Коротко


Подробно

3

Фото: Дмитрий Коротаев / Коммерсантъ   |  купить фото

«Люди реже ходят в кинотеатры и тратят там меньше денег»

Гендиректор «Каро» Ник Глушко об изменениях в компании и проблемах кинопроката

В июле крупнейший инвестор кинотеатральной сети «Каро» Baring Vostok вышел из бизнеса, продав свою долю инвесткомпании UFG. Скорее всего, из-за сложной ситуации на кинотеатральном рынке акционеру пришлось покинуть актив без прибыли. Как дальше будет развиваться компания и в каком состоянии находится индустрия кинопоказа, “Ъ” рассказал гендиректор «Каро» Ник Глушко.


— Крупнейший инвестор «Каро» Baring Vostok продал свою долю фонду UFG, который теперь стал контролирующим акционером. Как это повлияет на компанию?

— Компания UFG сыграла важную роль в современной российской киноиндустрии и видит ее долгосрочные перспективы. Это стало одной из основных причин, по которым компания приобрела долю акций Baring Vostok. У нас очень хорошие отношения с нашими инвесторами, мы тесно сотрудничаем как с UFG, так и с другими акционерами.

— «Каро» — третья в России киносеть по числу залов. Если сравнивать с позициями компании пару лет назад, вы находились примерно на том же месте с тем же количеством залов. Правда, и у конкурентов позиции существенно не менялись. Почему киносети стагнируют?

— Макроэкономические факторы, скачки курса валют и санкции напрямую повлияли на наш бизнес. Большинство наших кинотеатров расположены в торговых центрах, где стоимость аренды выплачивается в долларах или евро. В ситуации, когда доллар до кризиса стоил 30 руб., а сейчас — 65 руб., бизнес-модель, при которой кинотеатры остаются рентабельными, принципиально меняется. Одновременно с этим снизилась покупательская активность населения, в особенности в затратах на одежду и развлечения. Как недавно отмечал “Ъ”, траты на развлечения в этом году снизились до 61%. Курс валют повлиял на капитальные вложения — закупку импортируемого оборудования, включая проекторы, звуковые системы, сиденья, экраны, и для большинства киносетей инвестиции становятся чрезвычайно затратными. В нашем случае стоимость открытия одного зала удвоилась, в то время как доход, который мы продолжаем получать в рублях, остается на том же уровне. За последние два с половиной года было заморожено строительство огромного количества торговых центров, потому что девелоперы тоже кредитуются в валюте. И, конечно, инвестиции на развитие, которые были запланированы, стали неподъемными для бизнеса.

Если говорить конкретно о нас, то некоторые кинотеатры мы были вынуждены закрыть, особенно в тех торговых центрах, где значительно упала посещаемость. Я говорю о торговых центрах класса С, которые боролись за привлечение покупателей последние два года, ведь от падения посещаемости страдают арендаторы, в особенности киносети.

И последний пункт — это посредственные кассовые сборы. 2014 год был одним из самых слабых в истории кинобизнеса в России — рынок значительно упал из-за низкого качества и небольшого количества выпускаемых фильмов. В 2015 году бокс-офис несколько улучшился, и в 2016 году мы наблюдаем тенденцию к росту, хотя и достаточно сдержанному.

— В связи с ростом доллара вы повышали цену билетов?

— Нет. За три года наши цены практически не изменились: экономическая ситуация влияет на покупательскую способность населения. Люди реже ходят в кинотеатры и тратят там меньше денег. Повышение цен только привело бы к дальнейшему спаду посещаемости.

— А как изменилась посещаемость ваших кинотеатров за эти два года?

— Мы закрыли три кинотеатра и открыли три. Это помогло удерживать посещаемость на одном уровне. Но большинство киносетей не могли добиться роста посещаемости последние два года, так как их кинотеатры находятся в торговых центрах класса В и С, в которых наблюдался сильный спад. Все три наших новых кинотеатра открыты в торговых центрах класса А, проходимость которых изменилась не так сильно.

— Насколько гибко ведут себя девелоперы — идут навстречу относительно арендной платы?

