Коротко


Подробно

2

Фото: Aurora Photos RM / Dave Yoder/ DIOMEDIA

«От одного перечисления имен дух захватывает»

Директор Большого театра Владимир Урин — о сотрудничестве с «Ла Скала». Беседовала Елена Пушкарская

Накануне гастролей миланской оперы в Москве директор Большого театра Владимир Урин рассказал "Огоньку" о том, как сотрудничают и чему учатся друг у друга Большой театр и "Ла Скала"


— Есть ощущение, что в ряду других гастролей на сцене Большого театра "Ла Скала" всегда особенно ждут. И еще представляется, что гастроли миланской оперы всегда больше, чем просто гастроли. Это так?

— Действительно, Большой театр и "Ла Скала" связывает многолетнее творческое сотрудничество, и это не просто формальный обмен гастролями, а настоящая дружба двух крупнейших оперных домов. Начинающиеся на этой неделе спектакли в Большом — очень важное событие и для меня лично, так как это первые гастроли "Ла Скала" в моей практике директора Большого театра.

— Итальянцы тоже придают этому турне особую роль и считают его чуть ли не самым значительным за всю историю сотрудничества с Большим театром. Что особенного в нынешних гастролях?

— Мы долго обсуждали с нашими коллегами программу (в которую вошли мало известная в России опера Верди "Симон Бокканегра", его же "Реквием" и симфонический концерт.— "О"). Это их, принципиально важный для них выбор, с которым мы согласны.

"Ла Скала" славится своим высочайшим музыкальным уровнем, и этот уровень поддержан невероятной требовательностью ее публики. Я, пожалуй, не назову ни одного театра мира, где бы была подобного рода требовательность зрителей к тому, что происходит на сцене. Так вот к своим гастролям "Ла Скала" относится так, как будто все происходит на сцене их собственного театра, и для этого нужно сделать все максимально точно, без компромиссов. Если едет оркестр, то это оркестр в полном составе, если хор — тоже целиком. Если едут солисты, то это ведущие солисты в полном составе.

Сейчас мы готовим к этим гастролям буклет, и от одного перечисления имен участвующих в них артистов дух захватывает. Это и выдающийся интерпретатор вердиевских опер Мунг-Вун Чунг, который будет дирижировать оперой. Это музыкальный руководитель "Ла Скала" Риккардо Шайи, который встанет за дирижерский пульт при исполнении "Реквиема" и будет управлять симфоническим концертом. Помимо легендарного Лео Нуччи в гастролях участвуют два выдающихся тенора Фабио Сартори и Франческо Мели, и этот список можно продолжать.

К слову сказать, Большой театр относится к своим гастрольным выступлениям так же скрупулезно. В недавнем турне балета в Лондоне участвовало 270 человек. Это было необходимо, чтобы все шло точно и без скидок.

— Учиться оперному пению традиционно ездили в Италию, где это искусство и зародилось. А сейчас нам есть чему поучиться у итальянцев в этом плане?

— Существующая на протяжении веков итальянская оперная школа для нас очень важна. Она ведь никуда не уходит, она передается из поколения в поколение, обогащаясь и обретая новые черты. При такой богатой школе, которую имеет Италия, грешно не учиться у нее. И потому у нас существует организованная с итальянским посольством совместная программа, в ходе которой мы совершаем обмены наших исполнителей с молодыми вокалистами из "Ла Скала" и других музыкальных коллективов Италии.

Но я убежден, что эта программа очень полезна и для итальянцев — ведь и из русской вокальной школы есть что взять. Наша школа богата своими особенностями, развитием русского голоса, русской манеры пения, что особенно важно при исполнении именно русской оперы. Иногда, когда я слушаю русскую музыку в западном исполнении, у меня возникают вопросы. Бывает, мне кажется, что она могла бы звучать богаче, тоньше, умнее. И потому дело, которым мы занимаемся,— общее дело, и границ тут быть не должно.

— Интересно, что итальянцы привезли в Москву двух русских басов...

— Да, в гастролях участвуют Дмитрий Белосельский и Михаил Петренко. Басы по-прежнему остаются русским приоритетом. И это тоже очень важно в контексте, о котором мы говорим.

— А что такое современный оперный голос? Он отличается от прежнего? Риккардо Мути как-то рассказывал мне о современном прочтении музыкальной партитуры. Это касается и оперных голосов?

