Коротко


Подробно

Фото: Mario Anzuoni / Reuters

«Америка любит героев»

Клинт Иствуд и Том Хэнкс рассказали “Ъ” о своем новом фильме «Чудо над Гудзоном»

В прокат вышел фильм «Чудо над Гудзоном» — новая режиссерская работа Клинта Иствуда. Он основан на реальных событиях — семь лет назад самолет лишился обоих двигателей на взлете из нью-йоркского аэропорта Ла-Гвардия (Нью-Йорк), но пилоты благополучно посадили его на воды Гудзона, и ни один из 155 пассажиров рейса 1549 US Airways не пострадал. О работе над картиной рассказали ее создатели и пилот того рейса Чезли «Салли» Салленбергер.


— Как появилась идея создания этой картины?

Клинт Иствуд: У меня есть очень настырный ассистент, она в течение недели напоминала мне прочитать сценарий о «чуде на Гудзоне», который оказался в куче других и не сразу попал в мое поле зрения. Конечно, история феноменальная, кто же спорит, но, прочитав сценарий, я задумался: «В чем тут суть? В чем конфликт?» Ну, положим, пилот прошел через серьезное испытание переоценки своих профессиональных качеств в период расследования аварии, когда рациональность его решений подвергалась сомнениям Национальным советом по безопасности на транспорте (НСБТ). Но кто захочет смотреть целый фильм об этом? Тогда мы стали изучать материал подробнее, и на поверхности оказались все эмоции, вызванные нестандартной ситуацией и ее последствиями. Салленбергеру нужно было доказать правильность принятых им решений, и в этом была драма. Мы прожили этот период с ним и пришли к выводу, что многое из происходившего тогда все-таки осталось за закрытыми дверями. Мы не знаем, что чувствует человек, принимая решение в экстраординарной ситуации, аналогов которой не было в авиации. Мы не знаем, что чувствует человек, оказавшийся в центре внимания, которого все воспринимают как гордость нации и героя. Таким образом, у нас на руках оказалась интереснейшая история, куда мы добавили совсем немного для более точного представления о том, что могло бы быть, если бы не… Я говорю о снах Салли.

— Расскажите немного о выборе актеров.

К. И.: Я хорошо знал Тома (Хэнкса) и всегда восхищался его талантом. Он был моим первым и единственный кандидатом на эту роль. Аарон (Экхарт) мне тоже всегда нравился, его мы быстро утвердили на роль второго пилота Джеффа Скайлса. С Лорой Лини я работал прежде и отлично знаю ее способности, в ней тоже сомнений не было. У меня были великолепные, крепкие профессионалы. Но чтобы поднять и запустить такой проект, многое должно совпасть. По какой-то иронии оказалось, что мы трое — Том, я и Салли — оказались связаны с Оклендом (Калифорния), Салли живет сейчас в городке Дэнвилл недалеко от Окленда. Мы с ним там и встретились, чтобы обсудить детали возможного фильма по его истории.

— Том, расскажите о вашей встрече с Салли и о том, что вы узнали от него для работы над ролью.

Том Хэнкс: Салли — довольно суровый мужик, я встретил его в 2009 году на церемонии вручения «Оскара», где кто-то предложил нас познакомить! «Кто?! Тот парень, что посадил самолет на Гудзон! Конечно, я хочу познакомиться!» Я был совершенно поражен этим человеком. Мне было интересно, как он со всем этим справляется! В моем представлении он был Элвисом и Джоном Уэйном в одном лице! Когда дело дошло до фильма, мы обменялись несколькими записками в духе: «Мне таки придется играть тебя, друг, нравится тебе это или нет!» Мы встретились, и я получил от него сценарий с правками, закладками, подчеркнутыми кусками, выделенными, с «собачьими ушами» записок, высовывающимися отовсюду. Все дело было в деталях, как я понял. Основная задача для меня оказалось в том, чтобы каким-то образом пронести на экран весь его опыт и авторитет. И он (Салли) показал мне это с математической точностью, объясняя, как вычисляет необходимые параметры для посадки или взлета. Он интуитивно знает, где находится в какой-то отрезок времени полета. Как это делается? Как это показать на экране? Можно сколько угодно шутить о том, что мы тоже профессионалы и игрой в чужие жизни зарабатываем на жизнь, мол, мы все должны уметь, но тем не менее я бы все-таки хотел уточнить, что нам иной раз тоже достается. Количество труда, вложенного в роль, и количество страха вполне соизмеримы. В конечном итоге, как и в любой профессии, все сводится к вере в то, что выполнил достаточно предварительной работы, чтобы преодолеть сложности, поставленные перед тобой.

— В американской культуре тема героизма очень популярна, что вы думаете о героях настоящих и мнимых?

К. И.: В наше время отношение к героям не такое, как было во время моей молодости. Тогда героями считались такие люди, как Оди Мёрфи, например, ветеран, награжденный едва ли не всеми известными в американской армии медалями. Сейчас нас вынуждают быть корректными, мы не можем выделять одних, забывая о других. Мальчики приносят домой трофеи не за победу, а за участие в чем-то, все получают «золотую звездочку». СМИ дают нам героев с ружьями, хотя всегда есть и те, кто очень важен, но не всегда получает шанс оказаться на первом плане. Нет, героизм не переоценен, он нам нужен для примера. Всегда можно найти кого-то, кто чуть-чуть переоценен или чуть-чуть недооценен в том, что от него ожидается.

Т. Х.: Понятие героизма «по учебнику» определяется просто: герой — это тот, кто сознательно подвергает опасности себя для спасения других. Чесли «Салли» Салленбергера вполне можно отнести к незаметным героям нашей ежедневной жизни, услугами и профессионализмом которых мы пользуемся каждый день, не замечая этого. Каждый день сотни пилотов садятся в кабины самолетов и развозят пассажиров по планете на высоте несколько десятков тысяч футов. Пилоты берут на себя эту обязанность и ответственность вполне добровольно. То же самое сделал и Салли, и, на мой взгляд, он герой. Разница между профессионализмом и героизмом только в том, что, если он выполнит свою работу безошибочно, никто не купит ему в конце рабочего дня пиво в баре. Но если он, следуя своим инстинктам, выработанным многолетним опытом, не поддавшись страху, делает что-то экстраординарное, каждый готов купить ему кружку пива! Героизм так же редок, как гроза с шаровыми молниями, да, но как определить, кто герой в большей степени: тот, кто прыгает с вертолета в воду вытащить человека, или тот, кто держит вертолет на нужной высоте. Мне кажется, в тот день на Гудзоне было полно героев!

Аарон Экхарт: Америка любит героев, это верно. Мир любит героев. Для этого у нас и существует Голливуд, мы предлагаем сервис по распространению героизма в мире, рассказывая о самых разных героях. Мы растем и взрослеем на таких историях. Если чей-то героизм прибавляет нам самим храбрости — это удача. Почему мы так любим героев? Потому что нам их не хватает в наше время, мы перестаем их замечать, воспринимая чей-то профессионализм как должное, а не как нечто выдающееся. Людям нужны герои настоящие, живые, знакомые. Салли — именно такой герой.

Чезли Салленбергер: Я не могу сказать, что ощущал себя героем тогда или ощущаю им себя сейчас. В первые моменты после инцидента внимание прессы, внимание людей ко мне — все это было новым и очень непонятным. В моем представлении герой — это человек, рискующий своим благополучием ради других, герой проявляет себя в экстраординарных обстоятельствах. Я же просто выполнял свою работу, делал все, что положено по инструкции, плюс опыт и интуиция, основанная на опыте. Ничего героического в этом не было, по-моему. Но я понимаю необходимость героев в любое время. Людям нужна вера в то, что им есть на кого положиться в экстремальных случаях. Я буду надеяться на героизм пожарников, случись пожар или другая беда. Там работают только герои, незаметные, не обласканные прессой, но самые настоящие, рискующие своей жизнью каждый день.

— Что вы думаете по поводу фильма Клинта Иствуда о вашей истории?

Ч. С.: Я не ожидал, что настолько эмоционально заново переживу те дни ожидания решения совета. Я до мельчайших деталей помню каждый день, каждый разговор с Лорри, ее голос. Наше будущее зависело от происходящего. Весь мой опыт, знания, все, что составляло смысл моей жизни, могло обесцениться в одну минуту. В конечном итоге все закончилось благополучно, и я занимаюсь теперь другими делами. Клинт и Том дали мне уникальную возможность прочувствовать все случившееся немного иначе, с позиции зрителя. И я им благодарен за бережность и понимание.

Подготовила Наталья Хиггинсон


Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение