Коротко

Новости

Подробно

Фото: Aziz Taher / Reuters

Ливанского генерала разжаловали в президенты

Модель национального примирения в Бейруте может быть использована в Сирии

от

После многочисленных безуспешных попыток избрать президента Ливана, продолжавшихся более двух лет, парламент страны определил нового главу государства. Им стал ветеран ливанской политики христианин Мишель Аун, возглавлявший генштаб в годы гражданской войны. Утверждение Мишеля Ауна на посту президента стало результатом трудного компромисса между ведущими общинами страны — суннитами, шиитами и христианами. При этом его победу предопределила поддержка, оказанная как шиитским движением «Хезболла», так и суннитской партией «Аль-Мустакбаль». По мнению опрошенных “Ъ” экспертов, несмотря на то что основная власть в Ливане находится в руках премьера, избрание Мишеля Ауна может иметь далеко идущие последствия для всего региона, став моделью будущего национального примирения в соседней Сирии.


Избрание 81-летнего христианина-маронита, лидера крупнейшего христианского парламентского блока «За изменения и реформы» Мишеля Ауна президентом страны завершило 890-дневную эпопею поиска нового главы государства. Пост президента оставался вакантным после истечения полномочий предыдущего главы государства Мишеля Сулеймана, покинувшего президентский дворец в мае 2014 года.

Подтверждением того, сколь трудным был переговорный процесс по согласованию фигуры, способной стать арбитром между общинами страны, пережившей 15-летнюю гражданскую войну, может служить уже само количество попыток договориться по кандидатуре нового президента. С 2014 года голосование в парламенте, по конституции утверждающем президента, переносилось 45 раз. Новый президент был избран с 46-й попытки.

Выход из политического тупика стал возможен, после того как христианина-маронита поддержали сразу две другие ливанские религиозные общины — шииты и сунниты, традиционно соперничающие друг с другом. Многолетнему взаимодействию Мишеля Ауна с радикальной шиитской организацией «Хезболла» не помешало то, что ранее, во время гражданской войны в Ливане, на посту начальника генштаба, а затем главнокомандующего вооруженными силами генерал Аун воевал против войск дружественной «Хезболле» соседней Сирии, направленных в Ливан отцом нынешнего сирийского президента Башара Асада Хафезом Асадом. Позднее, в 1989 году, Мишель Аун выступил против заключенного при посредничестве Саудовской Аравии и Сирии Таифского соглашения, положившего конец гражданской войне в Ливане и легализовавшего присутствие на территории страны сирийского военного контингента.

Помимо шиитов поддержать Мишеля Ауна согласилась и суннитская партия «Аль-Мустакбаль», пользующаяся поддержкой Запада и Саудовской Аравии. Изначально фаворитом этой партии был другой кандидат — Самир Джаджа. Однако 20 октября сунниты согласились поддержать Мишеля Ауна при одном условии. Премьером при президенте Мишеле Ауне станет лидер «Аль-Мустакбаль» Саад Харири (сын убитого в 2005 году ливанского премьера Рафика Харири).

Напомним, что суннитская «Аль-Мустакбаль» стоит на противоположном от шиитской «Хезболлы» фланге ливанской политики. Если сегодня «Хезболла» воюет в Сирии за правительство в Дамаске, то «Аль-Мустакбаль» выступает против этого режима, считая, что за убийством премьера Рафика Харири в 2005 году стоял Дамаск, где тогда правил Асад-отец.

По мнению опрошенных “Ъ” экспертов, несмотря на то что основная власть в Ливане находится в руках премьера, избрание Мишеля Ауна может иметь далеко идущие последствия не только для этой страны, сумевшей найти компромисс между ведущими общинами, но и для всего ближневосточного региона.

«Ливанский пример может стать моделью будущего национального примирения в соседней Сирии, где сегодня продолжается гражданская война. Во всяком случае, это наиболее близкий и понятный пример, который со временем может быть востребован в Дамаске»,— пояснил “Ъ” профессор факультета истории, политологии и права РГГУ Григорий Косач.

С ним согласен заместитель председателя Совета Ассоциации российских дипломатов, бывший посол РФ в Саудовской Аравии Андрей Бакланов. «В Сирии может быть использован ливанский опыт сохранения единой страны при взвешенном, сбалансированном подходе к интересам различных национальных и религиозных групп, имеющих своих представителей в высших эшелонах власти»,— заявил “Ъ” господин Бакланов.

Сергей Строкань


Комментарии
Профиль пользователя