— Современный голос отличается очень сильно от тех, что были, когда опера зарождалась. Ведь природа многое меняет, в том числе и в голосах. Меняется их звучание, амплитуда, богатство. И если мы говорим об оперном пении, то ведь и музыкальные инструменты стали другими. А кроме того, другим стало ощущение времени. И вообще, одно и то же произведение может звучать абсолютно по-разному в зависимости от того, кто его исполняет и как артист это произведение воспринимает и чувствует.

Всего несколько десятилетий назад манера пения в оперном спектакле была совсем другой. Артисты в красивых костюмах и декорациях выходили, вставали в позу и пели. И это вызывало восторг у публики. Сегодня этого мало, публика хочет, чтобы это был театральный спектакль, а не концертное исполнение в костюмах. Для этого требуется режиссерское решение. А оно, в свою очередь, требует сопряжения со временем. И потому певец поет совсем иначе, он входит в роль, он существует в театральном спектакле, его манера пения должна отвечать театральному замыслу. Певец сегодня гораздо более современен по манере исполнения, чем это было 30-40 лет назад. И когда я слушаю записи, пусть даже великих певцов былых лет, невозможно не ощущать , что это было 30, 40 , 50 лет назад. Сегодня так уже не поют.

— В нынешние гастроли не включен балет. Но так вышло, что именно "Ла Скала" дал или, вернее, вернул Большому театру директора балета — Махара Вазиева, который 7 лет руководил там балетом...

— Влияние русского балета в мире чрезвычайно велико. И в этом смысле показательно, что после 7 лет работы Махара Вазиева балетная труппа "Ла Скала", которая никогда не была в числе первых — там по понятным причинам приоритет отдается опере,— стала одной из лучших европейских балетных труп. Я считаю большим достижением и заслугой Вазиева, что он смог сделать балет "Ла Скала" интересным, престижным, важным и необходимым для этого театра. Я знаю Махара Хасановича давно, еще с Мариинских времен. Он всегда был профессионалом высочайшего качества, человеком, преданным театру, не мыслящим своего существования без него, отдающим театру всю свою жизнь. Что дал Вазиеву "Ла Скала"? Я так скажу: мудрость. Специфика существования балетной труппы "Ла Скала" очень непроста, и после всех проблем, которые были у балета и с которыми ему удалось так хорошо справиться, он вернулся изменившимся. Он стал мудрее, спокойнее. Но при этом темперамент не исчез.

Самое главное — он не утерял за эти 7 лет жажды работать, и это одно из его уникальнейших качеств.

— Чего вы что ожидаете от нового директора балета Большого?

— Задачи перед ним поставлены, и задачи эти весьма определенные. Абсолютно убежден, что те возможности, какие имеет Большой театр с точки зрения формирования труппы, репертуара, требуют каждодневного доказательства, что это действительно так. Чтобы балет Большого театра оставался лучшим балетом в мире, нужно работать каждый день, и я жду от Вазиева именно этого. Потому что стоит только успокоиться, остановиться, перестать волноваться и отвечать за результат, и это обязательно обернется падением уровня. Мы должны каждый день доказывать свою состоятельность на сцене, и тут очень много зависит от художественного руководителя балета. Мы имеем возможность пригласить практически любого постановщика, и состояние труппы и ее готовность работать должны соответствовать этим возможностям.

При этом мы должны понимать, что русский балет — это в первую очередь классический балет. И здесь важно сохранение того классического наследия XIX и XX веков, которое есть сегодня в Большом. Это возможно, если в классических спектаклях будут танцевать новые исполнители, если будет приходить молодежь, которая будет обновлять имеющийся материал и придавать ему новую окраску. Каждый талантливый артист имеет свою индивидуальность и ею привносит в классический репертуар новизну восприятия. Обновление и формирование труппы из этих индивидуальностей и входит в задачу художественного руководителя. В общем, работы много, и мы рады, что Махар Вазиев дал согласие, вернулся и работает в Большом театре.

К своим гастролям "Ла Скала" относится так, как будто все происходит на сцене их собственного театра

Фото: Дмитрий Лекай, Коммерсантъ

— Известно, что в "Ла Скала" не обрадовались досрочному уходу директора балета. Не повлекло ли это обстоятельство трещины или хотя бы царапины в отношениях с миланским театром?

— Тут нет ничего удивительного, и я понимаю, что, когда забирают специалиста, который так замечательно работал, это не может не вызвать неудовольствие. Я, наверное, реагировал бы точно так же. Но мы переговорили и с Александром Перейрой, выяснили отношения, объяснили, почему это произошло. И тот факт, что мы сегодня принимаем гастроли "Ла Скала" и что у нас есть планы на будущее, подтверждает, что у нас все в порядке.

