Коротко

Новости

Подробно

2

Фото: Kevin Lamarque / Reuters

Расхождение целей

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 16

Попытки Москвы и Вашингтона остановить гражданскую войну в Сирии и если не объединить усилия в борьбе против запрещенного в РФ "Исламского государства" (ИГ), то хотя бы координировать их уже в третий раз заканчиваются провалом. Возможно, причина в том, что сами непосредственные участники сирийского конфликта считают главным врагом не ИГ, а друг друга.


Шамсудин Мамаев


Российско-американское Соглашение о перезапуске режима перемирия в Сирии предусматривает, во-первых, создание Совместного исполнительного центра (СИЦ) для координации ударов ВКС России и ВВС США по террористическим формированиям. При этом сирийские ВВС будут работать за пределами тех районов, которые выделены под контроль СИЦ,— это условие необходимо, поскольку Дамаск считает незаконным военным формированием любую вооруженную оппозицию режиму. Во-вторых, соглашение предусматривает беспрепятственную поставку гуманитарной помощи в осажденные сирийские города, в первую очередь в Алеппо. ООН рассматривает гуманитарную ситуацию в стране как крайне тяжелую и потому добилась, чтобы в соглашении фигурировала формула беспрепятственной поставки, согласно которой испрашивать разрешения сирийского правительства на поставку гуманитарной помощи ООН не обязательно, достаточно простого уведомления. Отдельным пунктом в соглашении прописан отвод сирийских войск и всех других воинских частей от шоссе Кастелло, через которое должна поставляться гуманитарная помощь в восточные, контролируемые боевиками, районы Алеппо. Имеется еще целый ряд подробностей и договоренностей, которые входят в соглашение, но до сих пор не опубликованы. Вся первая неделя перемирия, с 12 по 19 сентября, была отведена для пробного запуска этих процессов. По его результатам Вашингтон и Москва должны были определиться, продолжать дальнейшую работу или нет.

Первые четыре дня все шло хорошо, масштаб насилия в стране резко спал, за это время в Алеппо, например, погиб всего один мирный житель. 16 сентября глава российского МИДа и госсекретарь США констатировали, что в целом удовлетворены ходом реализации соглашения и перемирие будет продлено. Но через пару часов случился казус: Джон Керри перезвонил Сергею Лаврову и пригрозил, что США не создадут с Россией центр для координации ударов по позициям боевиков в Сирии, пока не будет обеспечен доступ гуманитарной помощи в Алеппо. Более того, Вашингтон отменил уже назначенный на этот день совместный с Москвой брифинг Совбеза ООН о российско-американском соглашении.

"Это связано с трудностями, с которыми сталкиваются США на сирийском треке, они никак не могут отделить так называемую здоровую часть оппозиции от полукриминальных и террористических элементов. На мой взгляд, это продиктовано желанием сохранить боевой потенциал для борьбы с законным правительством президента Асада. Мы сейчас видим не разделение террористов от "здоровой части" оппозиции, а попытки перегруппироваться у этих террористов, заменить одни вывески другими и сохранить прямой потенциал. Вот что мы видим. Это опасное направление развития событий" — так расценил отказ Вашингтона от брифинга Совбеза ООН президент Владимир Путин. Добавив, что после обнародования договоренностей "мировой общественности станет понятно, кто и что на самом деле не выполняет". При этом президент подчеркнул, что возможности для совместной работы остаются: "Мы все-таки настроены скорее позитивно, чем негативно, и рассчитываем, что обещания, которые были даны американской администрацией, будут исполнены".

В связи с этим вспоминается заявление, которое за три дня до произошедших событий сделал Сергей Лавров на пресс-конференции по итогам переговоров со своим люксембургским коллегой: "Что касается Сирии, то есть слишком много свидетельств того, что бывшая "Джебхат ан-Нусра", которая сейчас называется "Джебхат Фатх аш-Шам", рассматривается очень многими участниками процессов на Ближнем Востоке и в Северной Африке в качестве силы, которую нужно сохранить для того, чтобы впоследствии, возможно, использовать для смены режима в Сирии. Я напрямую задавал этот вопрос госсекретарю Джону Керри. Он категорически отрицает, что в планы США входит "покрывательство" "Джебхат ан-Нусры", отведение от нее угрозы американской и коалиционной авиации. Повторю, об этом мне говорил государственный секретарь США. Я не имею оснований не доверять ему и его искренности, но мы видим то, что происходит "на земле" в Сирии: коалиция как-то очень неохотно работает по позициям "Джебхат ан-Нусры". Поэтому те, кто в Вашингтоне отвечает за военную часть этих процессов, наверное, могли бы предоставить какую-нибудь информацию".

