Коротко

Новости

Подробно

Фото: Василий Дерюгин / Коммерсантъ   |  купить фото

О всеобщем женском обрезании муфтий сказал «просто так»

Но считает, что это было бы хорошо для того, чтобы женщины «стали поспокойнее»

от

Председатель Координационного совета мусульман Северного Кавказа муфтий Исмаил Бердиев заявил в среду, что не призывает обрезать всех женщин: «это не предписывает ислам, и это просто невозможно». Ранее господин Бердиев сказал, что широкое применение женского обрезания позволило бы «уменьшить сексуальность», «чтобы разврата не было на земле». Таким образом господин Бердиев комментировал отчет правозащитной организации «Правовая инициатива», опубликованный 15 августа и содержащий данные о распространении практики обрезания малолетних девочек в ряде районов Дагестана. Позднее Исмаил Бердиев уточнил, что лишь пытался выступить против разврата, «с которым надо что-то делать».


Исмаил Бердиев в среду заявил журналистам, что «надо всех женщин обрезать, чтобы разврата не было на Земле, чтобы сексуальность уменьшилась» (цитата по «Интерфаксу»).

Спустя несколько часов, реагируя на шквал возмущенных комментариев в социальных сетях, муфтий заявил, что хотел высказаться лишь о «проблеме разврата», «о том, что существует проблема, с которой нужно что-то делать». В комментарии «Интерфакс-Религии» он сообщил, что не призывает обрезать женщин: «это не предписывает ислам, и это просто невозможно». «Впервые меня спросили: обрезание женское бывает? Я сказал: да, есть такое в Дагестане, но это обычай, по шариату такого нет. Это все, что я им сказал»,— также пояснил ТАСС Исмаил Бердиев. «В комментарии я сказал, что для того, чтобы они (женщины.— “Ъ”) стали бы поспокойнее, это было бы хорошо. Но я знаю, что этого не будет никогда, и поэтому это просто так я сказал»,— уточнил муфтий.

Позднее в интервью «Медузе» господин Бердиев заявил, что сказал про женское обрезание «в шутку», и «люди не так поняли». «Считайте эти мои слова неудачной шуткой о том, что обрезание бы влияло на то, чтобы меньше было разврата... Я думал, что разврат и обрезание могут быть как-то связаны. После того как все стали печатать мои слова, понял, что навряд ли они связаны между собой»,— сказал муфтий.

Ранее господин Бердиев признал, что практика женского обрезания в домашних условиях существует в некоторых населенных пунктах Дагестана, как об этом говорится в специальном отчете «Правовой инициативы по России», опубликованном 15 августа. В отчете изложены результаты исследования «Производство калечащих операций на половых органах у девочек в Республике Дагестан», которое проводилось в селах как в горной, так и в равнинной части региона. По словам исследователей, обрезанию подверглись практически все опрошенные ими дагестанские женщины. Методология исследования позволила им сделать вывод о «локальном распространении этой практики в отдельных высокогорных районах» и в равнинных селах, в которых живут выходцы с гор.

Женское обрезание — хирургическая операция, которой подвергаются девочки преимущественно в странах Африки (в частности, до 80% женщин в Египте, Судане, Эфиопии, Эритреи, Сомали и Мали). Число женщин, подвергшихся обрезанию, по некоторым оценкам, достигает 140 млн человек. Последствия операций связаны со снижением чувствительности и сексуального влечения. Процедуре, как правило, подвергаются девочки в возрасте от 4 до 12 лет. Хирургическое вмешательство производится вне медицинского стационара, зачастую приводит к кровопотере, инфекциям и смерти. Всемирная организация здравоохранения и ООН пытаются добиться сокращения и полного запрета практики женского обрезания и сообщают о снижении числа ее жертв в мире на 5% с 2005 по 2010 год.

Правозащитники считают, что женское обрезание в России должно квалифицироваться не просто как грубое нарушение международных правовых актов, но и как уголовное преступление — причинение тяжкого вреда здоровью и насильственное действие сексуального характера, в том числе в отношении несовершеннолетних.

Муфтий Северного Кавказа Исмаил Бердиев, в свою очередь, подчеркивает, что ислам не предписывает обрезание женщин, но «необходимо снизить их сексуальность»: «Если бы это было применительно ко всем женщинам, это было бы очень хорошо. Женщину Всевышний создал для того, чтобы она рожала детей и их воспитывала. Женщины от этого не перестают рожать. А вот разврата было бы меньше».

По словам соавтора доклада «Правовой инициативы» Юлии Антоновой, подобную реакцию правозащитники предполагали. «Мы понимали, что такие высказывания в пользу женского обрезания появятся. Но интересно, что многие религиозные деятели сами не могут найти прямых ссылок на необходимость таких процедур в Коране или других текстах, а эксперты, в том числе опрошенные нами, отмечают, что это все больше характерно для горной части Дагестана, а на равнинах такого почти нет»,— сказала она “Ъ”. По мнению госпожи Антоновой, бурная реакция на доклад объясняется как раз тем, что истории о женском обрезании всегда были больше характерны для стран Африки, «но выяснилось, что такая же процедура существует совсем рядом, в современной России». Правозащитница считает, что шансы на изменение ситуации в Дагестане есть, причем в данном случае следует перенимать именно африканский опыт: «В Африке в уголовный и административный кодексы был введен запрет на калечащие операции на женских половых органах, просветительская работа тоже сыграла свою роль». Госпожа Антонова считает, что подобные нововведения нужны и в России, и на уровне органов опеки и светских чиновников они в основном поддерживаются: «Уполномоченный по правам ребенка в республике поддерживала нас, есть обращения в прокуратуру. Что радует, религиозные деятели тоже не все поддерживают женское обрезание. Например, представители исламского духовенства в Татарстане говорят, что у них такого нет и быть не может».

Отчет «Правовой инициативы» в среду вызвал реакцию «официальных» правозащитников: глава комиссии Общественной палаты РФ по поддержке семьи, детей и материнства Диана Гурцкая заявила о своем обращении в Генпрокуратуру с требованием проверить изложенные факты. В ведомстве ответили, что рассмотрят обращение госпожи Гурцкой, как только оно поступит. Кроме того, член президентского совета по правам человека (СПЧ) Александр Брод заявил от готовности обсудить проблему с чиновниками и духовными лидерами Дагестана во время предстоящей поездки в эту республику. «Это обряд архаичный, консервативный, в нем абсолютно нет необходимости,— заявил господин Брод “Ъ”.— Печально, что он появился в Дагестане, где на фоне экономического спада происходит радикализация ислама, и берутся на вооружение такие негуманные практики. Объяснения Бердиева о том, что таким образом можно усмирить плоть или оградить женщину от блуда, абсурдны и антигуманны. Но пока это имеет место быть, пока существует спрос на такие практики, пока это происходит дома, в нестерильных условиях, необходимо к этим операциям привлекать врачей».

В свою очередь, господин Бердиев, ранее заявивший, что ислам женского обрезания не требует, сообщил журналистам, что перенос операции в медицинские учреждения может быть затруднителен по религиозным соображениям. Господин Брод сообщил “Ъ”, что его коллеги по СПЧ активно обмениваются мнениями относительно проблемы женского обрезания в Дагестане и комментариев господина Бердиева, и не исключил, что на эту тему последует специальное заявление СПЧ. По словам правозащитника, ряд стран, где ранее практика женского обрезания была широко распространена, запретили ее законодательно, и России было бы целесообразно последовать их примеру. Кроме того, выразить свою точку зрения на проблему должны, по его словам, другие лидеры российских мусульман и других конфессий.

Иван Тяжлов, Григорий Туманов, Алина Сабитова


Комментарии
Профиль пользователя