— Наши арендодатели тоже должны платить кредиты в иностранной валюте. Небольшие торговые центры вынуждены были бороться за сохранение посещаемости в основном из-за своих арендаторов, большинство из которых из сферы развлечений или моды — два самых сложных сектора в ритейле. Арендаторы более мелких торговых центров освобождали площади из-за недостатка клиентов. Учитывая небольшие размеры торговых центров, арендодатели сочли невозможным поддерживать арендаторов, и многие из них вынуждены были закрыться. Нам с самого начала очень повезло с партнерами и удалось получить их поддержку, включая краткосрочные льготы по аренде. Без сомнения, не имея такой поддержки, многие сети уже давно закрылись бы.

— У вас есть в ближайших планах открытие новых кинотеатров, выход в новые регионы или речь сегодня идет о том, чтобы выживать, а не расширяться?

— Я считаю, что в бизнесе необходимо рассчитывать на долгосрочный эффект. В кризис появляются новые возможности, и наиболее дальновидным бизнесменам удается использовать этот период как часть инвестиционной стратегии. Я очень верю в российский рынок, которому катастрофически недостает кинозалов на душу населения в сравнении с мировыми стандартами. Кино играет важную роль в жизни россиян. И у нас очень амбициозные планы на следующие пять--десять лет, включающие строительство новых мультиплексов.

— Можете конкретнее обозначить планы — сколько «Каро» намерена инвестировать на развитие сети?

— Могу сказать, что средняя стоимость среднего кинотеатра в России сегодня — это 50 млн руб. на каждый зал. Это, если мы возводим новое здание, четыре стены, пол, потолок, экраны, декор и т. д. Но кинотеатр мирового уровня, как, например, «Каро Sky 17 Авиапарк», стоит гораздо больше. Сейчас мы строим в Санкт-Петербурге еще более современный по сравнению с нашими недавно открытыми мультиплексами кинотеатр, который предложит разнообразные форматы и сможет удовлетворить потребности любой аудитории — от студентов до состоятельных людей.

— Для вас в приоритете вот такие дорогие мультиплексы или кинотеатры экономкласса?

— Мы уверены, что будущее за кинотеатрами нового поколения — мультиплексами. И наша задача — удовлетворить любой спрос независимо от бюджета, которым располагает наш гость.

— В то же время кинотеатры в моллах, таких как «Мега», практически никогда не бывают на 100% заполнены.

— После перестройки возникали маленькие торговые центры на 10–15 тыс. кв. м, они росли как грибы, и на каждом шагу был маленький торговый центр. Сейчас все изменилось, и люди хотят посещать большие развлекательные моллы с первоклассными арендаторами, парковкой, разнообразием еды в ресторанах. Небольшие торговые центры класса В и С посещают всего несколько миллионов человек в год. «Мега» и другие крупные торговые центры (до 300 тыс. кв. м) привлекают до 40 млн посетителей в год. Основная задача — последовательное достижение наиболее высокой заполняемости залов.

— Отдельно стоящие кинотеатры типа «Соловья» или «Октября» привлекают меньше зрителей, чем кинотеатр в «Меге»?

— Это разные истории. Первая — это когда люди принимают осознанное решение пойти в кинотеатр и идут, например, в «Октябрь». И вторая — когда кинотеатры находятся в торговых центрах. Сюда люди также могут пойти осознанно, но это может быть и спонтанное решение. В торговом центре люди имеют гораздо больше возможностей, чем просто пойти посмотреть фильм, и их посещение часто становится целым событием, при котором поход в кино совмещается с другими активностями в течение дня.

— Что вы можете сказать про среднюю заполняемость кинотеатров?

— В киноиндустрии средняя заполняемость зала — это 12–15%. Конечно, премьеры и блокбастеры собирают 100%.

— Сколько нужно времени, чтобы кинотеатр в России окупился?

— Мы стараемся вернуть деньги инвесторам в течение семи—десяти лет, но сегодня это слишком сложно из-за стоимости вложений и аренды. Макроэкономические факторы неблагоприятно сказались на сроках окупаемости.

— Расскажите о реализации инвестпрограммы «Каро» в последние два года. Она составляла, как было заявлено в 2014 году, $150 млн. Вы их потратили? Что это вам дало?

— Мы построили три новых кинотеатра — 32 новых зала плюс брендинг и реконструкция других площадок. Мы оборудовали все кинотеатры сети новыми технологиями и цифровыми рекламными носителями.

— По данным компании, выручка от продажи билетов принесла 3,14 млрд руб., а остальное — продажа напитков, попкорна?

— Мы не даем эту информацию. Могу сказать, что бокс-офис — это приблизительно 60% общей выручки.

— Сейчас «Каро» работает с прибылью? Когда, по вашим ожиданиям, компания сможет жить на свои деньги, а не акционеров?

— «Каро» — рентабельная компания, которая продолжает ежемесячно расти в плане продаж и прибыли. Конечно, внешние факторы последних двух лет не помогли ни нам, ни какой-либо другой сети, но тем не менее я могу смело утверждать, что мы очень эффективная компания. Мы фокусируемся на доходе с упором на альтернативный контент и другие способы получения прибыли.

— В этом году кассовые сборы вырастут по сравнению с прошлым?

— Первые полгода прошли неплохо, был рост около 6–7%. Но во второй половине года ситуация будет несколько сложнее для всех нас.

— Почему?

— Июль начинался очень плохо, потому что была жара. Когда температура выше 22 градусов, зачем сидеть в кинозале — все хотят чуть-чуть загореть на даче, погулять, съездить на природу. Последние три недели погода была очень жаркой, и мы наблюдали пропорциональный спад продаж билетов.

— То, что у ваших конкурентов — «Синема Парка» и «Формулы кино» — развалилась сделка по объединению, для вас хорошая новость?

— У каждого из нас отдельная стратегия. Я не могу много говорить о деятельности конкурентов, но я верю, что стратегия, которую мы выбрали три года назад для «Каро», правильная.

— Вы сами рассматриваете варианты укрупнения?

— Мы мониторим ситуацию на рынке. И в случае появления выгодных инвестиций, способных дополнить нашу долгосрочную стратегию, рассмотрим этот вариант. Но, с моей точки зрения, инвестиции в покупку действующих киносетей имеют как плюсы, так и минусы. Достижение большего числа операций обеспечивает некоторое преимущество на рынке. Но при этом большинство киносетей в России имеют небольшие активы — маленькие кинотеатры с небольшим количеством экранов. Из-за небольшого пространства их возможности очень ограничены. Это идет вразрез с нашими амбициозными планами, поэтому мы предпочитаем естественный рост и продолжаем концентрироваться на возможностях, которые позволят нам развивать наши кинотеатры нового поколения, такие как в «Авиапарке» и Vegas Crocus City.

— Можете обозначить основные положения вашей стратегии на ближайшие несколько лет?

— Стратегия очень простая — фокусироваться на зрителях, обслуживании, гостеприимстве. Каждый шаг внутри нашего кинотеатра должен быть на высшем уровне, а взаимодействие с каждым гостем должно быть постоянным и 100-процентным. Мы принесли сюда много процессов из гостиничного бизнеса и индустрии фастфуда, потому что у них очень похожие задачи.

— А сколько кинотеатров и залов вы откроете в этом году?

— Мы начали строительство нашего следующего кинотеатра нового поколения, рассчитанного на 11 залов в ТРЦ «Охта Молл» в Санкт-Петербурге, за ним последует реализация еще двух масштабных проектов в Москве.

— Какой кинотеатр в сети «Каро» вы можете назвать самым успешным?

— «КАРО Sky 17 Авиапарк» во многом благодаря качеству самого торгового центра, многообразию арендаторов, грамотному управлению ТРЦ и другим факторам. Ну и другой наш флагманский кинотеатр в «КАРО Vegas 22» не менее успешен.

— В прошлом году киносети, включая «Каро», договорились с Минкультом, что будут добровольно отдавать 20% сеансов под русское кино. Как это работает на практике?

— 20% — адекватная цифра, такую долю российского кино мы можем принять. Сейчас доля российского кино в репертуаре гуляет между 15% и 25%. И наша готовность стремиться к 25% напрямую зависит от производителей и продюсеров фильмов. Я большой фанат продвижения российского кино, важно заниматься локальным продуктом. Но чтобы это случилось, должна функционировать вся цепочка, начиная от производителя, дистрибутора, рекламного агентства, заканчивая кинотеатром и гостем. И у Минкульта очень сложная работа. Производится недостаточно российских фильмов с коммерческим потенциалом, соответственно, должен быть разработан долгосрочный план по развитию и поддержанию российского кино. В то же время есть новое поколение детей, которые никогда не видели советского классического кино и анимации, а это потрясающие картины.

Наша стратегия — взять классические фильмы, анимацию, и сделать их доступными. Иными словами, поскольку текущего премьерного контента недостаточно, мы ищем другой контент. И мы видим в этом будущее кинопоказа — демонстрировать не только кино, но и альтернативный контент, потому что у множества людей в городах России нет возможности посетить, скажем, Большой или Мариинский театр, а кинотеатр может стать проводником между зрителями и этими театральными площадками. Мы проводили подобный эксперимент с постановками на английском языке в Сургуте, Москве и Петербурге, и у нас были 100-процентные продажи на спектакль Шекспира. Конечно, для одно-, двухзальных кинотеатров это неприменимо, но для больших киносетей разнообразие контента способно привести к дополнительной аудитории.

— Развитию вашей киносети в регионах мешает недостаток контента? Если бы было больше фильмов, вы бы открывали больше залов?

— Везде не хватает контента, неважно: Москва, Петербург или регионы. Я имею в виду не только новое кино, но и старое кино, балет, оперу, что-то еще. Очень много старого кино на пленке, и его надо переделать на цифровой стандарт. Это время и деньги, кто будет этим заниматься? Минкульт, дистрибуторы? Никто не знает. Это важно, потому что очень мало готового к показу контента. Именно поэтому мы запустили проект «Каро.Арт» — киносеть предоставляет и поддерживает альтернативный контент на федеральном уровне. В этом году мы организовали более 50 мероприятий, включая фестивали, спортивные трансляции, премьеры сериалов, и видим, насколько этот контент востребован у аудитории.

— В то же время в России прокат фильмов сравнительно недолгий — премьеры идут всего пару недель, тогда как на Западе кинотеатры могут показывать новый релиз несколько месяцев. Почему так?

— Сейчас стало хуже — еще совсем недавно новое кино собирало 90% своей кассы за три--четыре недели проката. Сегодня в среднем премьера идет меньше двух недель.

— Почему так недолго?

— Самой большой проблемой в России осталось пиратство. В четверг выходит новое кино, через сутки оно появится на любом русском сайте. Иногда кино появляется на торрентах даже еще до выхода в прокат. Там, может, будут корейские или китайские субтитры, потому что очень много пиратского контента приходит с азиатских рынков. То есть речь не идет о том, что пираты только здесь, а это проблема для всего рунета — мы не можем заблокировать иностранный контент. Штрафы очень маленькие, это никого не останавливает.

У нас был опыт поимки пирата в кинотеатре в Казани. Это сложный город, где дистрибуторы не дают фильмы на превью, потому что там очень активны пираты. И совместно с «Киномаксом» мы поймали человека, который ходил по разным сетям, практически с поличным. При этом предъявить ему что-то и арестовать его невозможно. Настолько несовершенен закон, что посадить пирата или как-то публично его наказать, чтобы это стало прецедентом, нельзя.

— Вы говорите про дефицит контента, но в то же время дистрибуторы конкурируют за даты релизов и пытаются их разводить, поскольку график премьер довольно тесный. Может, дело в качестве контента, а не в количестве?

— В больших мультиплексах есть возможность показать все. Это проблема для маленьких кинотеатров, которых в России больше всего. Все дистрибуторы здесь соревнуются за получение наилучшей даты релиза фильма, как и на любом другом рынке. Есть определенные периоды, когда киноманы особенно активно посещают кинотеатры, например новогодние каникулы и другие праздники. Каждый прокатчик хочет выпустить фильм в эти даты, и в итоге мы получаем слишком много релизов в пиковые периоды и совсем небольшое число фильмов в спокойные периоды, когда наблюдается спад посещаемости. Очень сложно найти достаточное количество качественных фильмов, которые можно было выпускать не в пиковые периоды.

— Насколько, на ваш взгляд, эффективна господдержка киноиндустрии сейчас, чего в ней не хватает?

— Министерство работает над решением проблем киноиндустрии, но они крайне сложны и их решение требует всеобъемлющего подхода, который будет включать совместную работу с госструктурами и всеми игроками в киноиндустрии. Я уже говорил, что пиратство — очень большая проблема в России. Ее вполне возможно решить, но это потребует огромных усилий всех участников процесса. Как только проблема пиратства будет решена, мы незамедлительно увидим положительный эффект для всех участников рынка.

Мы уже обсуждали с Минкультом вопрос получения доступа к большему числу российских фильмов и альтернативному контенту, чтобы показывать эти фильмы в кинотеатрах по всей России — образно говоря, «принести их в народ».

Что касается карательных мер, включая введение дополнительных налогов, они приведут только к дальнейшему снижению спроса и последующему закрытию небольших кинотеатров.

Интервью взяла Анна Афанасьева


Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение