Коротко

Новости

Подробно

Зальем и перельем

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 24
 
       На прошедшем в США Всемирном экономическом форуме "русского дня" на этот раз не было. Но, возможно, именно там были приняты решения, которые не только окажут важнейшее влияние на российскую энергетическую стратегию, но и приведут к началу новой нефтяной войны.


Февральский вызов
С 30 января по 4 февраля российский премьер-министр Михаил Касьянов пребывал за океаном. И наверняка настроение у него там было не самое лучшее. Еще бы, он ехал не столько на форум в Нью-Йорк, сколько в Белый дом, в Вашингтон, представляться президенту Джорджу Бушу и вице-президенту Дику Чейни. Верительные грамоты премьера — успехи российской экономики, а вот с ними как раз и случилась заминка. В прошлом номере "Власть" уже писала о безысходном постоянстве, с которым российская экономика неизменно обваливается в конце каждого из трех последних лет. А в январе 2002 года к этим бедам добавилась и инфляция, достигшая 3,1%. Сезонными отговорками тут уже не отделаешься, так что, по существу, Михаил Касьянов не столько рассказывал, сколько слушал. Главное, что он услышал,— американская экономика уже растет (за 2001 год она не упала, как многие ожидали после 11 сентября, а как минимум устояла, статистика показывает даже полупроцентный рост) и собирается темпы дальше только наращивать.
       Небезызвестный экономист гарвардской школы Джеффри Сакс к всемирному форуму подготовил даже специальный рейтинг, оценивающий перспективы экономического роста в различных странах. США в нем занимают почетное второе место, на первом — и это сенсация — Финляндия, у которой, во всяком случае по мнению профессора Сакса, самые блестящие экономические перспективы на ближайшую пятилетку. Россия же занимает 57-е место.
       Михаил Касьянов мог Джеффри Сакса не читать, тем более что место, на котором тот разместил Россию, его вряд ли сильно беспокоит. А вот рост экономики США, тем более набирающий скорость,— весть для господина Касьянова, несомненно, благая. Чем быстрее будет развиваться крупнейшая экономика мира, тем больше она будет потреблять ресурсов, и прежде всего энергетических. А раз так, то мучащий российских политиков страх перед возможным падением цен на нефть должен отступить.
       Любопытно, что именно после встречи в Вашингтоне с Диком Чейни, на которой московского гостя познакомили с долгосрочной энергетической стратегией США, предусматривающей увеличение импорта нефти, и с министром торговли США Доном Эвансом Михаил Касьянов начал делать публичные заявления и в Вашингтоне, и в Нью-Йорке о том, что никаких соглашений у России с ОПЕК нет. Зато есть намерение в перспективе расширить поставки нефти на экспорт, в том числе и в США. Последнее возможно при двух условиях: во-первых, при расширении добычи нефти на Сахалине, откуда возможны прямые поставки в Америку. Предпосылки для этого есть, в Нью-Йорке Михаил Касьянов вел переговоры с руководителями таких компаний, как Royal Dutch/Shell и Exxon Mobil, которые готовы реализовывать крупнейшие проекты на Сахалине. Во-вторых, для этого необходим рост цен на нефть как минимум до $25 за баррель. Во всяком случае, в марте Михаил Касьянов проведет заседание кабинета, на котором российская энергетическая стратегия будет рассмотрена с учетом американской стратегии.
       ОПЕК в долгу не осталась. В это же время, в порядке подготовки к мартовскому заседанию картеля, на котором ОПЕК должна выработать стратегию своего поведения во втором квартале 2002 года, был выпущен аналитический материал, смысл которого сводился к тому, что ОПЕК не собирается сидеть и смотреть, как ее участницы теряют позиции на рынке. Вывод: ОПЕК готова перейти к наращиванию добычи и экспорта.
       Итак, к расширению поставок нефти готовы все. Весь вопрос в том, кто начнет первым и когда.
       
Апрельская война
Глава ЮКОСа Михаил Ходорковский готов пролить реки нефти. Ему это несложно: его компания способна выдержать падение цен до $8 за баррель
Война, в которой участники будут состязаться в расширении поставок нефти на мировой рынок, сбивая тем самым цены и сами же от этого терпя убытки, еще не началась. Хотя стороны и предпринимают психические атаки. Но пока все говорят о стратегических планах. О том, что произойдет по окончании первого квартала, никто прямо не говорит. Все ждут первого выстрела. И сделать его предстоит России.
       До американского визита Михаила Касьянова в Москве были представлены две противоположные позиции. Первую огласил Евгений Ясин. Он не имеет официальных постов в правительстве, но, несомненно, по-прежнему пользуется уважением в коридорах власти и считается главным жрецом российского либерализма — официального символа веры правительства. Господин Ясин — из "голубей". Он считает, что сознательно ронять цену на нефть неразумно. А значит, отказываться от координации действий с ОПЕК, в том числе и от добровольного сокращения экспорта нефти, не стоит.
       Но есть и "ястребы". Заметнее других в этом ряду глава ЮКОСа Михаил Ходорковский. Его позиция такова. Страны ОПЕК, включая крупнейшего нефтеэкспортера — Саудовскую Аравию, зависят от конъюнктуры нефтяных цен значительно больше, чем Россия. Это подтверждают и расчеты Saudi American Bank, из которых следует, что снижение цены на нефть корзины ОПЕК с $23 до нынешних $18-19 привело к сокращению ВВП Саудовской Аравии на 2%. Россия же пережила этот период, продемонстрировав не падение экономики, а ее рост. А раз так, бояться ценовой войны на нефтяном рынке не надо. Если она и случится, первыми дрогнут арабы. Война может кончиться по-разному. Радикальный вариант — падение цены нефти на дно, то есть до $2 за баррель, однако такое развитие событий маловероятно. Все может закончиться заключением мира, то есть мировой ценой, но для этого кто-то должен отступить. Господин Ходорковский уверен, что белый флаг выбросит ОПЕК, сократив поставки. А это значит, что произойдет крупнейший передел нефтяного рынка в пользу российских нефтяников.
Глава ЛУКОЙЛа Вагит Алекперов настроен менее воинственно: падение цены до $12 за баррель чревато для его компании убытками
Среди коллег Ходорковского есть и сторонники не столь агрессивных взглядов. Леонид Федун, вице-президент ЛУКОЙЛа, считает, что российским компаниям нужно продолжать координировать свои действия с ОПЕК. Исходя из сложившейся ценовой ситуации было бы целесообразно продлить действующие ограничения на экспорт нефти на следующий квартал. Это решение позволит зафиксировать цену на российскую нефть на отметке $18 за баррель. Если бы не ограничения, она могла бы упасть до $11.
       Спор господ Ходорковского и Федуна объясняется финансовым положением их компаний. Аналитик нефтяного рынка Джеймс Хендерсон (инвестиционная группа "Ренессанс-Капитал") считает, что для ЛУКОЙЛа пороговая цена — $16 за баррель, если она опустится ниже, компании потребуется пересматривать свой бюджет, а при цене в $12 ЛУКОЙЛ столкнется с убытками. У ЮКОСа положение иное: компания выдержит падение цен до $8 за баррель.
Свой высокий авторитет в коридорах власти Евгений Ясин использует для того, чтобы убеждать правительство не ронять нефтяные цены слишком низко
Статистика свидетельствует, что проблема эта вскоре обострится (см. графики): если в январе 2001 года внутрироссийские цены составляли примерно 70% мировой цены нефти марки Urals, то через год, в январе 2002 года, они упали до 30%, а это значит, что массированный рост экспорта нефти из России просто неминуем. И, скорее всего, выброс произойдет не позже начала апреля, когда кончится срок добровольного ограничения экспорта нефти. Впрочем, рост экспорта может начаться и раньше. Советник президента Андрей Илларионов сделал в Нью-Йорке по этому поводу примечательное, если верить ИТАР-ТАСС, заявление: "Разумная, ответственная политика заключается в том, чтобы экспортировать максимальное количество нефти",— пользуясь ныне существующими ценами $18-20 за баррель, которые, по мнению Илларионова, "достаточно высоки". Он оговаривается, что все это должно произойти только во втором квартале. Но смысл ясен: экспортируйте, пока не поздно.
       Уже упоминавшийся Джеймс Хендерсон считает, что шесть крупнейших российских нефтяных компаний — ЛУКОЙЛ, "Роснефть", "Сибнефть", "Сургутнефтегаз", "Татнефть" и ЮКОС — приростом своего экспорта готовы обеспечить 88% роста спроса на нефть в 2002 году (см. графики). Это уже попытка оценить итоги еще не начавшейся нефтяной войны России с ОПЕК, хотя готовность продавать нефть неравнозначна способности это делать — между ними "встроен" механизм конкуренции и ценовых изменений. Война же начнется, считает Хендерсон, в конце первого — начале второго квартала 2002 года, когда Россия станет наращивать свой экспорт. И цены на нефть марки Brent упадут как минимум до $15 за баррель.
       
Среднегодовой рост
Генеральный секретарь ОПЕК Али Родригес не собирается сидеть сложа руки и готов, в свою очередь, перейти к наращиванию добычи
Нефтяники, по крайней мере некоторые, такого развития событий не боятся. А что ждет российскую экономику в целом?
       В Минэкономразвития есть прогноз даже на случай, если среднегодовая цена барреля российской нефти марки Urals, которая дешевле классической марки Brent примерно на $1,5, дойдет до $14,5. Правда, прогноз весьма условный, он предусматривает только сокращение валютных резервов ЦБ на $2 млрд, а о том, что будет с ВВП и курсом рубля, прогнозисты предпочитают не распространяться. То есть российскую экономику ничего хорошего не ждет. Если же среднегодовая цена будет $16,5, то, считает Минэкономразвития, международные резервы в России вырастут на $2 млрд, рост ВВП продолжится и составит 3,1%, а курс национальной валюты по отношению к американской достигнет отметки 34,8 руб. за доллар. В этом прогнозе удивляет ожидание прироста валютных резервов — ведь пока ЦБ для поддержания курса приходится с ними только расставаться. Однако главное: рост в России все равно продолжится, и это позволит предпринять новую психическую атаку на ОПЕК.
       Впрочем, вся эта история может свестись к войне нервов. Строго говоря, оснований для того, чтобы цены на нефть уже завтра упали до $15 за баррель, если не ниже, по формальным признакам более чем достаточно. Однако нефтяной кризис, то есть одномоментное резкое падение нефтяных цен, не нужен никому. И прежде всего США. Дело не только в том, что в нефтяной бизнес вложены огромные капиталы и их обесценение может поразить не один нефтяной сектор. Не стоит забывать, что господа Чейни и Буш выросли как политики именно на нефти: первый был генеральным директором производящей нефтяное оборудование Halliburton Company, второй — губернатором нефтедобывающего Техаса. Не имея в нефтяном бизнесе личных интересов, они вполне могли там сохранить интересы дружественные и родственные. И не случайно фьючерсная цена барреля нефти Brent на апрель — $19,6. Спекулянты пока считают, что цены останутся относительно стабильными.
НИКОЛАЙ ВАРДУЛЬ
       
 
Источник: Renaissance Capital, International Energy Agency, Paris.
Комментарии