Коротко


Подробно

Фото: Флоренция, галереи Уффици, Палатинская галерея

Приезд "Святой Цецилии"

ГМИИ имени Пушкина открывает выставку "Рафаэль. Поэзия образа", на которую из коллекций итальянских музеев приедут несколько портретов флорентийского периода и один настоящий шедевр — "Экстаз святой Цецилии".


Выставка получилась небольшой, но логичной: здесь понятно и доступно объясняется, как Рафаэль сделался титаном Возрождения. Начнем с ангела 1501 года, того времени, когда художник еще жил в Урбино и испытывал влияние своего учителя Перуджино. Здесь светлая живопись и упрощенные черты свидетельствуют о том, что искусствоведы обычно называют боязливым кватрочентизмом. Избавиться от него Рафаэлю помог визит во Флоренцию, случившийся около 1504 года. Там молодой художник встретился с Леонардо и в тонкостях изучил его манеру. Основные работы на выставке происходят как раз из флорентийских собраний (галерея Уффици, палаццо Питти и другие).

Принято считать, что в парном портрете урбинских молодоженов Аньоло и Маддалены Дони Рафаэль наконец нашел свою манеру. Здесь он впервые задался целью написать живые портреты, то есть сделать так, чтобы портретируемые предстали перед зрителем в наиболее естественных позах, а не фронтальными и торжественными памятниками самим себе, как это было раньше. В отличие от Леонардо, предпочитавшего готическую мрачность ландшафта, Рафаэль вписывает чету купцов и коллекционеров в более близкий ему солнечный пейзаж, на котором он набил руку еще в мастерской своего учителя Перуджино. Ближе всего Леонардо по цвету автопортрет Рафаэля из Уффици 1505 года, хотя с тонкостью деталей пока загвоздка. Одна из первых мадонн, которые принесут ему вечную славу, "Мадонна Грандука", интригует знакомых с историей итальянского искусства зрителей своим черным фоном. Но нет, Рафаэль не предшественник Караваджо: совсем недавно, в 2011 году, исследователи с помощью ультрафиолетового просвечивания нашли под слоем черного фирменный пейзаж. Кто закрасил его, неизвестно. Может, модник XVII века, поклонник тьмы и световых контрастов.

И наконец, "Экстаз святой Цецилии", работа зрелого Рафаэля в одном ряду со всеми его шедеврами, начиная с фресок в Ватикане. "Пятеро святых рядом друг с дружкой, ни до одного из них нам, собственно, дела нет, но их земное бытие воссоздано так совершенно и несомненно, что этой картине желаешь вечной жизни, примиряясь даже с мыслью, что сам ты обратишься в прах",— писал о "Святой Цецилии" Рафаэля Гете в "Итальянском путешествии". Восторг романтиков перед мадоннами и мученицами Рафаэля — это отдельная тема, в русской литературе наиболее страстно раскрытая Василием Жуковским, который перед "Сикстинской мадонной" восклицал: "Не понимаю, как могла ограниченная живопись произвести необъятное!" Правда, в случае Цецилии все чуть сложнее: перед нами не столько божественный образ, сколько аллегория музыки земной и небесной. Считается, что раздолбанные инструменты у ног святой символизируют отказ от плотских удовольствий на грешной земле ради музыки сфер, которую исполняют ангелы наверху, в облаках. Рафаэль нотной грамоты не знал и в тех случаях, когда надо было изобразить музыкальный текст, выдумывал отсебятину, однако на "Святой Цецилии" ангелы расположены группами так, что иллюстрируют пифагорейскую теорию консонансов. Скорее всего, в создании этой композиционной метафоры художнику помогли заказчики. "Святая Цецилия" писалась для капеллы церкви Сан-Джованни-ин-Монте в Болонье по заказу кардинала Лоренцо Пуччи и его покровительницы, аристократки Елены Дульольо, которую за праведную жизнь католическая церковь почитала блаженной.

Валентин Дьяконов


Рубрику ведет Мария Мазалова


Комментировать

рекомендуем

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы

Социальные сети

все проекты

обсуждение