— Вы как-то сказали, что готовы "украсть" у "Ла Скала" идею продажи дешевых билетов для молодежи. Вы не отказались от этой затеи?

— Идея очень хорошая, но ее реализации мешает коррупция, связанная с продажей билетов. Спрос на билеты в Большой гораздо больше, чем предложение, и при имеющей место системе перекупки и перепродаже билетов мы пока не придумали формулу, при которой могли бы быть уверены, что дешевые билеты достанутся именно тем, кому предназначались. Сейчас мы ведем переговоры с мэрией Москвы о недорогих билетах для социально незащищенных слоев. Мэрия согласилась сотрудничать с нами с этого сезона. Мы договорились, что будем распространять такие билеты через социальные организации. С молодежью пока аналогичной системы мы не придумали. Хотя можно попробовать продавать дешевые билеты по паспортам. Такой именной билет может стать гарантией, что он не попадет к перекупщику. Может быть, мы внедрим эту систему для молодежи.

— Как шла продажа билетов на эти гастроли?

— Лучше и не спрашивайте. На сегодняшний день все билеты проданы, и, к сожалению, далеко не все, кто мечтал попасть на "Ла Скала", смогут это сделать. Но благодаря поддержке компании "Боско ди Чильеджи", профинансировавшей гастроли "Ла Скала", мы смогли продавать билеты не по гастрольным, а по обычным ценам Большого.

— Гастроли всегда событие дорогостоящее и громоздкое. Современные театры все чаще прибегают к копродукции. Что на этот счет думают в Большом?

— Ближайшая совместная постановка в Большом состоится нынешней осенью. Это будет опера "Билли Бадд" Бриттена, которую мы ставим вместе с Английской национальной оперой. В конце сентября я буду на открытии сезона в Метрополитен-опере, и мы будем обсуждать с ее директором, господином Питером Гельбом, три имеющихся у нас варианта совместных постановок. Мы ведем переговоры на эту тему и с Парижской оперой, с которой пока сотрудничаем на уровне гастролей. В общем, если возникает конкретная идея конкретного спектакля с конкретной постановочной группой, мы с удовольствием включимся в этот процесс. Я считаю, что совместные постановки дают выигрыш даже не столько финансовый, сколько творческий. Что касается "Ла Скала", с ним тоже мы ведем предварительные переговоры и о совместных постановках.

— Планируется ли ответное турне Большого в "Ла Скала"?

— Да, в 2018 году. И это будет балет.

Беседовала Елена Пушкарская



Справка

Что покажет «Ла Скала»


На свои 11-е гастроли в Москве знаменитый оперный театр везет родную итальянскую классику

Джузеппе Верди. "Симон Бокканегра"


Представленную в венецианском театре "Ла Фениче" в 1857 году, а затем переработанную для миланского "Ла Скала" в 1881-м, эту оперу Верди трудно отнести к произведениям, популярным у самой широкой публики. Тем не менее знатоки и музыканты оценивают оперу очень высоко, а дирижер Риккардо Мути, выбравший ее для исполнения в Римской опере в год празднования 200-летия Верди (2013-й), назвал "Симона Бокканегра" абсолютным шедевром. Спектакль, который увидят москвичи, был поставлен в "Ла Скала" в 2010-м, затем показан в 2014-м и в 2016-м. Все три сезона партию ставшего генуэзским дожем пирата Симона Бокканегра исполняли Пласидо Доминго и Лео Нуччи.

Джузеппе Верди. "Реквием"


"Реквием" Верди — единственное крупное произведение композитора, не предназначенное для оперного театра. Прозвучал впервые в 1874 году, в годовщину смерти известного итальянского писателя Алессандро Мандзони и уже через три дня был исполнен в "Ла Скала", после чего начал шествие по лучшим сценическим площадкам мира. В ноябре 2011 года "Реквием" Верди в исполнении хора и оркестра "Ла Скала" прозвучал с только что открывшейся после реконструкции сцены Большого театра.

Симфонический концерт


Филармонический оркестр театра "Ла Скала" под руководством дирижера Риккардо Шайи исполнит музыку итальянских композиторов. В программе — произведения Луиджи Керубини, Джузеппе Верди, Джоаккино Россини.


Материалы по теме:

Журнал "Огонёк" от 12.09.2016, стр. 32
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение