Коротко


Подробно

Трое без лица

       В ночь с 21 на 22 января Минпечати прекратило вещание телекомпании ТВ-6. Хотя всего за несколько дней до этого казалось, что творческий коллектив и власть достигли компромисса и дело ограничится простым переоформлением лицензии на другого собственника — вместо Бориса Березовского им должны были стать менеджеры и журналисты ТВ-6. "Все потеряли лицо" — так прокомментировал ситуацию министр печати Михаил Лесин. С этим трудно не согласиться.

       В истории с отключением ТВ-6 есть три главных фигуранта: Михаил Лесин, представляющий государство, Борис Березовский, представляющий сам себя, и Евгений Киселев, представляющий коллектив ТВ-6. Ни один из них не остался после всего происшедшего в белых одеждах. Хотя способ потери лица у каждого был свой.
       
Министр
       Когда 14 января исполнительный директор ТВ-6 Павел Корчагин направил в Минпечати письмо с просьбой приостановить действие лицензии на вещание Московской независимой телевизионной корпорации и предоставить право временного вещания новому средству массовой информации, которое намерен учредить коллектив ТВ-6, ни у журналистов, ни у руководителей телекомпании не было никакой уверенности в том, что Михаил Лесин сдержит слово.
       Но министр эти сомнения сразу развеял: "Журналисты за последнее время сделали из ТВ-6 другой канал. Он по-другому позиционируется, он по-другому работает, и он действительно привлекает большое количество зрителей — это полная правда. Никто не говорит, что этим людям не дадут возможности дальше делать этот канал. Это конкурс. Суть демократического подхода состоит в том, что не я единолично буду принимать решение — кому отдать частоту или как ее использовать... Но я сомневаюсь, чтобы кто-то на сегодняшний день был готов профессиональней, лучше, чем команда, которая сегодня работает на ТВ-6". Это заявление Лесин сделал днем в эфире радиостанции "Эхо Москвы". А вечером в программе "Герой дня" он уточнил: "Будет проведен конкурс на временное вещание... Шансы продолжения работы на канале нынешнего коллектива очень высоки. Я искренне так думаю".
       Иными словами, глава Минпечати публично дал отрекшимся от Бориса Березовского журналистам два обещания: во-первых, им дадут возможность продолжить работу на канале до проведения конкурса (ибо речь шла о "продолжении работы", а не о возвращении туда впоследствии), а во-вторых, окажут всяческое содействие в победе на будущем конкурсе.
       Однако уже 19 января в телепрограмме "Зеркало" на госканале РТР Лесин неожиданно заявляет: "Возможно, мы примем решение, что компания, которой будет предоставлено право временного вещания на этой частоте, вообще даст обязательство не выходить на конкурс. Потому что мы хотим в этой ситуации создать абсолютно равные условия для всех претендентов".
       Таким образом, министр печати дает понять, что, если ООО "ТВ-6" намерено участвовать в конкурсе, коллектив телекомпании должен на два месяца уйти из эфира. Скорее всего, в тот момент министр просто заранее мотивировал грядущее отлучение коллектива ТВ-6 от частоты МНВК еще до конкурса: мол, вы же все равно собираетесь в нем участвовать, так участвуйте на равных со всеми.
       В "Зеркале" министр сделал и еще одно интересное заявление: он сказал, что конкурс, вероятнее всего, пройдет в конце марта (а не в конце апреля, как он же предполагал ранее). Это еще один аргумент в пользу той версии, что уже 19 января Лесин знал, что очень скоро он предпишет прекратить вещание ТВ-6. Тем не менее 21 января министр заявил, что постановление судебного пристава Федорченко, который обязал Минпечати "приостановить действие лицензии серии ТВ #4062", стало для него "полной неожиданностью". Не меньшей неожиданностью для него стало и то, что примерно за час до этого гендиректор ТВ-6 Евгений Киселев дезавуировал письмо Павла Корчагина.
       Если верить этим двум заявлениям, то следует признать, что Киселев просто чудом спас репутацию министра. Ведь если бы коллектив ТВ-6 считал действительной договоренность о том, что в ответ на отказ от лицензии Минпечати предоставит ему право временного вещания, а Михаил Лесин на основании постановления пристава все равно был бы вынужден отключить вещание ТВ-6, выходило, что он, пусть формально и не по своей вине, все же обманул журналистов.
       Но тогда непонятно возмущение министра, с которым он комментировал действия руководства ТВ-6 22 января. "Мы неоднократно говорили о том, что мы будем прилагать все усилия, чтобы сохранить журналистский коллектив в эфире. Мы шли к этому достаточно уверенно, считая, что кризисный момент мы преодолели, и те перспективы, которые открывались перед журналистами, вполне устраивали и нас, и, как нам казалось, трудовой коллектив. Но ситуация очень неожиданно для нас изменилась. Письмо, которое прислал Евгений Киселев, продемонстрировало хаотичную позицию внутри самой компании... Трудовой коллектив должен сам разобраться внутри своих взаимоотношений. Мы не хотим иметь дело с детским садом",— заявил министр в эфире "Эха Москвы".
       Совершенно непонятно, о преодолении какого кризиса и о каких перспективах говорит Лесин и какое значение вообще имеет позиция трудового коллектива, если вещание все равно было прекращено по решению пристава. Такая реакция министра на письмо Киселева могла объясняться только одним: тем, что журналисты ТВ-6 в конце концов так и не отказались от Березовского.
       
Акционер
       Впрочем, роль самого Бориса Березовского во всей этой истории весьма неоднозначна. Собственно, с него все и началось.
       Березовский стал главным акционером ТВ-6 в 1999 году, доведя свой пакет с 37,5% акций до 75%. Когда весной прошлого года опальный олигарх пригласил на канал команду ушедших с НТВ журналистов, стало ясно, что у ТВ-6 возникнут проблемы: власть сделает все, чтобы лишить столь мощного пропагандистского ресурса человека, который открыто заявляет о необходимости отставки действующего президента. Остается только гадать, на что рассчитывал Борис Березовский, но факт остается фактом: летом 2000 года долги ТВ-6 оценивались примерно в $12 млн, из которых $8 млн составлял долг полностью контролируемому Березовским Объединенному банку. А, как известно, формальным основанием для ликвидации ТВ-6 по иску "ЛУКОЙЛ-Гаранта" стало как раз то обстоятельство, что на протяжении нескольких лет долги компании превышали ее активы.
       Ситуация могла измениться в декабре, когда Михаил Лесин впервые предложил ТВ-6 сделку: коллектив регистрирует новое юридическое лицо, и именно ему после лишения МНВК лицензии на вещание передается право временного вещания на частоте ТВ-6. Фактически журналистам было предложено продолжить работу при условии исключения из числа акционеров Бориса Березовского.
       В ответ 17 декабря на страницах газеты "Коммерсантъ" предприниматель заявил: "Единственная моя задача — чтобы ТВ-6 не заткнули рот, как это пытается сделать сегодня власть" и пообещал "официально передать им (журналистам ТВ-6.— Ъ) весь пакет принадлежащих мне акций путем дарения". Однако в действительности Березовский, скорее всего, ничего никому дарить не собирался — в противном случае он предпринял бы хоть какие-то шаги в этом направлении, а ведь с тех пор никакой информации о ходе дарения акций МНВК творческому коллективу не поступало. Просто он понял, что журналисты могут просто отказаться от своего главного акционера и конфликт окажется разрешен без его участия.
       12 января, сразу после того как президиум Высшего арбитражного суда окончательно подтвердил решение о ликвидации ТВ-6, Борис Березовский предает гласности факт переговоров главы президентской администрации Александра Волошина и министра печати Михаила Лесина с менеджерами телекомпании. "Журналистам предлагают войти в противозаконный сговор с властью, по сути шантажируя их обещанием остаться в профессии в том случае, если они, выражаясь бандитским языком сегодняшней власти, 'кинут' своих акционеров",— заявляет Березовский "Коммерсанту". В этом же заявлении он вспоминает о своем предложении подарить акции журналистам ТВ-6 и утверждает, что оно остается в силе.
       Очень похоже, что главной целью этого заявления был срыв переговоров менеджмента ТВ-6 с властями. Березовский хорошо помнил, что в 1999 году подпись главы Минпечати под знаменитым "протоколом #6" (который гарантировал свободу Владимиру Гусинскому в обмен на продажу акций НТВ) едва не стоила Лесину поста министра. В аналогичную ситуацию Лесин мог попасть и на этот раз — только уже вместе с Волошиным. При этом надо заметить, что перспективы этих двух чиновников и без того выглядят, мягко говоря, небезоблачными.
       Тем не менее переговоры не срываются. И 14 января в интервью газете "Газета" Березовский заявляет: "Господин Лесин действительно ведет переговоры с журналистами... Давайте лицензию на частоту временно передадим вам, журналистам. Создадим новую компанию, а потом объявим конкурс, и я гарантирую, что через этот конкурс вы же и получите эту лицензию. Для этого нужно только, чтобы акционер отказался от этой лицензии в вашу пользу. Меня, в принципе, такая постановка устраивает. Но не временная лицензия, а постоянная... Второе — точное понимание источника финансирования. Например, кредит Сбербанка на 10 лет под низкие проценты... Если президент готов на такие шаги, немедленно, не задумываясь передаю лицензию журналистскому коллективу". Иными словами, Березовский принципиально соглашается с предложением министра печати и уже не говорит о "противозаконном сговоре". Однако выдвигает заведомо невыполнимое условие: Минпечати не имеет никакого права выдавать кому-либо постоянную лицензию без проведения конкурса.
       В тот же день изменение позиции Березовского находит свое объяснение: исполнительный директор МНВК Павел Корчагин направляет в Минпечати письмо, в котором заявляет об отказе ликвидируемой телекомпании от лицензии и просит предоставить право вещания на частоте ТВ-6 новой компании, которую учредит коллектив телекомпании. Фактически это означает, что руководство телекомпании приняло условия главы Минпечати.
       После этого выяснилось, что Березовский с такой постановкой вопроса все же не согласен. 15 января в интервью "Коммерсанту" он заявляет, что "коллектив дрогнул", что "решение журналистов, в конечном счете, конечно, свидетельство слабости", подчеркивает, что эту слабость "в данном случае трудно осуждать", но заявляет о своем категорическом несогласии с досрочным отказом от лицензии, а 20 января в передаче "Намедни" прямо говорит о незаконности письма Корчагина.
       Как и в случае с Михаилом Лесиным, возникает ощущение, что Борис Березовский сознательно вел свою игру. Результатом которой, как ни странно, могло стать только то же самое, что в конечном счете стало результатом лесинской игры: отключение вещания ТВ-6.
       
