Коротко

Новости

Подробно

как изменятся мировые цены на нефть

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 19

       Наступил март, и "Власть", как всегда, предлагает свой экономический прогноз на начавшийся месяц. Эксперты отвечают на следующие вопросы: что будет в марте с курсом рубля; как увеличатся потребительские цены; как изменятся мировые цены на нефть; какова будет судьба доллара и евро на мировом валютном рынке. Но для начала оценим главное экономическое событие февраля.

 
Главным экономическим событием февраля следует признать подведение итогов роста потребительских цен за январь. Госкомстат заявил, что они выросли на 3,1%. Получилось, что о прогнозируемых в бюджете-2002 12-14% годовых не может быть и речи. Правительство даже усомнилось в методологии расчетов Госкомстата. Однако Госкомстат объяснил, откуда взялись 3,1%,— из-за того, что в январе цены на плодоовощную продукцию выросли на 16,6%, увеличились тарифы на железнодорожные перевозки и услуги жилищно-коммунального хозяйства. Если не учитывать овощи и фрукты, то инфляция составила 2,3%. А если к тому же не принимать во внимание рост тарифов, то инфляция вообще не превысила 1,7%. Так что правительство зря беспокоится — не так уж все и плохо. Заметим, что статистики во всех странах при оценке инфляции часто исключают из подсчетов товары, цены на которые подвержены значительным колебаниям. Например, в США власти обнародуют два показателя инфляции — один с учетом цен на продовольствие и топливо, а другой без него. В России цены на овощи и фрукты явно подвержены сезонным колебаниям. С тарифами дело менее очевидно. Но при известной фантазии можно допустить, что они тоже подвержены колебаниям: то повышаются очень сильно, а то вообще не повышаются (а теоретически могут даже снижаться). Ведь здесь все дело в решениях властей, а они мало ли что могут придумать.
       Проблема для российского правительства, однако, заключается в том, что оно запланировало на год 12-14% с учетом всех обстоятельств: и овощных, и тарифных (не говоря уже о том, что и 1,7% в месяц все равно чуть ли не в два раза превышают план). Так что при всех разъяснениях Госкомстата инфляция вряд ли правительство устраивает. Тем более что Центробанк уже давно снял с себя всякую ответственность за рост цен, указав, что они растут вовсе не из-за излишнего печатания денег, а из-за чрезмерных трат Минфином бюджетных сверхдоходов и повышения тарифов естественных монополий.
 
Высокая инфляция неприятна правительству не только потому, что его могут обвинить в понижении уровня жизни граждан, но и потому, что она обесценивает бюджетные доходы. В конце концов, не могут же при росте цен более чем в 30% годовых вовсе не дорожать доллары. А их Минфину нужно очень много для выплаты внешней задолженности. Центробанк уже дал понять, что Минфин своими тратами бюджетных доходов вызывает излишнее давление на валютный рынок. К тому же министерство покупает доллары для расплаты с внешними долгами. Наконец, именно правительство виновато в снижении норматива обязательной продажи валютной выручки экспортеров. Так что если доллар начнет быстро дорожать, то Минфину следует спрашивать с себя. Со своей стороны ЦБ всегда его предупреждал, что рубль должен оставаться стабильным, потому что это удешевляет обслуживание внешнего долга. Не послушались — сами виноваты.
       Стоит заметить, что судьба министерства финансов в любой стране незавидна: всегда найдут к чему придраться. Например, в феврале Евросоюз придрался к министерству финансов Германии. Казалось бы, там все в порядке: инфляция составляет всего 2% годовых, национальная валюта (в данном случае евро) не только перестала падать, но даже начала несколько расти. Однако немецкий бюджетный дефицит в этом году может составить около 3%, и Европейская комиссия, являющаяся чем-то вроде правительства Евросоюза, решила вынести Германии официальное предупреждение за неправильную бюджетную политику (считается, что страны Союза не должны допускать бюджетного дефицита выше 3% ВВП). Немецкий минфин в свое оправдание мог, конечно, сослаться на опыт русских коллег, которые обеспечили значительный бюджетный профицит и все равно не спаслись от обвинений в быстрой инфляции и падении курса национальной валюты. Но дело обошлось поддержкой министерства финансов Великобритании, которое решительно указало чиновникам Европейской комиссии, что значительные бюджетные расходы нужны обществу для финансирования транспорта и здравоохранения и в самом по себе бюджетном дефиците ничего плохого нет. В итоге вынесение предупреждения Германии отложили.
       А в России история с инфляцией, курсом доллара, бюджетными расходами и внешним долгом дошла до того, что в феврале правительство одобрило разработанную Минфином концепцию единой системы управления государственным долгом РФ. Суть ее проста: Минфин становится единственным управляющим госдолгом и для этого получает полную свободу в расходовании бюджетных средств (например, на досрочный выкуп внешнего долга), а также имеет право требовать от Центробанка согласования валютной политики. В конце концов, должен же управляющий знать, каков будет курс рубля и где в связи с этим лучше брать взаймы — на внешнем рынке или на внутреннем. При такой системе к Минфину трудно будет придраться — а может, инфляция и падение курса рубля нужны для рационального управления госдолгом? Ведь никто же не станет отрицать, что у России имеются чрезвычайно значительные внутренний и внешний долги и они представляют собой проблему, вполне сравнимую с высокой инфляцией. Вот, например, в Аргентине инфляция была низкой, но долговая проблема решена так и не была — в результате как раз в феврале эта страна погрузилась в полный хаос.
СЕРГЕЙ МИНАЕВ ("Власть"), НИКОЛАЙ ВАРДУЛЬ ("Власть")

Комментарии
Профиль пользователя