Коротко


Подробно

Фото: Глеб Щелкунов / Коммерсантъ

Дмитрий Аксенов: мы продолжаем учиться

Блиц-интервью

Председатель совета директоров viennacontemporary ДМИТРИЙ АКСЕНОВ ответил на вопросы ЕЛЕНЫ КРАВЦУН.


–– Сильно ли изменилась ярмарка после смены места и времени проведения и ребрендинга? Вы можете уже подвести для себя какой-то итог?

–– Мы стремимся постоянно эволюционировать. Ребрендинг был важным, хотя и непростым шагом на этом пути. Смена площадки и закрепление дат — все это создало важнейшие предпосылки для дальнейшего роста. В этом году у нас и более сильный состав галерей, и качество репрезентации выросло. Главное, в нас поверили коллекционеры — приехало больше иностранных собирателей и местных, австрийских. Но мы продолжаем учиться, ведь ярмарка — это сложный бизнес-процесс, который к тому же имеет жесткие временные рамки: весь год ты готовишься, а ярмарка работает всего четыре дня.

–– Многие считают, что крупных коллекционеров с годами больше не становится, а время рекордных цен ушло. Вы что по этому поводу думаете?

–– Рынок современного искусства, если говорить о работах художников, рожденных после 1965 года, только растет. За период с 2000 по 2008 год рынок вырос практически в 15 раз по объемам продаж на аукционах. Он будет и дальше расти. Что касается России, то национальная буржуазия до сих пор не потребляет современное искусство в должной мере, просто потому что не закончился образовательный процесс. Но когда знание о предмете сформируется, то вырастет рынок, а с ним и цена. У нас прекрасное искусство, художники, много образованных и богатых людей. Однако в сфере современного искусства их существенно меньше, чем должно было быть, если сравнивать со среднеевропейским государством. Но их количество растет, поэтому я уверен, что у нас тоже все будет хорошо, но чуть позже.

–– Коллекционеров из каких стран в этом году присутствовало на ярмарке больше всего? На открытии я вдруг заметила очень много гостей из США.

–– Это совсем не «вдруг». Мы долго работали над этим, вели переговоры. Французы, немцы, итальянцы, даже китайцы приехали. Мы планируем развивать с азиатским рынком отношения.

–– Вы, кстати, собираете азиатских художников, они интересны вам?

–– Как коллекционер я собираю искусство Центральной и Восточной Европы, куда мы относим и современное российское искусство. В основном, в коллекции представлены работы художников, они мне ближе и понятнее. Но мы не замыкаемся на одном регионе и можем расширить рамки дальше, на Восток. Мне многое интересно в искусстве, но не на все хватает времени, я же еще работаю. (Смеется.)

–– Тем не менее азиатский сегмент рынка вам интересен, в частности Китай? На ярмарке в этом году присутствовало две крупные китайские галереи.

–– У азиатского арт-рынка есть свои специфические особенности. Китайские коллекционеры очень увлекающиеся люди, которые собирают искусство с энергичностью и азартом. Это есть в самой природе китайцев. Поэтому «разогретость» их рынка — следствие многих факторов, в том числе и специфически национальных. Принимая во внимание состояние их экономики, размеры населения и перспективы — конечно, их рынок будет развиваться в будущем, и нас это интересует.

–– Насколько власти Вены поддерживают ярмарку? Я знаю, что некоторые галереи субсидировались.

–– У нас есть спонсор, крупнейший австрийский банк Erste Group, который исторически поддерживает на ярмарке присутствие восточноевропейских галерей. Они обеспечивали присутствие галерей из стран, где арт-рынок не сильно развит, но есть интересные образцы искусства. Что касается отношений с городом, то нам есть над чем работать.

–– А почему? У них какие-то особые условия?

–– Здесь есть свои традиции — много культурных проектов самого разного формата, поэтому город свои инвестиции диверсифицирует. Так, мы возникли недавно, то получаемся как бы «внешними» относительно уже укорененных проектов, поэтому до нас средства доходят в последнюю очередь.

–– Что-то изменилось в отношениях с городом за те пять лет, что проводится ярмарка с русским менеджментом?

–– Происходит. Мы рассчитываем, что следующий год покажет стратегический сдвиг в наших отношениях и город станет нашим партнером.

–– Судя по стендам и ценам, у ярмарки есть некий курс на демократичность. Вы согласны?

–– Это объективная реальность. Ты не можешь конкурировать с Frize или Базелем, продавая blue chips. Столько стоит хорошее восточноевропейское искусство — можно найти достойных молодых художников за вменяемые деньги.

–– На пресс-конференции вы сказали, что хотите, чтобы Вена превратилась в арт-хаб. Уже есть конкретный план действий?

–– За эти пять лет в Вене мы достигли отличных результатов с платформой viennacontemporary. Авторитет viennaсontemporary как ярмарки современного искусства вырос на международной арене. И здесь немаловажную роль сыграл сам город, присущие именно Вене черты: наличие культурной инфраструктуры, образованного населения, коллекционеров, архитектуры и музеев, акцент на развитие креативной индустрии и диджитал-проектов, а также общий дружелюбный интерфейс, благодаря которому Вена уже который год занимает первое место в рейтинге самых привлекательных для жизни городов. Это отличная база для дальнейшего развития проектов на базе viennacontemporary. Мы рассчитываем, что нам удастся воплотить формулу «PPP», то есть public-private partnership — государственно-частное партнерство для развития культурных инноваций. Мы хотим сделать Вену привлекательным местом для обмена новейшими идеями в сфере культуры.

–– Есть ли для этого предпосылки?

–– Все культурные институции с международной повесткой, которые понимают глобальные тренды, как только мы объявили о наших идеях, тут же изъявили желание участвовать. Будь то один из самых значительных и престижных в международном масштабе фестивалей WienerFestwochen или Vienna Design Week, фестиваль галерей сurated by_vienna или MAK (Музей прикладного искусства). Всем наши идеи оказались близки, все понимают, что уже идет активная конкуренция городов. Сегодня необходимо глобально фокусировать маркетинговые бюджеты, с тем чтобы донести до нужной аудитории, что Вена — новое место силы, в которое имеет смысл приезжать хотя бы раз в год. Раньше венский офис туризма, для продвижения города использовал лозунг «Вена ждет». Ну какая реакция может быть на это? Не смысла спешить — Вена хорошая, прекрасная и, может быть, мы сюда приедем, но когда-нибудь. Пять лет назад лозунг сменили на «Вена now or never». Это хороший призыв, но люди должны понимать, почему именно now. И тут мы как раз хотим вместе с городом связать отлично «рифмующиеся» now и contemporary.

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение