Коротко

Новости

Подробно

Рисунок: Константин Куксо / Коммерсантъ

А вы каких результатов ждали?

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 6

В результате выборов "Единая Россия" получила конституционное большинство в парламенте. В нынешней Думе оказались те же партии, что и в предыдущей.


Какую картину я себе нарисовал, то в результате и получилось. Единственное, что немного ошибся в цифрах, недобрав полбалла у коммунистов и перебрав те же полбалла у ЛДПР. А в остальном результат был вполне прогнозируемым и ничего неожиданного произойти не могло. Грустно, что оппозиция в очередной раз показала свою несостоятельность.

Анатолий Лысенко, главный редактор Общественного телевидения России


Ждал победы "Единой России", но не такой сокрушительной. То, что по мажоритарным округам "Единая Россия" одержала, как все говорят, "сокрушительную победу" — это действительно не то что неожиданно, это серьезный успех, означающий, что у партии оказалась достаточно длинная скамейка одномандатных кандидатов. Ну и сами одномандатники были, видимо, достаточно убедительны. Будем надеяться, что партия сумеет распорядиться конституционным большинством для того, чтобы проводить взвешенную политику.

Александр Шохин, президент Российского союза промышленников и предпринимателей


Старался в меру своих сил и возможностей добиться тех результатов, которые я бы хотел увидеть. Не получилось — значит, так обстоят дела.

Андрей Макаревич, народный артист России


Я бы очень удивился, если бы результаты были другими. Было бы неожиданно, если бы какая-нибудь оппозиционная партия попала в Госдуму. Явка была невысокой, но это нормально. Если граждане не ходят на выборы, значит, их интересуют другие, более важные дела. И это хорошо. Можно сколько угодно говорить о политической несознательности граждан, но явка в разные моменты и в Европе проваливалась, не говоря об Америке, где она стабильно невысокая.

Сергей Минаев, бизнесмен, писатель, телеведущий


Ничего другого и не ждала. Более того, я знала, что проведена огромная работа по организации выборов таким образом, чтобы "Единая Россия" имела конституционное большинство в Думе. К сожалению, сыграла свою роль апатия большого числа избирателей. Люди, понимающие то, что и я понимаю, просто не пошли к избирательным урнам. Это в корне неверно, поскольку, даже зная результат заранее, нужно идти и стараться его изменить. Так считаю я вот уже 50 лет, но так не считает большинство.

Людмила Алексеева, руководитель Московской Хельсинкской группы


Я ожидал многого. Во-первых, гадал, будут ли жалобы на надомные голосования, с которыми раньше были большие проблемы. В этом году не было ни одной. Значит, за последние три года мы решили проблему, и я этим доволен. Во-вторых, ждал, что одна из непарламентских партий, а именно "Яблоко", наберет двузначную цифру в Москве. Набрала 9,51% — чуть-чуть недотянула. В-третьих, рассчитывал, что в Думе появится несколько ярких, оппозиционных депутатов, которые смогут корректировать повестку дня монолитной Думы. Не оправдалось. И наконец, думал, что в Москве явка будет больше, чем на выборах мэра. Ошибся. Явка в 35% отвечала прогнозам, но не отвечала надеждам. И это связано по-прежнему с недоверием граждан к тому, что их голос сможет что-то решить.

Алексей Венедиктов, главный редактор радиостанции "Эхо Москвы", президент "Эхо-ТВ"


Я не ожидал, а желал победы "Единой России". Победа была уверенной, но отнюдь не предсказуемой, как многие считают, потому что невозможно точно знать, как все пройдет. Должен заметить, что "Единая Россия" выиграла не кубок, а еще пять лет упорной работы. И ей нужно оправдать ожидания граждан. Оппозиционные партии не прошли, потому что, видимо, что-то делают не так. Возможно, им не хватает полной уверенности идти с новыми идеями, может, не хватает идей или мешает большое уважение общества к президенту. Отсутствие большого количества сторонников у этих партий говорит о том, что им нужно что-то менять. А "Единая Россия" работает в направлении того, что нужно сейчас нашим гражданам.

Игорь Бутман, народный артист России


Этих результатов и ждал. В цифрах не гадал, но то, что в новую Думу пройдут только четыре партии, предполагал. Это было ясно, ведь власти нужна контролируемая Дума. Может быть, только не ожидал, что так много голосов наберут единороссы. Было понятно, что оппозиционным партиям будет трудно и вряд ли они преодолеют пятипроцентный барьер. Выборы были скучные, но никаких неожиданностей я и не ждал. Для выборов важно одно — могут ли они повлиять на смену курса власти или нет. Сегодня стало ясно, что изменить курс или как-то повлиять на власть возможности как не было, так и нет. Это печально.

Константин Бабкин, президент Российской ассоциации производителей сельхозтехники "Росагромаш"


Я ждала таких выборов, чтобы у западных политиков было как можно меньше вопросов как к проведению предвыборной кампании, так и к самим выборам. И мои ожидания оправдались. Все списки были зарегистрированы, в том числе и самые оппозиционные и антисистемные. Через интернет я внимательно следила за дебатами, во время которых все кандидаты имели равный доступ к агитации в СМИ, все могли высказать свою точку зрения. Здесь нет никаких претензий к выборам.

Татьяна Жданок, депутат Европарламента от Латвии



ВОПРОС НЕДЕЛИ/3 ГОДА НАЗАД*


А у вас берут?

Федеральное казначейство подготовило методические рекомендации для оценки коррупционных рисков, возникающих у госслужащих. "Власть" попыталась узнать, какие должности читатели считают наиболее взяткоемкими.


Если человек занимается коррупцией, то у него любая должность будет коррупционноемкой. Наибольший коррупционный потенциал у должностей, связанных с распределением бюджетов и капстроительством.

Олег Богомолов, губернатор Курганской области


Люди, работающие в сфере заимствований и управления госдолгом, всегда на лезвии бритвы. Их позиции коррупционноемкие. И с этим поделать ничего нельзя.

Сергей Сторчак, заместитель министра финансов


Берут там, где платят мало. Невозможно молодому специалисту содержать семью на оклад 10 тыс. руб. Этими зарплатами мы сами подталкиваем людей к взяткам.

Виталий Ефимов, первый зампред комитета Госдумы по транспорту, президент Союза транспортников России


Если и продавца билетов считать коррупционной должностью, то всю страну надо записать в коррупционеры. А берут больше там, где больше дают. Когда я был министром, то понимал: раз есть коррупционноемкие должности, значит, должно быть больше прозрачности.

Павел Крашенинников, председатель комитета Госдумы по законодательству, бывший министр юстиции

*Должности приведены на момент опроса.



Комментарии
Профиль пользователя