Через несколько часов после заявления президента РФ самолеты международной коалиции нанесли по ошибке четыре удара по позициям сирийской армии

Другими словами, Лавров уже в первый день перемирия дал понять, что, хотя Москва и не сомневается в заверениях госсекретаря, ей нужны разъяснения американских военных — слишком неохотно работают они по позициям "Джебхат ан-Нусры". И, хотя российские военные чины каждый день добиваются обмена информацией со своими американскими коллегами, ситуация не меняется. Более того, уже через несколько часов после заявления президента РФ прилетевшие из Ирака самолеты ведомой Вашингтоном международной коалиции нанесли по ошибке четыре удара по позициям сирийской армии под Дейр-эз-Зором. Погибло около 80 сирийских военнослужащих и около 100 получили ранения. "Данный инцидент стал возможным ввиду незнания обстановки и нежелания американской стороны координировать с Россией свои усилия по противодействию террористическим группировкам на территории Сирии",— тут же подчеркнул представитель Генштаба ВС РФ генерал-лейтенант Сергей Рудской.

Однако оценки МИД РФ оказались намного более жесткими. Москва глубоко встревожена тем, что удары коалиции нанесены по армии Сирии, уничтожавшей отряды ИГ. Вашингтон не озвучивал планов по проведению операции в этом районе, заявила официальный представитель МИДа Мария Захарова. "Не было даже намеков на планы проводить операции в этом районе",— сказала она. И далее произнесла фразу, которая привела в негодование Госдеп: "Если раньше у нас были подозрения, что таким образом выгораживается "Нусра", то теперь, после сегодняшних ударов по сирийской армии, мы приходим к страшному для всего мира выводу: Белый дом защищает ИГИЛ". В то время как российский постпред в ООН Виталий Чуркин отметил, что США выбрали столь странное время для удара по сирийским военным, что он допускает провокацию. Так из-за ошибки или провокации Пентагона стычка между Вашингтоном и Москвой по поводу поставок гуманитарной помощи буквально за сутки трансформировалась в глубокий кризис доверия.

Особую чувствительность вопросу отделения террористов от "здоровой части" оппозиции придает то обстоятельство, что здесь имеются хорошо известные Москве противоречия между американскими "голубями" (президент Обама и госсекретарь Джон Керри) и "ястребами" (глава Пентагона Эштон Картер). Точка зрения последнего заключается в том, что переговоры с Москвой должны основываться не на доверии к ней, а исключительно на "сделке и взаимном интересе". Поэтому целью переговоров, говорит Картер, является в первую очередь проверка того, разделяет ли Россия основные цели США в Сирии: приход на смену Асаду иной политической силы и победу над ИГ. Однако вряд ли он не понимает, что в интересы Москвы входит победа над ИГ, но никак не над Асадом. Следствием этого является коренное расхождение между стратегическими интересами Пентагона и Минобороны РФ в Сирии: если в войне с "Исламским государством" они союзники, то по отношению к правительству Башара Асада — противники. Поэтому наличие у главы Пентагона "желания сохранить боевой потенциал для борьбы с законным правительством президента Асада", про которое упомянул выше российский президент, более чем вероятно. История сирийской войны привела к тому, что боевой потенциал "умеренной оппозиции" сосредоточен сейчас в бывшем сирийском филиале "Аль-Каиды".

Чтобы оценить этот потенциал "Ан-Нусры" и понять, почему так важно изолировать ее от отрядов "умеренной оппозиции", нужно вернуться к началу прошлого года, когда в Саудовской Аравии к власти пришел король Сальман ибн Абдель-Азиз ас-Сауд. Он оказался настоящим антииранским "ястребом": послав саудовские войска для подавления шиитского восстания в Йемен, он решил параллельно расправиться с проиранским режимом Башара Асада в Сирии. Для чего, пригласив лидеров Катара и Турции, он предложил им прекратить распри и сфокусироваться на создании совместной коалиции поддерживаемых ими сирийских отрядов для свержения правительства.

24 марта 2015 года в пограничной с Турцией сирийской провинции Идлиб возникла коалиция "Джейш аль-Фатх", или "Армия завоевания". Это коалиция из семи разномастных бригад, с численностью порядка 10 тыс. человек, стала получать финансирование и оружие (включая тяжелое вооружение) в таком количестве и ассортименте, что это сразу изменило баланс сил в провинции в ее пользу. Уже 28 марта ведомая "Ан-Нусрой" коалиция захватила столицу провинции — город Идлиб, который до этого успешно сопротивлялся боевикам более двух лет. И с этого момента территория, контролируемая сирийской армией, начала сжиматься — вплоть до сентября, когда на помощь Дамаску пришли российские ВКС. Победы "Армии завоевания" обеспечил многочисленный поток боевиков из умеренной оппозиции, которым вступление в коалицию обещало не только получение нового оружия и финансовой помощи, но и новые куски пирога при захвате правительственных территорий.

В результате "Армия завоевания" превратилась сейчас в такую же доминирующую, хотя и не столь гомогенную, силу в среде оппозиции на западе Сирии, какой стало "Исламское государство" на востоке. Силу, самостоятельно справиться с которой сирийская армия уже не способна. В значительной степени потому, что война в Сирии приобрела религиозный характер, а Башар Асад, сам алавит, настолько негибок, что опирается преимущественно на алавитов, составляющих не более 12% населения. В то время как "Ан-Нусра" научилась привлекать к себе не только суннитскую оппозицию Сирии, но и многочисленных добровольцев из соседних стран.

Четыре года назад, уходя в отставку с поста специального представителя ООН и Лиги арабских государств по Сирии, Кофи Аннан признал, что хотя предложенный им проект разрешения конфликта и был одобрен всеми членами Совбеза, однако на практике он потерпел крах. "Кровопролитие продолжается, в основном из-за непримиримой позиции сирийского правительства, отказывающегося от выполнения плана из шести пунктов, но также и из-за эскалации насилия со стороны оппозиции,— констатировал дипломат.— Ситуацию усугубляет отсутствие единства международного сообщества". Похоже, что нынешний проект перемирия из двух пунктов ждет примерно такая же судьба из-за примерно тех же обстоятельств: показав выше, как Вашингтон провалил выполнение первого пункта о создании СИЦ, покажем теперь, как Дамаск провалил пункт второй Соглашения о перемирии — доставку гуманитарной помощи.

25 августа в сирийской войне произошло глубоко символическое событие, которое у нас заметили только специалисты: после четырех лет осады и городской герильи повстанцы из дамасского пригорода Дарайя пошли на сделку с режимом и согласились уехать из столицы. Для сирийской революции Дарайя была символом раннего и светского сопротивления — Свободная сирийская армия удерживала здесь свои позиции вплоть до последнего момента, в то время как соседние районы уже давно соскользнули в джихадизм. Для режима падение этого оплота сопротивления внутри самой столицы означало избавление от застарелой язвы — именно через Дарайю проникали в нее партизанские отряды с юга. Одним словом, для Башара Асада это была та самая победа, которая оправдывает любые средства — в данном случае осаду и экономическую блокаду, от которой страдало население города.

Но с этой блокадой была не согласна ООН — беспощадно обстреливая и бомбя город, режим не пропускал сюда даже ее гуманитарные конвои. Параллельно сирийская армия медленно сжимала кольцо вокруг Дарайи и, окончательно потеряв в этом году связь с соседними городами и фермами, горожане в конце концов сдались и пошли на сделку. Помощник генсека ООН по гуманитарным вопросам Стивен О'Брайен сделал по этому поводу специальное заявление: проведенная в сирийской Дарайе эвакуация не должна стать примером для других осажденных городов страны, необходимо прекратить "средневековую тактику осады", и "это не должно происходить посредством каких-либо соглашений, которые приведут к насильственному перемещению мирных жителей". Возмущенный сирийский МИД направил в ООН ответное послание, а 12 сентября, в первый день перемирия, в Дарайю по случаю праздника Курбан-Байрам прибыл помолиться президент Сирии Башар Асад. Причем отнюдь не с примирительным посланием. "Я прибыл сюда вместе с правительством, чтобы четко заявить, что мы намерены отобрать у террористов каждый дюйм сирийской земли, восстановить мир и порядок в стране",— сказал президент. Его поддержал муфтий Дамаска: "Дарайя является для всех сирийцев живым примером того, что единственный доступный им путь лежит через прекращение военных действий и примирение".

За недельный срок Башар Асад не пропустил в Алеппо ни одного гуманитарного конвоя — похоже, отказываться от "средневековой тактики осады" он не намерен

Как видно из этих заявлений, консенсус по Дарайе между Башаром Асадом и ООН так и не был найден. Скорее наоборот — разногласия приобрели хотя и символический, но принципиальный характер. За весь недельный испытательный срок Башар Асад не пропустил в Алеппо ни одного гуманитарного конвоя. Похоже, отказываться от "средневековой тактики осады" он не намерен.

Первый сигнал тревоги поступил от спецпосланника ООН Стаффана де Мистуры. Выступая 16 сентября в Женеве, он сказал, что 20 грузовиков с гуманитарной помощью не могут проехать из Турции в Алеппо, поскольку не получили обещанные пропуска на въезд от сирийского правительства. Виноватым в волоките он назвал сирийское правительство, подчеркнув, что "русские" также выражают "глубокое разочарование" отказом сирийского правительства действовать в соответствии с соглашением. У нас сотни грузовиков ждут погрузки, но ООН не может пересекать границы без согласия правительств, пожаловался он. Позже в этот день ситуация еще больше обострилась. ООН не удалось разблокировать и вторую дорогу в Алеппо, шоссе Кастелло, через которую гуманитарные конвои должны были поступать в восточные, контролируемые оппозицией, районы города. Эту дорогу с недавних пор контролируют сирийские войска и по соглашению Асад на время перемирия должен был отвести их от дороги, а Россия блок-посты на ее концах.

Согласно российской версии событий, сирийские войска 15 сентября начали отвод своих войск, но оппозиция не последовала этому примеру и стала обстреливать дорогу. После чего сирийские войска вернулись обратно. По версии оппозиции, сирийские войска даже не начинали отхода, и она уже устала ждать. И что ее терпение не безгранично. А это значило, что в любой момент отряды "умеренной оппозиции" могут вновь стать под знамена "Ан-Нусры" и пойти на прорыв блокады. После чего рухнет не только перемирие, но и потеряет смысл само соглашение. Ну а поскольку для Запада гарантом хорошего поведения сирийского президента выступает Москва, то это и объясняет ультиматум Джона Керри от 16 сентября: не будет обеспечен доступ гуманитарной помощи в Алеппо, США не станут создавать СИЦ.

Чем более шатким будет перемирие, тем сильнее будет нежелание Эштона Картера не только бомбить "Ан-Нусру", но и помогать в этом деле России. Если же перемирие удастся сохранить, то можно будет пойти и дальше, например подтолкнуть Пентагон к совместному взятию Ракки, поскольку здесь мы союзники. Помимо этого наступление на Ракку станет испытанием и для "Ан-Нусры" в Алеппо — как "Аль-Каида", так и Ракка были их общей колыбелью с ИГИЛ. Несмотря на внутренние дрязги этих "братьев-близнецов", Америка была и остается их врагом. В июне, во время предыдущего наступления американцев и курдов на Ракку, "Ан-Нусра" перешла в контратаку — вооруженные формирования "Армии завоевания" контратаковали курдов в Алеппо и тем самым заставили их приостановить свое наступление на Ракку и Манбидж. После чего Вашингтон и заговорил с Москвой про СИЦ. Так что если во время нового наступления на Ракку "Ан-Нусра" повторит свою ошибку, то СИЦ будет неминуемо создан.

Но, похоже, Москва уступила право выбора Дамаску — в понедельник 19 сентября, по завершении испытательной недели, верховное командование вооруженных сил Сирии заявило об окончании действия режима прекращения огня. В заявлении сирийского командования отмечено, что отряды боевиков не выполнили ни одного пункта соглашения по перемирию, а число нарушений режима прекращения огня с их стороны составило уже более 300. При этом сирийские правительственные войска приложили все усилия для соблюдения режима перемирия. Заявление сирийских коллег поддержало Минобороны России — дальнейшее соблюдение сирийской армией режима перемирия бессмысленно в связи с продолжающимися обстрелами со стороны боевиков. Об этом в тот же день заявил начальник Главного оперативного управления Генштаба Сергей Рудской.

После этого практически сразу, словно они ждали, перешли в наступление и формирования "Ан-Нусры" — они атаковали Алеппо с юга, пытаясь прорываться в районе Рамусси и разблокировать город. В этом районе вспыхнули ожесточенные бои, но сирийской армии, похоже, удалось предотвратить прорыв.

Одной из первых жертв этой новой войны стал гуманитарный конвой сирийского Красного Креста и Полумесяца, снаряженный и сопровождаемый "Белыми касками" ООН. Он доставил груз в селение Урам аль-Кубра, чуть к западу от Алеппо и попал под бомбардировку. Об этом сообщил заместитель генсека ООН по гуманитарным вопросам Стивен О'Брайен. По его словам, атака на колонну из 31 грузового автомобиля "вызывает отвращение и ужас". "По первоначальным сообщениям, множество людей были убиты или получили серьезные ранения, включая добровольцев из Красного Полумесяца",— отметил О'Брайен. Он также добавил, что при обстреле был поврежден склад с гуманитарными припасами и медицинский центр в этом селении. Хусейн Бадави, глава "Белых касок" в Урам аль-Кубра, и один из выживших рабочих заявили, что в этом обстреле принимали участие самолеты сирийской или российской авиации.

США, фактически поддержав это обвинение, заявили, что поскольку самолеты точно были не американские, то были ли они сирийские или российские, не суть важно — отвечать должна Москва. "Никаких авиаударов по гуманитарному конвою ООН на юго-западной окраине Алеппо российской или сирийской авиацией не наносилось",— заявил в ответ официальный представитель Минобороны РФ генерал-майор Игорь Конашенков. Около 13:40 по Москве весь гуманитарный груз был благополучно доставлен до конечной точки, "после чего российский Центр примирения враждующих сторон в Сирии прекратил мониторинг автоколонны. Дальнейшие перемещения конвоя российской стороной не отслеживались. Вся информация о местонахождении автоколонны была известна только контролирующим эти районы боевикам".

Кто поджог гуманитарный конвой и с какой целью, нужно спрашивать у представителей близкого к "Джебхат ан-Нусре" сирийского корпуса гражданской обороны "Белые каски", созданного в марте 2013 года бывшим британским офицером Джеймсом Ле Мезюрье и аффилированного с ООН. Поскольку около 19:00 по московскому времени именно на этом направлении "Джебхат ан-Нусра" начала масштабное наступление на Алеппо, которое поддерживались огнем артиллерии из танков, артиллерийских орудий и различных реактивных систем залпового огня. Учитывая, что "Белые каски" весьма популярны на Западе и даже выдвигались на Нобелевскую премию, подобное политическое обвинение против них, выдвинутое на основе изучения фотографий "места пожара", вряд ли найдет понимание где-либо, кроме сообщества сочувствующих России конспирологов.

Пока же, учитывая безрезультативность встречи Джона Керри и Сергея Лаврова на следующий день, можно сказать только одно: после гибели этого конвоя ООН приостановила все поставки гуманитарной помощи в Сирию. А бои в Алеппо продолжаются. "Средневековая осада" возобновилась, а Вашингтон и Москва проиграли уже третье перемирие.

Комментарии
Профиль пользователя