Коротко

Новости

Подробно

Фото: Петр Кассин / Коммерсантъ   |  купить фото

Ученым предложили выбрать между полезным и интересным

Андрей Фурсенко обсудил стратегию развития российской науки

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 5

Вчера в Казани на форуме "Наука будущего" помощник президента Андрей Фурсенко подвел итоги пятого конкурса мегагрантов: в этот раз государство выделило ученым с мировым именем 1,2 млрд руб. на создание 40 научных лабораторий. Перед этим господин Фурсенко на закрытой встрече с победителями прошлых лет обсудил стратегию развития российской науки и предложил ученым решить, что государство должно поддерживать "при ограниченных ресурсах": фундаментальную науку "для удовлетворения любопытства" или прикладную "как ответ на вызовы и проблемы государства".


В 2010 году Андрей Фурсенко, тогда глава Минобрнауки, добился принятия правительственного постановления "О мерах по привлечению ведущих ученых", которое практически сразу назвали программой мегагрантов. Господин Фурсенко предложил выдавать российским и зарубежным ученым на конкурсной основе крупные даже по мировым меркам гранты — на программу до 2016 года планировалось выделить до $150 млн. Победители должны были организовать научную лабораторию в России. В научном сообществе программу признали важной для поддержки российской науки, даже несмотря на то что с течением времени гранты ощутимо уменьшились — с 2013 года максимальная сумма составляет 90 млн руб. С 2010 года в рамках программы открыто 160 лабораторий, на которые в общей сложности выделено 17,5 млрд руб. Вчера в Казани было запланировано подведение итогов пятого конкурса мегагрантов. За несколько часов до оглашения результатов господин Фурсенко провел закрытую встречу с победителями прошлых лет, на которую удалось попасть корреспонденту "Ъ".

"Мегагранты и другие меры господдержки уже не только, как говорится, поддерживают штаны — они позволяют начинать новые исследования, создавать новые коллективы,— начал встречу Андрей Фурсенко.— Вокруг них появились идеи о том, как нам организовать науку в целом. И мы должны поговорить о целеполагании для научных исследований в России, да и не только". Помощник президента РФ напомнил, что существует два основных подхода к научным исследованиям. "Есть внутренний подход: ученые занимаются проектами, которые им самим интересны и без которых наука развиваться не может. А есть другая логика, когда наука отвечает на внешние вызовы, решает новые проблемы",— сказал он. Господин Фурсенко предложил обсудить, каким мог бы быть баланс, и это был не праздный вопрос: по информации "Ъ", перед встречей ученых предупредили, что высказанные ими предложения будут использованы при подготовке государственной стратегии развития науки на долгосрочный период, которая должна быть принята правительством до конца года.

"Когда Максвелл развил теорию электромагнитного поля, а супруги Кюри исследовали радиоактивность, это не было ответом ни на какие вызовы. Это была внутренняя логика развития науки,— на правах старшего первым высказался академик РАН физик Владимир Захаров.— А вот когда Бэббидж сделал первый арифмометр, на это был запрос общества, которое нуждалось в инструменте для финансовых операций. Вот я думаю, что два к одному — это и будет правильным ответом".— "Два к одному, понятно. Кто больше?" — спросил Андрей Фурсенко.

Профессор ЦАГИ Виктор Копьев не согласился со старшим коллегой: "Если мы рассмотрим ядерный проект, то увидим, сколько он инициировал великолепных идей и превосходных теорий, с которыми стала потом работать фундаментальная наука. Лет десять назад один из моих бывших коллег приехал из-за рубежа и со смехом сказал: "Ты до сих пор работаешь в головном институте несуществующей в стране авиационной промышлености". Было горько это слышать,— сказал господин Копьев.— И мы видим, что даже небольшой проект самолета МС-21 сделал многое и для отраслевой, и для фундаментальной науки". Он посетовал, что проект широкофюзеляжного дальнемагистрального самолета, "судя по последним переговорам, на которых я присутствовал, уйдет в Китай". По его словам, перед учеными просто необходимо ставить глобальные проекты с соответствующим финансированием, и это будет подстегивать развитие науки в целом. "Так что пропорцию финансирования два к одному я бы распределил по-другому",— заключил он.

"Возникает вопрос: а можем ли мы сегодня позволить себе финансировать за счет государства какие-то исследования, которые наверняка имеют своего заказчика? — спросил господин Фурсенко.— Тем более что у государства денег не так много. А если да, то на каких условиях?"

После этого ученые высказали свои предположения по развитию программы мегагрантов. Одни предлагали европейский подход, когда несколько получателей после завершения проектов могут рассчитывать на дополнительное финансирование общего междисциплинарного проекта. Другие выступали за продление господдержки лабораторий, которые уже успешно завершили проекты мегагрантов. "Мы в ответе за тех, кого приручили",— весомо добавил академик Захаров. "За тех, кого мы собираемся приручить, мы тоже в ответе",— парировал Андрей Фурсенко. Он еще раз напомнил, что выбор тех, кого поддерживать, делается "при ограниченных ресурсах". "Лучше, конечно, помогать всем, но экстенсивное развитие закончилось в мире лет тридцать назад. Сейчас перед нами встала проблема перераспределения средств, а оно подразумевает ужесточение требований,— заявил помощник президента.— Продолжение работы возможно, только когда вы показываете не те же хорошие результаты, что последние два-три года. Вы должны показывать результаты еще лучше, в противном случае надо дать шанс тому, кто этих результатов еще не достиг, но имеет более высокий потенциал. Это очень жестокая система, но, к сожалению, единственно возможная, если мы не хотим застоя. Когда нам говорят, что необходимо поддерживать лучшие научные школы, надо тогда сказать, какие поддерживать не надо. И это должно быть решение не чиновников, а самого научного сообщества. А просить нас сделать такой выбор — нечестная позиция",— закончил господин Фурсенко.

Совет по распределению мегагрантов заседал в итоге почти пять часов — итоговое голосование прошло уже ночью. Как сообщил директор департамента науки и технологи Минобрнауки Сергей Салихов, совет рассматривал 242 заявки по 31 научной области, из которых отобрали 40 проектов. В общей сложности государство выделит на них 1,2 млрд руб. Двадцать грантов получили вузы Минобрнауки, десять — институты ФАНО, по два гранта досталось МГУ и СПбГУ. ЦАГИ, Курчатовский центр и "Сколково" получили по одному гранту, еще десять ушли вузам, подчиненным другим министерствам. "Безусловный лидер — физика и технология материалов, на втором месте — биология, механика, экология, за ними следуют энергетика и рациональное природопользование,— уточнил господин Салихов.— Но и гуманитарные проекты тоже поддержали".

Александр Черных


Комментарии
Профиль пользователя