Коротко

Новости

Подробно

Рисунок: Константин Куксо / Коммерсантъ

Сегодня вы чувствуете себя в безопасности?

от

15 лет назад 11 сентября 2001 в США были совершены самые масштабные за всю историю страны теракты. C тех пор все крупные государства заявляют, что активно борются с терроризмом.


Не могу сказать, что окружающая обстановка меня когда-нибудь особенно пугала. Мой образ жизни предполагает разные экстремальные путешествия, я привык. Войны на Ближнем Востоке и юго-востоке Азии и эта глобальная нестабильность берут начало в 1940-х годах. Крушение колониальной системы после Второй мировой войны не прошло безболезненно. Но странам-победительницам удалось взять ситуацию под контроль. Сегодня страны не едины, поэтому в мире беспорядок. К слову, США после ужесточения антитеррористических мер добились в этом смысле очень больших успехов. Но без объединения усилий в мире ничего не сделаешь.

Владимир Фортов, президент РАН


И тогда было страшно, и сейчас страшно. В тот ужасный сентябрь у нас был первый женский любительский чемпионат мира по боксу. И пришлось лететь. Было очень страшно, поэтому перед посадкой на борт нас напоили снотворным, чтобы спокойно пережили полет и проснулись уже на земле. Сейчас стало особенно страшно после теракта во Франции. Взрыв в мирном городе в Европе — и некому было защитить. Я не ожидала, что в спокойной стране такое может случиться. И становится все страшнее и страшнее. С терроризмом нужно бороться гораздо тщательнее, чтобы люди чувствовали себя в безопасности. У меня пока такого чувства нет.

Наталья Рагозина, неоднократная чемпионка мира по боксу среди профессионалов


Чувствовать себя в полной безопасности вообще невозможно. Я стараюсь просто не думать об этом, и по этому поводу у меня нет никаких фобий. А если, как говорится, судьбе что-то понадобится, то она накроет где угодно. За 15 лет после нападения ситуация не улучшилась, скорее наоборот — сегодня буйным цветом расцвел настоящий, неприкрытый терроризм. Если тогда он был каким-то подпольным, точечным, то сейчас он распространился по миру очень широко. И вина за это лежит не только на США, но и на европейцах, которые раскурочили весь этот муравейник. Сегодня это очевидно всем, во всех аэропортах, местах крупного скопления людей значительно усилились меры безопасности, увеличилось число различных проверок и представителей секьюрити.

Максим Дунаевский, композитор, народный артист России


Страшно, очень страшно. Ситуация после 11 сентября только ухудшилась. Тогда нам казалось, что самое страшное — это падение башен-близнецов, а оказалось, что 11 сентября был дан старт разгулу террора по всему миру. Пока не видно, чтобы мировое сообщество стремилось встречаться и как-то договариваться. Даже в советский период, в период холодной войны, всегда садились за стол переговоров и находили какие-то решения. Сейчас без совместных усилий вопрос глобальной безопасности не решить. Это очень трудно сделать, тем более осознавая однополярность современного мира. Россия, США и Китай обязаны найти точки соприкосновения, несмотря на свои абсолютно разные интересы.

Александр Мурычев, исполнительный вице-президент РСПП


Смотря где: в Париже — нет, а в Москве — да. После терактов во Франции есть ощущение, что не все завершилось и будет продолжение. Гуляя с ребенком во дворе Лувра, я волнуюсь за него, у меня отсутствует ощущение безопасности. А в Америке такого ощущения нет, там гайки закрутили очень сильно. Хотя в Нью-Йорке и без террористов на улицах полно психов. Не скажу, что террористические группировки — это вина спецслужб, но уровень этих группировок стал значительно профессиональнее. Когда ИГ («Исламское государство», террористическая организация, запрещенная в РФ.— «Власть») будет уничтожено, на этом все не закончится. На его месте появится что-то другое, так как в мире огромное число не нашедших себя людей и готовых принести себя в жертву. И их число растет.

Андрей Деллос, ресторатор


Сегодня небезопасно в любой стране мира без исключений. Я много путешествую по всему миру и знаю это не понаслышке. Причин этому много, но главная в том, что трусливые либералы во многих странах ради голосов на выборах, бравируя демократией, допустили хаос и анархию. Именно благодаря этому везде процветает нынешний жуткий терроризм

Вилли Токарев, певец


Я чувствую себя в большей безопасности. Хотя в полной безопасности, думаю, что не чувствует себя никто. Все, что было сделано после нападения на «близнецов», было сделано абсолютно верно, и делать все это надо было. Сегодня ситуация уже не та, что была 15 лет назад, она изменилась кардинально. Тогда было начало войны против террора. Уже тогда такие государства, как Ирак и Ливия, были террористическими. И с ними надо было бороться. Сегодня Северная Корея со своими запусками ракет выступает тоже как государство-террорист. Поэтому не согласен с теми, кто утверждает, что не надо было действовать так жестко.

Марлен Манасов, бизнесмен, бывший гендиректор инвесткомпании Brunswick UBS Warburg


Я и раньше в полной безопасности себя не чувствовал. Мне кажется, что ситуация после нападения на башни-близнецы не стала лучше или хуже. Немного напрягает изменение глобальной ситуации, но здесь главное, чтобы дров не наломали. Когда бываю за границей, неважно в Европе или в Азии, сказать, что боюсь ходить по улицам, не могу. В каждом городе нужно знать, где можно ходить, а куда ходить не следует никогда.

Александр Евдокимов, гендиректор компании Jet Transfer


Я в безопасности, как и все граждане России. После теракта 11 сентября, после ряда проведенных мер, США вынесли достаточно поспешное заявление о том, что с терроризмом в мире практически покончено. Но теракты происходят по всему миру. Ужесточенные меры по борьбе с угрозой, принятые после сентябрьских событий, полностью себя не оправдали. Но если бы мы просто созерцали ситуацию, нам бы не стало от этого более безопасно. Любые меры, принимаемые в противодействие терроризму, уменьшают эту угрозу, но не сводят на ноль.

Виктор Озеров, председатель комитета Совета федерации по обороне и безопасности


До событий 11 сентября мы чувствовали себя в безопасности, после этого — уже нет. До 2001 года у нас была эйфория: конец холодной войны, все ожидали экономического подъема, с надеждой смотрели в будущее. И тут удар по западной цивилизации. Мы чувствовали себя потерянными. До этого причины атак террористических групп были понятными. А тогда все было неожиданным, мы не были готовы к такому. И то, что теракты происходят и сегодня, тоже вызывает беспокойство и неуверенность в будущем.

Жуан Диаш, президент компании Piedade Cork (Португалия)


Все мы теперь уже с трудом можем вспомнить невинные дни до 11 сентября. Возможно, причиной того были тогдашние американские власти, которые под слепым руководством Джорджа Буша-младшего смотрели на все сквозь пальцы. Любой гражданин США, который имел бы возможность прочитать проигнорированную Бушем августовскую докладную записку (в которой американские спецслужбы предупреждали о возможности совершения терактов Осамой бен Ладеном против США.— «Власть»), сразу бы встревожился.

Тодд Ландор, директор музыкальных издательств Musical Concepts и Alto Distribution, гражданин США и Великобритании, проживает в Лондоне, 11 сентября 2001 года находился в Нью-Йорке


Нет, террористическая угроза все еще находится рядом с нами. Из-за этого гражданские права и свободы находятся под постоянным давлением. Из-за этого страха во Франции сумки теперь могут досматривать в любом месте, родителям не разрешают парковать машины рядом со школой, не разрешаются массовые скопления людей перед правительственными зданиями или зданиями частных компаний. Терроризм остается рядом с нами. Ключ к решению проблемы лежит в предотвращении этого, а не в силовом противостоянии. Необходимо решать такие проблемы, как нехватка уровня образования, низкий уровень жизни, неравенство и религиозные трения.

Эмилио Галариотис, директор управления по изучению финансов в бизнес-школе Audencia (Нант, Франция)


В России я чувствую себя в безопасности. Наши силовые структуры готовы обеспечить защиту граждан в Крыму. Как раз недавно был вынесен приговор человеку, который планировал теракт на территории прокуратуры Крыма. Наше государство доказало, что относится к терроризму как к главному злу современности. Жаль, что не все страны ведут себя столь же последовательно, как Россия. Некоторые одной рукой бьют по террористам, а другой прикармливают радикальные организации.

Наталья Поклонская, прокурор Республики Крым


За последние 15 лет мир стал опаснее. Отчасти это вызвано еще падением Берлинской стены, что дало больше независимости многим странам, находившимся под влиянием США или СССР. Но независимость означала меньшую поддержку, что ослабляло правительства и часто приводило к тому, что к власти приходили диктаторы. Последней каплей стали события 2007–2008 годов, когда произошел мировой финансовый кризис. Уровень жизни заметно снизился во многих странах, что в итоге привело к революциям «арабской весны» 2011 года. Добавьте сюда хаос, который привнесли американцы своей войной в Ираке, и получится отличная смесь для роста экстремистских настроений и терроризма. Вот где мы находимся сегодня.

Лоран Ноэль, профессор менеджмента в бизнес-школе Audencia (Нант, Франция)


Нет — уровень опасности за прошедшие годы резко возрос. Развернутая американскими президентами война с терроризмом на деле привела к расширению зоны терроризма и усилению его интенсивности. Никогда деятельность террористических организаций не охватывала такого числа стран, как сегодня. Только на карте зоны деятельности «Аль-Каиды», опубликованной американцами в 2015 году, указана огромная территория от Мавритании и Марокко до Пакистана. Результаты этой псевдовойны американцев с террором мы видим каждый день на своих телеэкранах в новостях о взрывах и расстрелах людей.

Алексей Пушков, председатель комитета по международным делам Госдумы шестого созыва



ВОПРОС НЕДЕЛИ / ВОСЕМНАДЦАТЬ ЛЕТ НАЗАД*


А вы-то что предлагаете?

Все ругают новое российское правительство за то, что у него нет программы. "Коммерсантъ" решил спросить читателей, что же, с их точки зрения, нужно делать со страной.


Я предлагаю каждому попытаться использовать свой шанс. Кризис — это не только новые проблемы, но и открытие иных возможностей.

Семен Кукес, президент Тюменской нефтяной компании


Перестать воровать. При Советской власти все воровали, и сейчас воруют. Но ведь потоп унесет всех — и ограбленных, и воров.

Михаил Козаков, актер


Набраться терпения. За кризис еще придется платить. Обществу надо успокоиться, иначе даже самая разумная программа не будет воспринята.

Владимир Потанин, руководитель группы ОНЭКСИМ


Я хоть и не Ельцин, но вижу, что мы едем не туда. Так и в Африку можно попасть.

Семен Фарада, актер


То же, что когда-то предложил Салтыков-Щедрин: сидеть и ждать.

Лев Рубинштейн, литератор


Совести всем надо бы добавить.

Валерий Сюткин, музыкант


Правительству — ничего, а людям — поменьше думать о правительстве и власти и больше — о своем деле и доме.

Ирена Лесневская, генеральный директор REN-TV

*Должности приведены на момент опроса.



Комментарии
Профиль пользователя