Коротко

Новости

Подробно

Заслуженный мастер спорта

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 9

       В прошлом номере "Власть" пыталась рассказать обо всех скандалах Олимпийских игр в Солт-Лейк-Сити. Ей это не удалось: последовала дисквалификация Мюлегга и Лазутиной, поднявшая градус скандальности до совсем уже запредельных высот. Однако после всего этого прошло уже достаточно времени, чтобы эмоции поутихли. Пришло время на холодную голову разобраться в том, что случилось.
Товарищ маркиз

 
Для начала неплохо бы сделать небольшой экскурс в историю. Все, вероятно, помнят, что с 1980-го по 2001 год МОК возглавлял Хуан Антонио Самаранч. И не секрет, что своим избранием этот маркиз обязан в первую очередь Советскому Союзу, в котором он на тот момент и пребывал в качестве посла Испании. Чем руководствовалась советская верхушка при определении своих предпочтений, не так важно. Главное, что избрав Самаранча, СССР получил верного и преданного сторонника в олимпийском движении, да еще и занимающего столь высокий пост. И испанец действительно не разочаровал. Все время пребывания у власти в МОК он по мере возможности трепетно относился к интересам сначала советского, а затем и российского спорта. Уж по крайней мере Самаранч, а значит и МОК, нашим спортсменам никогда не мешал. И вопроса, почему испанец поступал именно так, ни у кого не возникало — как же, ведь мы его сделали президентом МОК!
       На деле маркиз Самаранч далеко не так прост. Если называть вещи своими именами, то Самаранч никакой не общественный деятель, а просто бизнесмен, который, как и полагается, выжал максимум возможного из попавшей под его контроль организации. Ведь до прихода Самаранча МОК представлял собой сборище дилетантов, отягощенных громкой родословной. Но заслуги предков — одно, а сами они мало что понимали в таких вещах, как маркетинг, продажа прав на телетрансляции, торговля символикой и т. д. Маркиз Самаранч стал ярким исключением из этого ряда. Для начала он окружил себя людьми, умеющими зарабатывать деньги, как, к примеру, многолетний вице-президент МОК Дик Паунд (о нем еще будет отдельный разговор). И как только в распоряжение МОК стали поступать большие деньги, а началось это уже с Игр в Лос-Анджелесе в 1984 году, Самаранч стал делиться ими со спортивными федерациями и национальными олимпийскими комитетами. Более того, в прессе не раз сообщалось, что вполне приличные суммы перепадали и лично главам этих организаций, и во многом благодаря этому Самаранчу и удалось выстроить такую систему управления в МОК, когда любое более или менее важное решение не принималось без его как минимум молчаливого согласия. Таким образом маркиз получил весьма надежную систему подчинения в МОК, который, если исходить из его организационной сущности, в принципе плохо управляем, поскольку, согласно олимпийской хартии, все спортивные федерации сохраняют практически неограниченную самостоятельность.
       
Добрый пастырь
Стоило Хуану Антонио уйти в отставку, и роман между Россией и МОК немедленно закончился
Здесь возникает вопрос: зачем Самаранчу все это было нужно? Ответ достаточно прост. В любом бизнесе одним из главных критериев успеха является создание эффективной структуры управления. Но куда более важным представляется производство качественного товара. В данном случае некоего шоу, главной частью которого являются собственно спортсмены экстра-класса. Вот как раз необходимость постоянно выдавать на-гора последних и стала определяющим фактором во всей деятельности Самаранча. И можно не сомневаться, что любил он СССР и Россию вовсе не в знак благодарности за наше содействие при его избрании на пост президента МОК. По сути, с его стороны это была тонкая игра. Если в мире и есть страны, которые могут пожаловаться на то, что испанец был пристрастен в отношении к ним, то это государства, что называется, второго эшелона, по крайней мере в спорте. Как, например, имеют все основания ненавидеть Самаранча и К° в Болгарии — после того как сборную команду по тяжелой атлетике дважды сняли в полном составе с двух олимпиад, уличив атлетов в употреблении допинга (в Сеуле в 1988 году и двенадцать лет спустя в Сиднее). На тех же Играх была снята с турнира еще одна тяжелоатлетическая сборная — румынская. Эту команду просто не допустили к соревнованиям, и опять из-за допинга. Там же, в Сиднее, была лишена золотой медали румынская гимнастка Андреа Радучан, в допинг-пробе которой обнаружили следы псевдоэфедрина. Были еще раньше истории с китайскими пловцами и легкоатлетами, которые вдруг ни с того ни с сего стали показывать выдающиеся результаты. Тогда пресса взахлеб писала о каких-то древнекитайских методах подготовки. Правда, потом выяснилось, что дело было скорее в классических немецких рецептах — китайцы просто скупили тренеров из почившей в бозе ГДР, и те показали им, что надо не только уметь тренироваться, но и колоться. Полный список всех скандальных историй занял бы толстенный том, но так или иначе вывод будет сделан один — главные спортивные державы Самаранч оберегал как мог. Именно потому, что они были в состоянии воспитывать суператлетов. А когда случались проколы, как, к примеру, с американским спринтером Беном Джонсоном, дисквалифицированным пожизненно за употребление допинга, Самаранч сокрушался: "Еще один такой скандал, и на олимпийском движении можно будет ставить крест".
       В общем, олимпийское движение пребывало в весьма комфортном состоянии, когда никто никому не мешал зарабатывать (шла ли речь о политическом или финансовом капитале). Но маркиз состарился и в 2001 году ушел в отставку.
       
Правдолюб поневоле
 
Испанец выбрал себе в преемники мало кому известного деятеля олимпийского движения бельгийского адвоката Жака Рогге, хотя большинство экспертов ожидало, что во главе МОК встанет Дик Паунд. Дик Паунд, в свою очередь, возглавил Всемирное антидопинговое агентство (Wada). И как показала прошедшая Олимпиада, в МОК произошла не просто формальная смена руководителя, а куда более серьезная вещь — кардинально изменились приоритеты.
       Бельгиец попал в ситуацию, когда он не то что не умел, а не мог в принципе контролировать спортивные федерации. Ведь все те нити, с помощью которых Самаранч двадцать один год управлял, по наследству передать нельзя. Вот и пришлось Рогге учиться плавать, когда вокруг океан на сотни миль, хотя наверняка он предпочел бы этого не делать, а просто продолжить политику Самаранча на разделение олимпийского движения на две неравноправные части — священных коров и всех остальных. И поначалу он даже попытался оставить все как есть, рассчитывая, что все само собой утрясется. Но тут на Играх в Солт-Лейк-Сити случился громкий скандал в фигурном катании, с которым Рогге не совладал. Он после недолгого колебания согласился-таки на выдачу двух комплектов золотых медалей — решение не только беспрецедентное, но и вовсе не предусмотренное никакими регламентами и к тому же ставящее авторитет президента МОК под вопрос. Наверное, после этого Жак Рогге окончательно понял: выход у него, чтобы еще раз не попасть впросак, только один — настаивать на строгом следовании писаным правилам. Чтобы уже не к чему было придраться. И наверняка именно потому, что МОК в оставшиеся дни Игр все делал по правилам, случилось так много допинговых скандалов. Сразу бросается в глаза, что попадались в основном российские спортсмены. Хотя у испанского лыжника Йохана Мюлегга отняли золотую медаль за победу в гонке на 50 км — и отдали ее, между прочим, россиянину Михаилу Иванову. Или вспомнить скандал, случившийся незадолго до начала Игр. Тогда глава Всемирного антидопингового агентства Дик Паунд потребовал от МОК исключить из своих рядов Федерацию легкой атлетики США. Поводом для этого стало упорное нежелание американцев раскрывать имена спортсменов, попавшихся на допинге еще перед играми в Сиднее в 2000 году.
       Так что вряд ли была какая-то целенаправленная охота за россиянами. Просто мы хуже других оказались приспособлены к выживанию в новых условиях.
       
Предводитель астмонавтов
       Причина нашей неготовности кроется в традиционном российском подходе к решению вопросов. С одной стороны, нелепо было бы отрицать, что допинг действительно проел спорт высших достижений насквозь. Колются все — иначе на олимпийское золото нечего и рассчитывать. Другое дело, что даже незаконную и порочную практику принятия запрещенных субстанций можно, оказывается, узаконить. Не нужно очертя голову хватать шприц побольше и колоть себе самое-самое эффективное средство только потому, что вон тот гад (американец, немец, норвежец, испанец...) точно сидит на игле. Необходимы некие подготовительные шаги, ничего общего с фармакологией не имеющие. Давайте вспомним, сколько среди спортсменов, особенно в дисциплинах, где главное — устойчивость к аэробным (требующим выносливости) нагрузкам, астматиков. Больше половины. В то время как среди обычных граждан этот показатель не превышает десяти процентов. Маловероятно, чтобы это было как-то связано с нагрузками, выпадающими на долю атлетов. Просто имеет место своего рода рациональный подход к употреблению допинга. Чтобы на совершенно законных основаниях принимать такие запрещенные субстанции, как, к примеру, салбутамол, тербуталин, салметерол и их производные, нужно просто готовиться заранее. Необходимо предоставить в распоряжение антидопинговых органов историю болезни с как можно более раннего возраста, заключение врача команды, пройти дополнительное обследование, если потребуется. Конечно, при таком раскладе будут подозревать в нечестности, может, даже будут про себя думать всякие нехорошие вещи. Но формально все будет чисто. Иное ни Жака Рогге, ни главу Всемирного антидопингового агентства Дика Паунда волновать не будет.
       И астматики ведь не единственный пример. Та же история с диабетиками, коих среди спортсменов тоже немало. И они, если в состоянии доказать, что действительно страдают от инсулиновой зависимости, могут, по сути, спокойно принимать инсулин, относящийся к тому же классу препаратов, что и очень модный в спортивной медицине эритропоэтин и его на порядок более мощная разновидность дарбепоэтин (на котором попались Ольга Данилова, Лариса Лазутина и Йохан Мюлегг).
       Пора наконец понять, что эпоха Самаранча кончилась, и никто уже не будет делать для России поблажки только потому, что она большая и у нее много ракет или спортсменов. Другие времена — другие правила. И не стоит пытаться их оспорить — себе во вред.
АФСАТИ ДЖУСОЙТИ
       

       Командное первенство по версии МОК
Страна Золотых медалей
1. Германия 12
2. Норвегия 11
3. США 10
4. Россия 6
5. Канада 6
6. Франция 4
7. Италия 4
8. Финляндия 4
9. Нидерланды 3
10. Швейцария 3
11. Хорватия 3
12. Австрия 2
13. Китай 2
14. Юж. Корея 2
15. Австралия 2
               Из стран получивших одинаковое число золотых медалей, выше стоит та у которой больше "серебра" и "бронзы"
       

       Командное первенство по американской версии
Страна Всего медалей
1. Германия 35
2. США 34
3. Норвегия 24
4. Канада 17
5. Россия 16
6. Австрия 16
7. Италия 12
8. Франция 11
9. Швейцария 11
10. Нидерланды 8
11. Китай 8
12. Финляндия 7
13. Швеция 6
14. Хорватия 4
15. Юж. Корея 4
               Из стран получивших одинаковое число медалей, выше стоит та, у которой больше "золота"
       

       Командное первенство по версии "Ъ"
Страна з с б м дел. м/дел
1. Хорватия 3 1 0 4 14 0,286
2. Испания 2 0 0 2 7 0,286
3. Норвегия 11 7 6 24 92 0,261
4. Нидерланды 3 5 0 8 35 0,229
5. Германия 12 16 7 35 176 0,199
6. Эстония 1 1 1 3 18 0,167
7. США 10 13 11 34 210 0,162
8. Австрия 2 4 10 16 114 0,140
9. Китай 2 2 4 8 71 0,113
10. Канада 6 3 8 17 157 0,108
11. Италия 4 4 4 12 114 0,105
12. Болгария 0 1 2 3 29 0,103
13. Россия 6 6 4 16 160 0,100
14. Франция 4 5 2 11 116 0,095
15. Швейцария 3 2 6 11 117 0,094
               з - золотые медали, с - серебрянные, б - бронзовые, м - число медалей, дел - численность спортивной делегации, м/дел медалей на одного спортсмена.
Кровь героев
       
       "Власть" попыталась проанализировать правовую сторону кровяных скандалов, случившихся на Играх в Солт-Лейк-Сити с российскими спортсменами. А именно — насколько точно чиновники от спорта следовали регламентам и насколько эти регламенты соответствуют куда более значимым законам.
       
       Все допинговые и близкие к ним скандалы на Играх в Солт-Лейк-Сити, в которых были замешаны российские спортсмены, были связаны с так называемыми кровяными тестами. Наибольший резонанс получила история снятия с лыжной эстафеты Ларисы Лазутиной, из-за чего вся российская команда так и не смогла выйти на старт. Стоит отметить, что в этом случае, несмотря на утверждения чиновников Олимпийского коммитета России, Всемирное антидопиговое агентство (WADA) действовало в строгом соответствии с регламентом. Напомним, что причиной отстранения от соревнований Лазутиной стало выявление в ее крови превышения максимально допустимого уровня содержания гемоглобина — 16,8 единиц против 16. Согласно правилам WADA, в таком случае спортсмен на старт не допускается. Причем это не считается наказанием, а как раз наоборот — призвано защитить здоровье спортсмена (Лазутина прошла тест не на допинг, а так называемую проверку на здоровье), поскольку очень высокое содержание гемоглобина может спровоцировать, к примеру, эпилептический припадок. Точно так же не допустили бы к старту атлета, скажем, с высокой температурой.
       Главным основанием для упреков в адрес WADA с российской стороны был тот факт, что об отлучении Лазутиной руководство нашей команды узнало меньше чем за час до начала гонки, когда — таковы правила — уже невозможно произвести замену. Однако WADA и на этот раз не нарушило правила: антидопинговый регламент Международной федерации лыжного спорта гласит, что тесты на здоровье могут начаться не ранее чем за два с половиной часа до гонки. Там же указано, что могут быть протестированы не более 20% от общего числа участников соревнований. Но нигде не сказано, что все тесты на здоровье должны завершиться больше чем за час до гонки.
       В соответствии с регламентом взятая во время теста на здоровье кровь может быть исследована и на предмет содержания в ней допинга со всеми вытекающими последствиями. Они и последовали, как только специалисты обнаружили в крови Лазутиной следы дарбепоэтина. Правда, наказание настигло лыжницу несколько позже — после того, как она выиграла гонку на 30 км. Российская сторона утверждала, что дисквалификация Лазутиной незаконна, поскольку дарбипоэтина нет в списке запрещенных преператов. Он там действительно не упоминается. Зато там говорится об эритропоэтине и, что важно, обо всех его производных, к каковым специалисты и относят дарбепоэтин. В силу этого бесперспективны и протесты по поводу дисквалификации другой российской лыжницы — Ольги Даниловой.
       Остается вспомнить еще об одном пострадавшем от кровожадности WADA. Это биатлонист Павел Ростовцев. Перед гонкой на 20 км он тоже прошел тест на здоровье и был недоволен тем, что у него забрали необычно много крови: по утверждению самого спортсмена, две пробирки вместо одной положенной. Но дело в том, что нормы забора крови нигде и никак не регламентированы. Формулировка в правилах более чем расплывчатая: "Кровь можно брать в достаточном для медицинского исследования объеме". Одна это пробирка или две, решает только та самая медсестра, что вводит шприц.
 АФСАТИ ДЖУСОЙТИ

Комментарии
Профиль пользователя