Коротко


Подробно

Фото: ПАО "Россети"

Энергетическое кольцо Востока

В сентябре был дан старт проекту Азиатского суперкольца. В ходе Восточного экономического форума инициативу создания энергомостов, объединяющих Россию с ее дальневосточными соседями — Китаем, Японией, Южной Кореей и Монголией, поддержал президент Владимир Путин.


Наталья Семашко


Мост наведен


22 сентября президент Владимир Путин поручил правительству рассмотреть вопрос о создании межправительственной рабочей группы для оказания содействия в разработке и реализации проекта по организации поставок электроэнергии в страны Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР), включая при необходимости строительство энергомостов. До 1 декабря вопрос должен быть рассмотрен, сообщается в перечне поручений по итогам Восточного экономического форума (ВЭФ).

Именно в ходе ВЭФа Владимир Путин впервые открыто поддержал инициативу создания Азиатского суперкольца. "Поддерживаем инициативу компаний России, Японии, Республики Корея и Китая по созданию энергетического суперкольца, которое свяжет наши страны,— заявил он на пленарном заседании форума.— Для более быстрой, динамичной реализации этого проекта предлагаем сформировать межправительственную рабочую группу. При этом хочу подчеркнуть, что Россия готова предоставить нашим партнерам конкурентную в АТР цену на электроэнергию и зафиксировать ее на долгосрочный период".

АТР является, безусловно, крупнейшим рынком с высокими темпами роста, говорил на ВЭФе глава Минэнерго Александр Новак. Доля региона в общемировом ВВП — порядка 32%, и с каждым годом она только увеличивается; общий объем экспорта из региона составляет 41%, отмечает министр. "В регионе потребляется 42% всей энергии в мире, хотя там живет 60% всего населения планеты,— говорит господин Новак.— И это говорит об огромном потенциале потребления энергии в АТР". Это создает предпосылки для развития совместных проектов в электроэнергетике, которые свяжут Россию с ее дальневосточными соседями.

История вопроса


Концепция создания энергокольца существует уже не первое десятилетие. В 1998-2000 годах ее активно продвигало РАО "ЕЭС России". Тогда концепция состояла в том, чтобы объединить энергосистемы России, Китая, Монголии, Южной Кореи и Японии, использовать инфраструктуру для широкомасштабного экспорта электроэнергии и применять межсистемный эффект для оптимизации использования генерирующих мощностей, поскольку пиковые нагрузки в разных регионах разнесены по времени. В 2003 году РАО ЕЭС и японская корпорация Sumitomo подписали протокол о сотрудничестве в этом направлении. Предварительно проект был оценен в $6,5 млрд. Разработка ТЭО была санкционирована, но потом приостановлена.

К проекту вернулись после катастрофы на АЭС "Фукусима-1" в марте 2011 года, когда японские атомные станции были остановлены и страна, потерявшая около 30% своих генерирующих мощностей, начала остро ощущать приближение масштабного дефицита электроэнергии. На раннем этапе дефицит только в ближайшем к России регионе — на северо-востоке страны — оценивался в 20% от потребности, дефицит пиковой мощности — в 1,2 ГВт.

В 2012 году накануне саммита Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС) к вице-премьеру Аркадию Дворковичу и министру энергетики Александру Новаку обратился член совета директоров Japan Bank for International Cooperation (JBIC) Маэда Тадаси с предложением комплексно проработать вопрос организации поставок электроэнергии в страны Северо-Восточной Азии, и Японию в частности. Рабочая группа АТЭС по энергетике поддержала это предложение.

"Действительно, в 2012 году здесь, на саммите АТЭС, активно обсуждались вопросы интеграции электросетевой инфраструктуры,— рассказывал на ВЭФе глава "Россетей" Олег Бударгин.— Но, к сожалению, тогда оно происходило только на уровне экспертов и консультантов, эти обсуждения были робкими и, наверное, несли в себе элемент недоверия. А в интеграции ключевой вопрос — доверие. Сегодня интеграция электросетевой инфраструктуры — это уже вопрос на повестке серьезных переговоров энергетических компаний России, Японии, Китая, Монголии, Южной Кореи, электросетевых компаний, банков, инвестиционных фондов. И надеюсь, что уже в ближайшее время мы будем свидетелями серьезных контрактов и решений по процессам интеграции".

По словам господина Бударгина, в интеграционных процессах Европа и Америка опередили АТР. Но основной мотив для энергокомпаний в Европе и Америке — "это в первую очередь использование интеграции в процессе модернизации старой генерации, старых сетей, использование коллективного труда, коллективных возможностей, коллективных решений, минимизация затрат и финансирование модернизации через интеграционные процессы". Но здесь, в АТР, это не только модернизация, которая необходима для энергокомпаний региона — и японских, и китайских, и российских, продолжает он. "Здесь еще и вопрос необходимости обеспечения роста экономики новой энергии, большой энергии,— говорит господин Бударгин.— По нашим прогнозам, в перспективе рост электропотребления в АТР составит 3-5%. Для уже имеющейся базы это большие объемы. И справится ли каждая национальная энергосистема с этими потребностями, с этими необходимыми условиями для развития экономики? Я считаю, что надо серьезно оценить эти возможности: и точки роста, и точки генерации, и возможности перетоков".

Братство кольца


Сейчас экспортные связи России со странами АТР в сфере электроэнергетики развиты довольно слабо. Поставки ни в Японию, ни в Южную Корею пока не осуществляются. Экспорт в Южную Корею предполагает в большинстве случаев прохождение линии через КНДР, что чревато политическими затруднениями. Экспорт в Китай осуществляется по трем линиям электропередачи: 110 кВ "Благовещенская"--"Хэйхэ", 220 кВ "Благовещенская"--"Айгунь" и 500 кВ "Амурская"--"Хэйхэ". Поставки идут в рамках долгосрочного контракта Восточной энергетической компании (входит в "Интер РАО"), заключенного в 2012 году и предусматривающего поставки на север Китая не менее 100 млрд кВт ч в течение 25 лет. В текущем году объем поставок электроэнергии в Китай сохранится на уровне 2015 года (3,3 млрд кВт ч), постановила российско-китайская рабочая группа по сотрудничеству в сфере электроэнергетики в июле. При этом суммарная пропускная способность ЛЭП позволяет поставлять до 6 млрд кВт ч в год. Есть проекты, направленные на расширение экспортных связей с Китаем. Так, "Интер РАО" реализует проект строительства Ерковецкой ТЭС мощностью 1,2 ГВт (ранее предполагалось 5-8 ГВт), ориентированной на экспорт электроэнергии в центральные районы Китая, куда планируется построить высоковольтную ЛЭП по китайским технологиям. Однако пока проект не реализован, в схеме территориального планирования ввод станции запланирован на 2020 год. В незначительных объемах (284,4 млн кВт ч) поставляется электроэнергия в Монголию. Сейчас ведутся переговоры с монгольской стороной о строительстве новых ЛЭП и введении скидки на электроэнергию для страны в обмен на ее отказ от строительства каскада ГЭС на Селенге, которое, по мнению российского Минприроды, может угрожать экосистеме Байкала.

Любой вариант хорош


C 2013 года исследованием оптимальных маршрутов поставки электроэнергии в рамках Азиатского энергокольца занимается "Сколтех", которому эту работу поручило в 2013 году Минэнерго.

Выводы совместного исследования "Сколтеха" и Института энергетических систем СО РАН показали, что создание связей между энергосистемами стран Северо-Восточной Азии несет в себе большой потенциал вне зависимости от того, какой сценарий интеграции будет выбран. Объем перетоков между странами--участницами проекта может достигнуть 400 тВт ч в год. При этом наибольшую эффективность создают не двусторонние, а многосторонние энергетические связи между Россией, Китаем, Японией, Монголией и странами Корейского полуострова — и в первую очередь из-за системных эффектов. По оценкам "Сколтеха", эти системные эффекты оцениваются более чем в $24 млрд в год, позволяя сократить инвестиции на $65,5 млрд и уменьшить потребность в генерирующих мощностях на 67 ГВт.

Наибольшую часть (около 60%) системных эффектов от создания Азиатского энергокольца получают Япония и Китай за счет отсутствия необходимости во вводе новых генерирующих мощностей, использования более чистых и дешевых источников энергии и так далее. Экономия одной Японии за счет создания энергосвязей со странами Северо-Восточной Азии — более $14 млрд топливных издержек в год.

Порядка 30-40% от этого эффекта получит Россия. Исключение России из этого процесса, следует из данных "Сколтеха", сокращает экономический эффект на $7,2 млрд в год, экономию инвестиций — на $26,7 млрд и экономию потребности в генерирующих мощностях — на 27,5 ГВт. "Сам факт существования ЕНЭС дает возможность для эффективного использования нашей системы для энергомоста Европа--Россия--Азия",— сказал Олег Бударгин.

Проект будет полезен и для состояния окружающей среды. Хотя в топливном балансе стран--участниц энергокольца продолжат доминировать ископаемые топлива, на которые приходится 77%, уже к 2035 году эта доля упадет до 72% за счет увеличения удельного веса возобновляемых источников в структуре генерации.

Но с реализацией интеграции следует поторопиться, предупреждают эксперты "Сколтеха". По данным их исследования, для масштабного российского энергоэкспорта сейчас существует "окно возможностей", которое закроется в 2018-2019 годах, поскольку из-за ослабления рубля себестоимость строительства экспортоориентированной генерации и сетей в России в данный момент обходится дешевле, чем в КНР и Южной Корее. Таким образом, рентабельным становится строительство новых ТЭЦ — Ерковецкой, Зашуланской, Красночикойской, Сахалинской и так далее. Как только рубль восстановится, это окно закроется. Это не коснется Японии, поскольку строить электростанции и линии, ориентированные на экспорт в эту страну, было выгодно и до кризиса.

Общий рынок


Однако для реализации системных преимуществ необходим экономический стимул, то есть механизмы ценового стимулирования интеграции. Единого же энергорынка на пространстве Северо-Восточной Азии нет. Более того, единого рынка зачастую нет и в отдельных странах. Так, в Японии рынок очень разрознен, в разных регионах поставки обеспечивают разные компании. Более того, в Японии нет даже единой частоты в энергосистеме: на востоке она составляет 50 Гц, а на западе — 60 Гц, при этом переток между двумя этими зонами весьма скромен — всего 1,2 ГВт. Электросвязи между зонами ответственности десяти крупных региональных энергокомпаний крайне слабы. В этом, в частности, заключается отдельная проблема по передаче электроэнергии в Японию с Сахалина: на острове Хоккайдо недостаточно потребителей, чтобы обеспечить убедительный экономический эффект от интеграции, а электросвязи с другими островами, где, напротив, наблюдается избыточный спрос, требуют существенных инвестиций. Таким образом, на уровне международного сотрудничества должна быть решена проблема справедливого разделения выгод от совместной работы. "Проблема заключается в том, как будет осуществляться регуляция между странами-участницами,— подчеркивает в интервью ТАСС президент японского фонда Sasakawa Peace Foundation, экс-глава Международного энергетического агентства (МЭА) Нобуо Танака.— Транзит электроэнергии должен быть гарантирован. К примеру, если электричество передается через Монголию, Китай и Корею в Японию, каких правил будут придерживаться стороны? Каков будет процесс ценообразования? Кто должен инвестировать в стыковые участки сети?"

Поэтому на первое место выходит разработка концепции единого энергорынка. "На повестке дня очень актуальный процесс — создание рынка электроэнергии АТР, создание совета рынка АТР",— говорит господин Бударгин, замечая, что подобные чисто электроэнергетические рынки и их советы уже создаются и в Европе, и в Америке, и на других континентах "и это будет самым главным мобилизационным органом на новом этапе". "Я согласен, что это комплексный подход: это и новые технологии — мы без них никак не справимся ни со снижением потерь, ни с повышением эффективности, гибкости энергосистемы. Это вопрос организационный, экономический,— говорит глава "Россетей".--Если говорить об экономике, это очень большой стимул. Электроэнергия в России — $0,07, в Японии — $0,25, и, безусловно, это огромные стимулы для интеграционных процессов, которые могут свернуть не только бюрократические барьеры, но и преодолеть технические проблемы".

Опыт создания энергорынков, выходящих за пределы национальных границ, в мире уже существует. Есть и межсистемные рынки (такие как PJM, связывающий энергосистемы штатов Пенсильвания, Нью-Джерси и Мэриленд), есть и международные, такие как Nord Pool, конкурентный рынок стран Скандинавии. Таким образом, есть и история синхронизации регулирования, и осуществления торговых операций, и поддержания баланса, которую можно перенять.

Сплетение сетей


Электросетевой комплекс в текущем году двигался к созданию Азиатского энергокольца с опережением. 30 марта в Пекине "Россети" подписали четырехсторонний меморандум с китайской China State Grid Corporation (ГЭК Китая), корейской Korea Electric Power Corporation и японской Softbank Group по созданию Глобальной объединенной энергосистемы, охватывающей Северо-Восточную Азию. В рамках меморандума стороны договорились о создании совместной рабочей группы по изучению и анализу потенциала развития Объединенной энергосистемы Северо-Восточной Азии, а также о разработке предварительного плана развития энергосистем стран АТР.

В июне господин Бударгин провел встречу с председателем совета директоров, гендиректором Softbank Соном Масаеси, в которой также принял участие старший управляющий директор JBIC Маэда Тадаси. На ней обсуждалась дальнейшая работа над меморандумом и созданием Объединенной энергосистемы Северо-Восточной Азии, обсуждалось строительство энергомостов в Японию.

На ВЭФе господин Бударгин заявил, что в настоящее время "уже проведены предварительные проработки вариантов маршрутов электрической энергии и мощности из ОЭС Сибири и ОЭС Востока в Японию в размере 2 ГВт". По его словам, рассматривается как прокладка подводного кабеля по дну Японского моря, так и транзит через территорию Монголии и Китая. "Сторонами планируется разработка ТЭО со всесторонним изучением и анализом технических и экономических аспектов функционирования энергомоста",— заверил он, пообещав, что результаты работы будут представлены в профильные министерства и ведомства России и Японии. В перспективе мощность энергомоста может достигнуть 5 ГВт, добавил он.

Сейчас обсуждается создание совместной российско-японской проектной компании между "Россетями" и Softbank по проработке первого этапа энергокольца, сообщил в интервью "РИА Новости" в сентябре глава Минвостокразвития Александр Галушка. "Мы обсуждали проект энергокольца и первый этап, о котором говорил наш президент на втором ВЭФе,— рассказывал министр.— Речь идет о поставке энергетических мощностей через Дальний Восток в Японию. Причем японские партнеры считают, что, возможно, более перспективным является маршрут из Приморья сразу на основной остров — на Хонсю. То есть не на Хоккайдо".

"У России и компании "Россети" есть многолетний, долгий опыт работы в интегрированной энергосистеме,— говорил глава "Россетей" Олег Бударгин в сентябре на международном симпозиуме, посвященном вопросам возобновляемой энергетики, в Токио.— "Россети" и российская энергосистема давно интегрированы и являются естественным мостиком между энергетиками Европы и АТР. Они могут создать нормальные условия для единого рынка электроэнергии на Евразийском континенте".

"Если мы наладим энергетические связи, это поможет и Японии. Это будет примером объединения через электрические сети",— уверен господин Танака, говоря о коллективной энергетической безопасности, которая способствует устойчивому энергоснабжению. "Я чрезвычайно оптимистично настроен: мы, конечно, можем самостоятельно работать в Японии, но нам нужно обеспечить устойчивое развитие",— добавляет экс-глава МЭА.

9 октября в Стамбуле состоялось заседание исполнительной ассамблеи Мирового энергетического совета (МИРЭС). Там "Россети" представили в том числе проект суперкольца, который, как и другие интеграционные инициативы, был высоко оценен участниками заседания. Ассамблея, в частности, отметила важность включения этого направления в долгосрочную стратегию работы МИРЭС. "Правительства, бизнес-лидеры, инвесторы и общество должны будут найти новые способы преодоления тупиковых ситуаций в энергетике,— говорится в итоговом документе заседания.— Необходимо принятие своевременных решений и создание интегрированной, эффективной и действенной инфраструктуры. При этом решения не обязательно должны предлагаться только энергетической отраслью. Вместе с тем именно энергетика имеет историческую возможность возглавить новую промышленную революцию".

Страна восходящей реформы


Но не все, что можно сделать для энергетического сотрудничества, делается только в России. Долгое время проект энергомоста в Японию тормозился из-за неопределенности с будущим ядерной энергетики страны. Принявшая курс на отказ от запуска АЭС после аварии на "Фукусиме-1", страна в итоге все-таки запустила несколько энергоблоков, однако вес атомной генерации в энергобалансе остался ничтожным по сравнению с доаварийными годами. Крупные экспортные проекты ориентируются на неудовлетворенный спрос, объем которого прямо зависит от того, насколько будет восстановлено внутреннее предложение, а это решение напрямую зависит от государства.

Также в Японии до недавних пор рынок был не окончательно либерализован, что не позволяло стране, в частности, импортировать электроэнергию. Предпоследний, самый шоковый этап реформы был пройден в марте, когда была отменена монополия десяти региональных, не разделенных по видам деятельности энергетических корпораций на поставку энергии потребителям. На розничный рынок страны объемом $70 млрд в год были допущены независимые производители, среди которых довольно много крупных потребителей электроэнергии, вложивших средства в генерацию. Последний этап энергореформы будет реализован в 2020 году, когда будет осуществлено разделение видов деятельности и генерация будет обособлена от передачи электроэнергии. По плану реформы предусмотрено создание национальной сетевой компании, которая будет гарантировать равный доступ всем участникам рынка к инфраструктуре.

Глава "Россетей" Олег Бударгин считает Единую национальную электрическую сеть России естественным мостом между Азией и Европой.

Наибольшую часть (около 60%) системных эффектов от создания Азиатского энергокольца получают Япония и Китай. Порядка 30-40% от этого эффекта — Россия. Исключение России из этого процесса, как следует из данных "Сколтеха", сокращает экономический эффект от энергокольца на $7,2 млрд в год.

30 марта в Пекине "Россети" подписали четырехсторонний меморандум с ГЭК Китая, корейской KEPCO и японской Softbank Group по созданию объединенной энергосистемы, охватывающей Северо-Восточную Азию.

"Business Guide "Электроэнергетика 4.0"". Приложение от 17.10.2016, стр. 3
Комментировать

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение