Коротко


Подробно

18

Фото: Дмитрий Коротаев / Коммерсантъ

Российские гимнастки выступили по-мужски

Они завоевали серебро в командном турнире

Вслед за российскими мужчинами серебро в командном гимнастическом турнире взяли российские девушки, которые уступили лишь выглядящим сейчас абсолютно неуязвимым американкам. За соревнованиями гимнасток в Рио-де-Жанейро, в которых, безусловно, нашлось место подвигу, наблюдал АЛЕКСЕЙ ДОСПЕХОВ.


В глобальном, что ли, смысле — для мира, для истории — этот день стал, конечно, торжеством американской школы гимнастики, и ни чем иным, за какую бы сборную ты ни переживал. Таким убедительным торжеством, которого женские командные состязания не знали, пожалуй, уже несколько десятилетий. Раньше вот так, существуя где-то в своей, совершенно отдельной, гимнастической галактике, побеждала соперниц разве что сборная СССР, часто собиравшая роскошные, из лучших среди лучших, составы. В Рио та забытая эпоха вернулась, а в роли соревнующейся в общем-то сама с собой и не обращавшей внимание на остальных советской команды выступила команда США.

Показательно, что перед финалом главной темой, которую обсуждали, обсасывая результаты квалификации, были вовсе не ее шансы, а жестокий олимпийский регламент. Квалификация — это ведь еще и отбор в личное многоборье, в жанр престижный, «королевский». И участвовать в нем могут — такое вот правило — не больше двух гимнасток от страны. Габриэлла Дуглас отправлялась в Рио защищать завоеванный в нем четыре года назад олимпийский титул. Она, кажется, просто сгорала от желания получить второе золото. И лишилась перспектив добыть его не потому, что как-то плохо выглядела в отборе. Да нет, выглядела она в нем очень-очень здорово, заняла третье место в индивидуальном зачете. Но проблема в том, что на первом и втором разместились две ее соотечественницы — Симона Байлз и Александра Райсман. Именно им и достался «абсолют».

А шансы на золото? Да какими они могут быть, кроме стопятидесятипроцентных, если ближайшие преследовательницы в классификации — китаянки — отстали чуть ли не на десять баллов?

Фантастически гуттаперчевые и крепенькие Байлз с Дуглас, фигуристая девушка из тех, которых исчерпывающе описывает термин «горячая штучка» (но тоже при этом прыгучая и атлетичная) Райсман, плюс неплохие партнерши по команде, способные без проблем, по высшему разряду «закрыть» некоторые снаряды, — это была неубиваемая комбинация, флеш-рояль. В самом буквальном смысле слова — звезды, сошедшиеся в одном месте в одно время.

А удивительнее всего было наблюдать за тем, как, закончив турнир акробатическим карнавалом вольных, американки вдруг вперились взглядами в табло в ожидании своей итоговой оценки. И читались в этих взглядах в том числе страх, сомнения. Да неужели же они думали, что колоссальное преимущество, когда оценки зажгут, может куда-то испариться?! Не испарилось, разумеется, никуда. Расслабились американки моментально.

А неподалеку от них рыдала, разглядев итоговые баллы, светловолосая девочка в куртке сборной России — Ангелина Мельникова. Тоже ведь, по сути, победительница этого турнира, в котором золотая награда заранее была отдана США, а на серебро — золото для «земной галактики» — имелось несколько претендентов.

Другие российские гимнастки — Алия Мустафина, Дарья Спиридонова, Седа Тутхалян, Мария Пасека — вроде бы слезам счастья волю не давали. Но Пасека потом рассказывала, что отплакалась вдоволь накануне, когда, уставшая от переживаний, радовалась за завоевавших серебряную награду титаническими усилиями мужчин. А у женщин, между прочим, рубка была, пожалуй, еще жестче. И чтобы понять реальную цену очередного командного российского серебра, надо знать несколько вещей. Надо знать, например, что лидер сборной Мустафина, чемпионка Лондона, в течение всех четырех лет после той Олимпиады чаще лечила очередную болячку, чем выступала, и вернуть форму к Рио ей было невероятно трудно. Или что Седе Тутхалян всего 17 и еще два года назад она билась на Олимпиаде юношеской. Или что разрыдавшейся Мельниковой, вообще, 16 — причем совершеннолетие она отметила в июле. А еще — что на так называемой «прикидке» в Москве перед отъездом в Бразилию эта хрупкая с виду, не чета ни Байлз, ни Дуглас, ни, тем более, Райсман, девчушка получила тяжелую травму — разрыв задней поверхности бедра. Но ее помощь была необходима команде — и юная дебютантка, снова начавшая после перерыва через боль тренироваться непосредственно перед олимпийской квалификацией, помогла.

В «серебряной» рубке они, конечно, допускали ошибки. И мужественная Мельникова упала с бревна. И Тутхалян не дотянула до своего уровня на вольных. И Спиридонова, чемпионка мира на брусьях, выкинула, выполняя упражнение на коронном снаряде, сложный, добавляющий баллов, элемент — из-за страха, как она призналась, сорвать его и подвести подруг… Но это были на самом деле мелочи. В целом этот отряд во главе с шикарной Мустафиной держался замечательно — так же, как за день до этого отряд мужской.

Девушек кидало по плотной за американками турнирной таблице — вторая позиция, третья… Перед заключительным, четвертым снарядом, они выпали из топ-тройки, очутившись позади и китаянок, и японок. Оставался опорный прыжок — дисциплина коварная, умеющая подставить ножку тогда, когда никакой ловушки не ждешь. И надо было видеть, как прыгала российская троица, которой выпало финишировать. Как удержалась на соскоке Мельникова с ее больной ногой. Как вмертвую впечатала его красавица Мустафина. Как после «винта» в воздухе так же — как впаянная — замерла на мате Пасека. От них требовалось сделать в эти секунды максимум — они его сделали. По-чемпионски. Ну, почти по-чемпионски — об американках забывать все же было нельзя. Китаянкам в таком же стиле совладать с вольными не удалось — запоровшая первую же связку Мао И их серебро переплавила в бронзу.

А вскоре уже с висящими на шеях медалями россиянки покинули зал и щедро осыпали улыбками тех, кто их дожидался. И одна улыбка была краше другой. Хотя Мустафина умудрялась все равно сохранять вид царственный, величественный и уверенно чеканила фразы, которые и должен произносить в такой обстановке капитан команды, даже если капитану 21 год, — про ответственность, про выжатый максимум, про стремление к тому, чтобы своими результатами заинтересовать гимнастикой как можно больше россиян: тогда и выбор будет, как в США, и уровень.

А из дворца подышать воздухом вышла известный арбитр, а заодно тренер Седы Тутхалян и Марии Пасеки Марина Ульянкина. Но про Мельникову, про ее прыжок она не сказать, разумеется, не могла: «Да то, что она встала, — уже сказка…» А еще, зная все нюансы судейства и гимнастических тенденций, не могла не подтвердить: «Америка — это космос». В сегодняшнем раскладе, имела в виду Ульянкина, космос. А в будущем до него можно и долететь. Она даже представляла — как, и перечисляла рецепты: добиваться такой же «физики», «подкачки», как у американок, думать в первую очередь не о том, как сделать «чисто», а о том, как сделать сложно, потому что именно сложность в современном гимнастическом мире — главный залог конкурентоспособности. Нет, она правда считала, что до американского космоса, каким бы далеким и загадочным в Рио он ни представлялся, со временем можно будет дотянуться.

рекомендуем

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение