Подробно

«Мы возродили одеколон как вид парфюмерии»

Основатель марки Atelier Cologne о возвращении одеколона, разрушении стереотипов и бизнес-партнерстве

от

Ароматы Atelier Cologne — обтекаемого вида одинаковые флаконы с разноцветными этикетками — кому-то могут показаться слишком прилизанными и правильными, да и само количество этих флаконов с каждым годом увеличивается. Сегодня их более тридцати — распробовать все не так-то просто. Впрочем, если вы познакомитесь с Кристофом Серваселем, основателем марки Atelier Cologne, вам непременно захочется это сделать.


Несколько месяцев назад компания Кристофа Серваселя вошла в группу L’Oreal. Перед этим она очень агрессивно расширяла линейку ароматов, доведя ее за неполные семь лет своего существования до 35. Майк Шилов решил узнать у основателя бренда, зачем компании столько продуктов и что стоит за этим парфюмерным изобилием.

 

Об идее cologne absolue


Наша с Сильви (Сильви Гантер — супруга Кристофа и сооснователь марки.— “Ъ-Lifestyle”) задумка с самого начала заключалась в том, чтобы переосмыслить идею классического одеколона. Признаюсь, первоначально я думал, что Сильви преувеличивает потенциал такого маркетингового хода, но я ошибся. Оказалось, ароматы, несущие идею одеколона, на рынке были крайне слабо представлены, но не из-за низкого спроса, а лишь по той причине, что это считалось немодным и неактуальным. Не побоюсь сказать, что мы возродили одеколон как вид парфюмерии с непременным цитрусовым аккордом. Однако мы хотели большего: придать одеколону новое звучание, использовать ингредиенты, которые не ассоциируются напрямую с одеколоном. Так родился наш термин cologne absolue, то есть концентрированный одеколон, многогранный, стойкий, но непременно свежий и элегантный.

 

О многообразии ароматов


Мы так увлеклись нашей затеей, что выпустили большое количество запахов в короткий срок, но все они стали популярны. Конечно, у нас есть бестселлеры на разных рынках, но провальных продуктов нет совсем, и с производства мы пока ничего не сняли. Это в современном парфюмерном мире, где духи рождаются и умирают иногда очень быстро, говорит само за себя.

 

О трудностях


Перед нами открылось обширное поле деятельности, и мы действительно довольно быстро придумали множество интересных запахов. Но финансовая сторона этого вопроса была не столь хороша. Нам пришлось залезть в долги, продать квартиру, и мы с трудом удержались от развода. Вот такое развитие бизнеса. Только через пять лет мы начали что-то зарабатывать. И это притом что у нас пять детей.

 

О партнерстве с L’Oreal


В какой-то момент мы поняли, что расти дальше в одиночку тяжело, и предложение L’Oreal пришлось как нельзя кстати. Вместе мы можем реализовать нашу с Сильви амбициозную мечту: открыть собственные бутики в 30–40 крупнейших и важнейших городах мира, с правильным сервисом и атмосферой, в которой знакомиться с нашими запахами будет легко и приятно. И конечно, Москва станет одним из таких городов, мне здесь очень нравится.

Покупателям часто нравятся ароматы, которые они от нас не ожидают

До заключения сделки с L'Oreal мы анализировали все предложения крупных компаний, взвешивали плюсы и минусы. К счастью, у нас перед глазами был хороший пример марки Kiehl’s, приобретенной L’Oreal еще 15 лет назад и сохранившей свой неповторимый стиль, узнаваемый образ и даже штаб-квартиру в Нью-Йорке. Это вдохновило нас и дало решимость заключить союз. В любом случае, бизнес-партнерство — это своего рода замужество, в котором есть две стороны, и они обе должны заботиться о счастливом союзе и о сохранении красивых отношений. Об этом я говорил на недавнем круглом столе на выставке Pitti Fragranze во Флоренции.

 

О любимых ароматах и знаковых продуктах


Мы пользуемся примерно половиной своих ароматов. Некоторые из них — это персональная привязанность. Другие же мы считаем интересными на уровне воплощения оригинальной идеи, как, например, Orange Sanguine — наш бестселлер, очень необычный и яркий, но мы сами никогда им не пользуемся. Также и аромат Silver Iris — никто из нас его не носит, но мы им очень довольны. Сделать пудровый аромат ириса свежим и легким, как одеколон, для нас было необычно.

Квинтэссенция нашей концепции — аромат Santal Carmin. Благородное дерево в нем играет главную роль, но есть еще и бергамот – это актер второго плана, который здесь важен не менее заглавного ингредиента. Также упомянутый ранее бестселлер Orange Sanguine — это глубокий и длящийся цитрус, но он оттенен сандалом, геранью и бобами тонка, так что пахнет он не банально «апельсинкой», а… шикарно. Кстати, по словам консультантов, этот запах очень нравится модным девушкам, мы были удивлены этим. Еще один знаковый для нас аромат — Rose Anonyme — аромат с розой, цветочно-древесный и привлекающий не только женщин, но и мужчин. Это один из наших с Сильви любимых запахов: она предпочитает древесные, а я цветочные ноты, и в этих духах наши вкусы полностью совпадают.

 

О стереотипах


Покупателям часто нравятся ароматы, которых они от нас не ожидают. Например, с розой — правда, только если эта роза не слишком очевидная. Наше сознание, стереотипы восприятия, гендерные ограничения порой мешает полюбить те ароматы, которые предназначены для нас. Идея cologne absolue с его непременной цитрусовой свежестью и легкостью позволяет примерить на себя что-то новое, расширить свою ольфактивную вселенную.

 

О «темных» ароматах


Как я уже говорил, наша с супругой жизнь не всегда была безоблачной. Выстраивая вместе парфюмерный дом, мы едва не расстались и чуть не разорились. Наши запахи говорят не только о светлых сторонах жизни, но и темных, скрытых от посторонних глаз, драматичных, сокровенных. Жизнь сложна, и духи тоже.

За каждым ароматом всегда стоит персонаж, герой, характер. Мы придумываем персонажей и выделяем ингредиент, который отражает их характер, рассказывает ту или иную историю

Мы никогда не хотели копировать классические одеколоны, мы переосмыслили само понятие одеколона. Поэтому в нашей линейке появляются ароматы с темными, дымными, чувственными ингредиентами, но никогда не агрессивными.

 

О ценах


Наша мини-революция в мире высокой парфюмерии заключается в том, что мы используем только лучшее сырье категории orpur, настоящую драгоценность. Цена ингредиентов для разных ароматов может отличаться не в два раза, как цена готового продукта, а в разы больше. К примеру, килограмм ириса стоит 100 тысяч евро и требует шести лет дистилляции. А апельсин как сырье обходится в 100 раз дешевле. Хотя это может быть только один компонент из всего аромата, но разница в затрачиваемых ресурсах ощутима. Мы не считаем наших покупателей глупцами, поэтому более сложные и драгоценные ароматы, в частности, Collection Métal, стоят дороже.

 

О новой коллекции


За каждым ароматом всегда стоит персонаж, герой, характер. Мы придумываем персонажей и выделяем ингредиент, который отражает их характер, рассказывает ту или иную историю. Камелия и дерево агар — это история независимой и страстной пары, которую мы сочинили вместе с парфюмером Жеромом Эпинеттом. У нас в Париже на балконе есть дерево камелии, для нас это своего рода символ того, как росла наша фирма. Для аромата Camelia Intrepide мы выбрали в качестве ключевого ингредиента листья камелии — именно потому, что камелия прежде всего не цветок, а дерево. Оно очень устойчивое и жизнестойкое, но крайне сложно заставить его цвести, нужен постоянный уход и забота. Аромат и его название передают противоречивость и определенное «бесстрашие» этого дерева с прекрасными цветами, по иронии судьбы лишенными запаха. Что касается аромата Emeraude Agar, то он появился естественным образом из нашего желания соединить запах ценной древесины агара с зелеными и пряными нотами. Аромат получился по-настоящему «изумрудный»: насыщенный, яркий, свободный.

 

______________________________________________________________________

Майк Шилов


Комментарии
Приложения
Профиль пользователя