Коротко

Новости

Подробно

Фото: Виктор Коротаев / Коммерсантъ   |  купить фото

Виртуализируй все

— инновации —

"Информационные технологии". Приложение от

SDN — одна из самых актуальных тем на российском ИКТ-рынке. Виртуализация поможет операторам, а также крупным корпорациям, владеющим собственными сетями связи, снизить CAPEX и ускорить сроки выведения продуктов на рынок. Интеграторы и вендоры на волне популярности этих технологий надеются получить большой заказ от телекома. Причем в меняющихся технологических реалиях увеличатся шансы российских поставщиков на освоение нового рынка.


Глобальный рынок SDN/NFV (Software-Defined Networks и Network Function Virtualization — программно-определяемые сети и виртуализация сетевых функций) растет на 80-100% в год и, по данным Infonetics Research, к 2019 году превысит $13 млрд. Российские показатели скромнее, хотя аналитики существенно расходятся в оценках, определяясь пока терминологически: что вообще включать в сегмент NFV/SDN. Виртуализация возможна на всех участках сетевой инфраструктуры: на последней миле, на опорных/магистральных сетях и в ЦОДах.

Промышленное применение данных технологий в России только набирает скорость. Формирующийся рынок находится на стадии «осторожных пилотов», причем технология реализуется пока в основном в дата-центрах, а не на сетях операторов.

«Рынок SDN/NFV-решений пока находится на ранней стадии, не закончена разработка стандартов, есть проблемы с кадрами: программистов и инженеров, специализирующихся на этой теме, категорически не хватает,— отмечает Олег Щапов, генеральный директор и основатель Brain4Net.— В течение трех-четырех лет произойдет полная трансформация сетей и перевод их на парадигму виртуализации, при этом среднегодовой рост будет трехзначным». В компании прогнозируют объем рынка решений для сетевой виртуализации только на транспортном уровне в $375 млн. В компании «Техносерв» обращают внимание на то, что если рынок SDN в России, как несформированный, проходит сегодня стадию пилотов, то NFV уже находится на стадии коммерческих внедрений.

По экспертным оценкам, именно телеком будет оставаться основным потребителем (до 90%) решений SDN/NFV в России до 2020 года. Затем будет расти доля крупных частных компаний и госучреждений, эксплуатирующих распределенные сети передачи данных и также заинтересованных в виртуализации. Ожидаемый крупный игрок здесь, например, Сбербанк. Ожидается, что поворотным в динамике российского сегмента SDN/NFV станет 2018 год, когда начнется массовый запуск коммерческих проектов, привязанных к чемпионату мира по футболу. К тестовым запускам уже готовятся Ericsson и МТС, а также «МегаФон» совместно с Huawei. Еще один важный «маяк» для успеха SDN/NFV — начало массового распространения 5G предположительно в 2020 году.

Новый цифровой ответ

Глобальными лидерами в сегменте NFV (и виртуализации в целом) считаются Verizon, АТ&T, Telefonica. Крупнейшая из коммерческих сетей SDN/NFV для операторов связи в мире построена China Mobile Communications Company. Как пример большинство российских игроков приводят AT&T, которая к 2020 году планирует виртуализировать 75% своей сети. Уже более 50% стратегически значимых приложений этого оператора перенесены в облако.

По оценкам Infonetics Research, внедрение SDN может снизить операционные расходы на телекоммуникационную инфраструктуру на 48% в год, капитальные — на 52%. Vodafone Research прогнозируют, что NFV сократит OPEX на 60% в течение трех лет, а CAPEX — на 59% в течение пяти лет. При этом ожидается, что загрузка оборудования повысится на 20-30%. Правда, применительно к российским игрокам речь сегодня идет скорее о перераспределении CAPEX/ OPEX, а резервы экономии будут рассчитаны позже.

В первую очередь технологии SDN/NFV привлекают операторов связи возможностью повысить эффективность и эластичность сети в ответ на меняющиеся запросы рынка. Средний срок выведения нового продукта в телекоме составляет год-полтора (а может достигать и двух лет). За это время спрос может кардинально поменяться, и услуга будет уже просто не нужна.