Гендиректор

 
       Евгений Киселев, на первый взгляд, больше остальных позаботился о своем лице. Он не подписал письмо с отказом от лицензии, переложив ответственность за него на исполнительного директора МНВК Павла Корчагина. Но, однако, и не возмутился "сдачей позиций". 15 января 48 журналистов ТВ-6 учреждают ООО "ТВ-6". В их числе — Евгений Киселев с 10% акций. Он обещает "через прессу" поблагодарить Бориса Березовского за все, что он сделал для коллектива ТВ-6.
       16 января на празднике в честь десятилетия "Итогов" 28 журналистов ТВ-6, включая Евгения Киселева, подписывают открытое письмо Борису Березовскому: "'Коллектив дрогнул',— сказали Вы. Неправда. Весь вопрос в том, что считать целью, ради которой надо стоять насмерть. Вы, наверное, сами понимаете, что такой целью не может быть персональная верность источнику финансирования... И последнее — относительно Ваших слов о том, что мы Вас 'кинули'. Это странный поворот темы. Вы неоднократно говорили, что Ваша задача — сохранение в России независимых СМИ. Мы пришли работать на ТВ-6 с той же целью..."
       Однако это письмо так и не было опубликовано. В тот же день Евгений Киселев улетел в Израиль к Владимиру Гусинскому. Как рассказывают журналисты ТВ-6, оттуда он позвонил своим подчиненным в Москву и сообщил, что "ситуация изменилась", поэтому он принял решение отказаться от публикации письма. А побывав потом еще и в Лондоне у Бориса Березовского, днем 21 января Евгений Киселев направил в Минпечати за своей подписью новое письмо, которым дезавуировал послание Корчагина: "Сделав правовую оценку отказа от лицензии, мы пришли к выводу, что, отказавшись от нее, поступили не в полном соответствии с законом. В частности, этот отказ ущемлял права акционеров МНВК".
       Вечером того же дня судебные приставы предписали Минпечати прекратить вещание телеканала и запретили МНВК заниматься какой-либо хозяйственной деятельностью. В ночь с 21 на 22 января вещание ТВ-6 было прекращено, утром 22 января на частоте, ранее принадлежавшей МНВК, стали транслироваться спортивные программы телекомпании "НТВ плюс".
НИКОЛАЙ ГУЛЬКО


       
"Что делать?" с Евгением Киселевым
       Российская революционная демократия всегда тяготела к сношениям с лондонскими изгнанниками. Власти же нередко склонны были смотреть на сношения эти сквозь пальцы.
       
       Из секретной записки начальника корпуса жандармов Третьего отделения А. Л. Потапова председателю комиссии по расследованию дела о революционной пропаганде князю А. Ф. Голицыну от 9 июля 1862 г.:
       "В бумагах... рассмотренных в сем отделении, оказалось несколько писем, обнаруживающих сношения лондонской русской пропаганды с некоторыми лицами, проживающими в России, и намерение распространять в империи сочинения, которые предполагают издавать в Лондоне, с явной целию нарушить общественное спокойствие. Письма сии указали необходимость немедленного арестовывания литератора Чернышевского..."
       
Из протокола допроса Н. Г. Чернышевского от 30 октября 1862 г.:
       "Вопрос:
       По имеющимся в комиссии сведениям, вы обвиняетесь в сношениях с находящимися за границею русскими изгнанниками... распространяющими злоумышленную пропаганду против нашего правительства... равно в содействии им к достижению преступных их целей.
       Объясните, с кем именно из этих лиц вы были в сношениях, в чем заключались эти сношения и ваши вследствие оных действия, а также кто участвовал с вами в этом деле?
       Ответ:
       Мне очень интересно было бы знать, какие сведения могут иметься о том, чего не было. Под русскими изгнанниками тут, вероятно, разумеются гг. Герцен и Огарев (эти предположения я высказываю здесь потому, что их фамилии мне были сказаны лицом, предлагавшим мне изустные вопросы); всему литературному миру известно, что я нахожусь в личной неприязни с ними по делу Огарева с г-жою Панаевою из-за имения, которым управляла г-жа Панаева по доверенности г. Огарева. Неприязнь эта давнишняя..."
       
       Из приговора по обвинению отставного титулярного советника Николая Чернышевского (6 февраля 1864 г.):
       "...Рассмотрев обстоятельства настоящего дела, правительствующий Сенат находит, что на подсудимого Чернышевского выводятся три следующие обвинения:
       1. Противозаконные сношения с изгнанником Герценом, стремящимся пропагандою ниспровергнуть существующий в России образ правления, и участие с Герценом в сих преступных замыслах... В отношении сего обвинения из дела видно, что основанием к сему служит токмо приписка Герцена в письме к Серно-Соловьевичу о намерении его издавать с Чернышевским журнал... и письмо, найденное у Чернышевского, неизвестно к кому адресованное...
       Чернышевский... не сознался ни в каких противозаконных сношениях с Герценом, объяснив, что действительно, Михайлову, отправляющемуся в Лондон, он поручил сказать Герцену, чтобы он не вовлекал молодежь в противузаконные планы. При таковых обстоятельствах нет основания признавать Чернышевского виновным в участии с Герценом в его стремлениях пропагандою ниспровергнуть существующий в России образ правления, а посему по обвинению этому... его следует признать недоказанным".
Источник: Дело Чернышевского. Сборник документов. Саратов, 1968
       


