести такую работу и выделить 30 совместных проектов. Министр Улюкаев был назначен российским президентом как единое координационное ответственное лицо, его поддерживает вице-премьер Игорь Шувалов. С российской стороны выстроена такая структура, чтобы поставленные задачи могли решить в любом случае. Мы очень благодарны за это. Мы решаем вопросы на уровне вице-министерских ответственных, но если остаются проблемные моменты, мы передаем их господину Улюкаеву. Если и на нашем с ним уровне вопрос остается, господин Улюкаев передает его господину Шувалову.

— Каких итогов вы ждете от визита в Токио Владимира Путина?

— Давайте не будем опережать события. Важен уже сам факт этого визита. Ведь господин Путин не был в Японии 11 лет. Место проведения встречи — город Ямагути, малая родина Синдзо Абэ. Такого никогда не было, чтобы наш премьер приглашал кого-то к себе домой. И он ждет Владимира Путина с открытой душой.

Комментарии
Профиль пользователя