Когда лавинообразно растет трафик, причем критичный к задержкам на сети, потребитель требует все больше конвергентных услуг, а традиционные доходы от голосовых услуг усыхают, нужны серьезные шаги. В связи с этим ключевое слово 2016 года на российском рынке — цифровая трансформация. Она охватывает пока в основном проекты запуска цифровых маркетплейсов. Такие инициативы реализует большинство крупнейших операторов мира, но пока они нигде не показали себя в качестве стабильных генераторов выручки. Также, задачи по цифровой трансформации операторы часто сводят к совершенствованию личных кабинетов, плюс рассматривают новые бизнес-модели по предоставлению облачных сервисов и размышляют о монетизации больших данных. SDN/NFV в этой парадигме — возможность уйти от роли «трубы» по перегону трафика и перейти к сервисно-ориентированной модели, в которой облачные и прочие цифровые сервисы для клиентов становятся органичной частью основного бизнеса оператора.

«На практике переход на SDN означает перестройку „умов“, всей философии построения сетей, а главное — платформенное изменение того, во что инвестировали долгое время,— объясняет директор департамента инфраструктурных и телекоммуникационных решений группы «Астерос» Валерий Соколюк.— Основная причина, по которой технологии SDN\NFV рассматриваются операторами,— это потенциальная экономия за счет автоматизации процессов предоставления услуг и управления инфраструктурой, снижения операционных затрат. Клиенты надеются также, что SDN сформирует базу для создания и развития новых сервисов, повышения качества оказываемых услуг и т. д.».

Цель внедрения SDN — сделать сети такими, чтобы можно было быстро менять их конфигурацию, емкость и спектр услуг, отмечает Сергей Андронов, директор Центра сетевых решений компании «Инфосистемы Джет».

Сегодня основная часть анонсируемых публично проектов в РФ сосредоточена вокруг «Ростелекома», который сообщил о планах обновления сетевой инфраструктуры с внедрением SDN и NFV и объявленными инвестициями в виртуализацию объемом примерно 60 млрд руб. на пять лет. Параллельно проводит тестирование виртуализированных сетевых функций «Вымпелком». А МТС вместе с Ericsson протестировали облачное решение для передачи голоса в сетях LTE на компонентах с реализованной NFV.

«Вся „большая четверка“ проявляет интерес к данному решению,— подтверждает Сергей Андронов.— Эти компании умеют напрямую монетизировать все преимущества подхода программно-определяемых сетей. Но поскольку они достаточно консервативны, ни одна из них не рискнет начать масштабное развертывание SDN без тщательного анализа окупаемости и убедительных доказательств практической пользы решения. У операторов есть возможность вкладываться в тестирование решений и их тщательное изучение. Не останавливаясь на одном производителе, компании пробуют большое количество вариантов, сравнивают, запускают пилотные проекты на отдельно взятых сегментах сети».

Куски пирога

Рынок SDN/NFV пока не имеет четких границ и привлекает значительное количество новых игроков, в том числе стартапов. Артем Гениев, архитектор бизнес-решений VMware, говорит, что есть две основные категории поставщиков решений NFV и SDN: традиционные производители сетевого оборудования (Juniper, Cisco, Brocade, Huawei, Nokia, Ericsson и др.) и вендоры, которые исторически не являются поставщиками аппаратных решений (VMware, Athonet, Velocloud, Metaswitch и др.). «Говоря о достоинствах и недостатках различных поставщиков, важно помнить об истории появления SDN и NFV, о задачах, которые SDN и NFV призваны решить, а также о возможных подходах к реализации SDN и NFV,— объясняет он.— Выгоды использования виртуализации функций сетей связи (NFV) достигаются за счет перехода от фрагментированной коммуникационной инфраструктуры, построенной на монолитных, вертикально интегрированных сервисных платформах, к инфраструктуре нового поколения, в которой функции сети связи представлены в виде приложений и абстрагированы от аппаратной инфраструктуры. При этом аппаратная инфраструктура представлена в виде серверов общего назначения, систем хранения и сетей».

Положительный экономический эффект от использования NFV, таким образом, складывается из трех составляющих. Во-первых, это сокращение затрат на инфраструктуру, необходимую для работы функций сетей связи за счет стандартизации оборудования, высокая эффективность его использования, экономия от масштаба и возможностей дополнительной конкуренции между поставщиками функций сетей связи. Конкуренция возникает за счет привлечения новых игроков рынка, специализирующихся на поставке функций сетей связи, оптимизированных для размещения в telco-cloud. Во-вторых, использование подхода «открытых инноваций» позволяет операторам связи разрабатывать и предлагать абонентам новые услуги связи, создающие бОльшую ценность по сравнению с традиционными услугами. Это создает возможности для увеличения выручки оператора связи на фоне высокого конкурентного давления в сегментах традиционных услуг. В-третьих, это сокращение времени вывода новых услуг связи на рынок, что стимулирует рост абонентской базы, способствует уменьшению оттока абонентов, повышению выручки с абонента.

«Важно помнить, что виртуализация функций сетей связи изначально создавалась по инициативе операторов связи, а не производителей сетевых решений. Фундаментальная задача была в том, чтобы отделить функции сети связи от нижележащей аппаратной инфраструктуры, создав в том числе предпосылки для появления поставщиков функций сетей связи, не отягощенных разработкой аппаратной инфраструктуры. Они должны были предлагать отрасли инновационные решения, оптимизированные для работы поверх виртуализированной commodity-инфраструктуры»,— объясняет Артем Гениев. В какой-то мере задача была решена: по итогам 2015 года венчурные инвестиции в NFV/SDN превысили $650 млн, на рынке появляется множество стартапов, разрабатывающих решения в области NFV и SDN.

В то же время традиционные поставщики сетевого оборудования стараются снова позиционировать вертикально интегрированные решения, только теперь для NFV: предлагают сетевые функции, а вместе с ними серверы, гипервизор, оркестрацию и SDN с SDS в придачу. Получается, что в попытках уйти с помощью NFV от вертикальных специализированных решений оператор связи к ним же и возвращается, только под другим соусом.

Проникновение NFV-решений от новых поставщиков также сдерживается множеством факторов. Это не всегда достаточная зрелость и стабильность решений, недостаточный территориальный охват, специфичные для локального рынка требования сертификации, отсутствие исторических отношений с операторами связи в регионе, консерватизм, свойственный техническим блокам операторов, недостаточные возможности поставщика в области предпроектного и проектного консалтинга, а также последующей поддержки и эксплуатации виртуализированной функции сети связи.

В отношении SDN ситуация немного другая. Существует несколько подходов к построению программно определяемых (конфигурируемых) сетей. Можно решить задачу предоставления и эксплуатации сетевых сервисов через управление оборудованием (к подобным решениям относятся, в частности, SDN-контроллеры на основе OpenFlow). А можно полностью разделить сетевые сервисы и аппаратные средства обеспечения сетевой связности, используя оверлей-сети (это случай VMware NSX), или же можно комбинировать эти подходы в рамках единого решения. Каждый из этих путей имеет свои достоинства и недостатки. Клиенты пока не определились с тем, какие варианты они выберут.

Тем не менее, SDN/NFV не слишком изменит распределение долей по вендорам телекоммуникационных продуктов, считает Валерий Никитин, отмечая, что на рынке уже сложилась практика работы с конкретными поставщиками, а все ключевые вендоры предлагают SDN/NFV-решения. «Рынок, по сути, поделен, и NFV/SDN не вызовет его „ломки“, как не вызвала нигде в мире,— согласен Павел Крылов, директор департамента предпродажной подготовки решений для опорных сетей компании Huawei.— Рынок поставщиков может поменяться при совпадении моментов появления новой технологии улучшения пользовательского опыта (3G, 4G и т. п.) и нового поставщика (для 3G таким поставщиком была Huawei в 2008 году). В США с NFV такое получилось, когда о себе заявили Mitel и Affirmed».

Василий Горшенин, руководитель направления сервисов для операторов связи компании КРОК, выделяет помимо исторически сильных вендоров (Ericsson, Nokia, Cisco, Huawei, ZTE и др.) также группу нишевых игроков: Quanta, Supermicro, Edge-Core (в оборудовании), Mirantis, Red Hat, Canonical, VMware (в виртуализации), Affirmed, Mavenir, Tango Telecom (в конечных функциях). Они не предлагают комплексных решений, а концентрируются на своих нишах и делают наиболее качественные продукты, не пытаясь играть на смежных рынках. Их преимущества — инновационные продукты и более низкая стоимость решений.

Мария Попова


Комментарии

наглядно

обсуждение

Профиль пользователя