ТВ-6: от Тернера до Березовского
       Декабрь 1991 года. По инициативе Эдуарда Сагалаева учреждается АОЗТ "Московская независимая вещательная корпорация" (МНВК). В числе акционеров — сам Сагалаев, менеджеры МНВК, ЛУКОЙЛ, правительство Москвы, "Мосбизнесбанк". Проект разрабатывается в сотрудничестве с американской корпорацией TBS под руководством Теда Тернера.
       12 ноября 1992 года. По результатам конкурса МНВК получает лицензию на телевещание на метровой частоте.
       1 января 1993 года. Начало регулярного вещания МНВК.
       Конец 1994 года. Конфликт с Тедом Тернером. Разрыв между ТВ-6 и TBS.
       15 февраля 1996 года. Эдуард Сагалаев назначен председателем ВГТРК. Борис Березовский скупает акции МНВК, сосредоточив в своих руках 37,5% акций (столько же остается под контролем Сагалаева).
       24 мая 1999 года. В беседе с журналистами вице-президент ЛУКОЙЛа Леонид Федун заявляет об интересе ЛУКОЙЛа к приобретению пакета акций телекомпании, принадлежащего Эдуарду Сагалаеву.
       10 июня 1999 года. После годового собрания акционеров МНВК Березовский и Сагалаев объявляют, что достигнута договоренность о продаже пакета Сагалаева (37,5%) Березовскому. В результате сделки под контролем Березовского оказывается 75% акций МНВК.
       29 марта 2001 года. Эдуард Сагалаев уходит в отставку, вместо него председателем совета директоров МНВК становится Игорь Шабдурасулов; Бадри Патаркацишвили избирается гендиректором.
       14 мая 2001 года. На внеочередном собрании акционеров МНВК гендиректором телекомпании избирается Евгений Киселев, председателем совета директоров — Бадри Патаркацишвили. Представители негосударственного пенсионного фонда "ЛУКОЙЛ-Гарант" (15% акций) и Комитета по науке и технологиям правительства Москвы (10% акций) голосуют против. Представители ЛУКОЙЛа заявляют, что намерены подать судебные иски против МНВК. После прихода на ТВ-6 команды Евгения Киселева с канала уходит исполнительный директор Александр Пономарев и еще несколько топ-менеджеров компании.
       Лето 2001 года. "ЛУКОЙЛ-Гарант" проигрывает несколько судебных процессов, в ходе которых, в частности, оспаривал правомочность проведения собрания акционеров МНВК и принятых на нем кадровых решений.
       27 сентября 2001 года. Арбитражный суд Москвы удовлетворяет иск "ЛУКОЙЛ-Гаранта" о ликвидации ЗАО "Московская независимая вещательная корпорация" на том основании, что чистые активы компании на протяжении последних трех лет были ниже минимального размера уставного капитала.
       16 октября 2001 года. Борис Березовский обращается с открытым письмом к главе ЛУКОЙЛа Вагиту Алекперову и предлагает выкупить принадлежащие "ЛУКОЙЛ-Гаранту" 15% акций МНВК за $10 млн.
       23 октября 2001 года. Вагит Алекперов предлагает выкупить у Березовского принадлежащие ему 75% акций ТВ-6. Цена при этом не называется.
       26 ноября 2001 года. Апелляционная инстанция Московского арбитражного суда оставляет в силе решение того же суда от 27 сентября. В течение полугода учредителям МНВК предписано ликвидировать телекомпанию.
       10 декабря 2001 года. Совет директоров МНВК назначает на 14 января внеочередное собрание акционеров.
       17 декабря 2001 года. Борис Березовский заявляет о том, что готов передать в дар журналистам ТВ-6 принадлежащие ему 75% акций.
       24 декабря 2001 года. Федеральный арбитражный суд Московского округа приостанавливает процесс ликвидации МНВК и назначает рассмотрение кассационной жалобы телекомпании на 14 января.
       27 декабря 2001 года. По требованию "ЛУКОЙЛ-Гаранта" рассмотрение кассационной жалобы с 14 января 2002 года переносится на 29 декабря 2001 года — последний рабочий день года, когда еще действует статья 35 закона "Об акционерных обществах", на основании которой ликвидировали МНВК.
       29 декабря 2001 года. Федеральный арбитражный суд Московского округа отменяет решение о ликвидации МНВК и направляет дело на новое разбирательство в Московский арбитражный суд.
       4 января 2002 года. Зампред Высшего арбитражного суда Эдуард Ренов в порядке надзора выносит протест на решение Федерального арбитражного суда Московского округа от 29 декабря.
       11 января 2002 года. Президиум Высшего арбитражного суда подтверждает решение нижестоящих судов о ликвидации МНВК "ТВ-6 Москва". Решение вступает в законную силу.
       14 января 2002 года. Менеджмент МНВК направляет в Минпечати письмо за подписью исполнительного директора ТВ-6 Павла Корчагина с решением отказаться от существующей лицензии МНВК. Корчагин информирует Минпечати о намерении коллектива ТВ-6 учредить собственное средство массовой информации и просит министерство предоставить ему право временного вещания на частоте ТВ-6.
       15 января 2002 года. 48 менеджеров и журналистов ТВ-6 учреждают ООО "ТВ-6".
       21 января 2002 года. Гендиректор ТВ-6 Евгений Киселев направляет письмо Михаилу Лесину, в котором просит считать письмо от 14 января "недействительным". Через час после получения министром печати письма в помещении ТВ-6 появляются судебные приставы. МНВК запрещено вести хозяйственную деятельность, а Министерству печати предписано приостановить лицензию на вещание ТВ-6.
       22 января 2002 года. Вещание ТВ-6 прекращено.

Тэги:

Обсудить: (0)

Материалы по теме:

Журнал "Коммерсантъ Власть" от 29.01.2002, стр. 9
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение