Коротко

Новости

Подробно

Фото: Антон Белицкий / Коммерсантъ   |  купить фото

Заместителю директора Спецстроя не помогла сберкнижка брата

Александра Бурякова оставили под стражей

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 4

Мосгорсуд вчера признал законным и обоснованным решение Тверского райсуда об аресте заместителя директора Федерального агентства специального строительства (Спецстрой России) Александра Бурякова, обвиняемого в хищении 450 млн руб. при строительстве и реконструкции девяти объектов Министерства обороны РФ. Дело в отношении Александра Бурякова было возбуждено на основании материалов УСБ ФСБ, которое в последнее время инициировало целый ряд громких расследований. Защита считает, что суд первой инстанции не исследовал причастность замдиректора к инкриминируемому ему преступлению, а рапорт оперативников УСБ, на основании которого было принято решение об аресте, по версии адвокатов, не соответствует действительности. Александр Буряков вину не признает.


Вчерашнее заседание Мосгорсуда, в который адвокаты замдиректора Спецстроя России Александра Бурякова обратились с жалобой на его арест, началось с ходатайства защиты провести заседание в закрытом режиме. По мнению адвокатов, в ходе рассмотрения вопроса о мере пресечения могут быть обнародованы сведения о режимных объектах Минобороны, содержащие государственную тайну. Александр Буряков это предложение поддержал. В свою очередь, представитель прокуратуры заявила, что в представленных в суд материалах никакой гостайны нет, и высказалась за то, чтобы заседание проходило в открытом режиме. Судья Дмитрий Новиков принял сторону прокурора.

В ходе заседания выяснилось, что замдиректора Спецстроя 46-летний Александр Буряков был задержан 4 июля в 7:50 в доме своего отца в деревне Говорово, административно входящей в пределы Москвы. А 6 июля по ходатайству следственного департамента МВД Тверской суд Москвы арестовал подозреваемого до 30 августа 2016 года. Вскоре ему было предъявлено обвинение.

По версии следствия, замдиректора Спецстроя, войдя в преступный сговор с не установленными следствием лицами, заключил с субподрядчиками договоры на строительство и реконструкцию девяти объектов Минобороны и в ходе строительства похитил более 450 млн руб.

В своей жалобе защита Бурякова настаивала на том, что суд первой инстанции, арестовав фигуранта, нарушил закон. По словам адвокатов, установленный УПК предельный срок задержания подозреваемого на 48 часов к моменту его ареста уже истек. Кроме того, защита Александра Бурякова заявила Мосгорсуду, что Тверской суд отказался дать оценку оперативным материалам ФСБ о причастности подозреваемого к совершению преступления. "Подозрения в адрес Бурякова размыты и неясны, из них непонятно, как он совершил преступление",— пояснила адвокат Анна Дубицкая. Ее коллега Глеб Глинка заявил, что у следствия не было оснований для возбуждения уголовного дела, так как из ходатайства об аресте было неясно, каким образом, с кем, через какие фирмы фигурант похитил деньги.

Адвокаты также заявили, что рапорт некоего полковника УСБ ФСБ, а также свидетельские показания оперативника Гоченко из той же службы "мягко говоря, лживы". Как следует из рапорта, напомнил один из адвокатов, Александр Буряков может скрыться от следствия за границу, однако у него вообще нет загранпаспорта. Кроме того, по версии оперативников, Буряков отказывается давать какие-либо показания, в то время как он сам вчера заявил по видео-конференц-связи, что всегда готов сотрудничать со следствием для установления истины по делу. "На выделенные федеральным бюджетом деньги два из девяти минобороновских объектов были построены под ключ, и за них мы отчитались перед главнокомандующим, которому они понравились",— сказал также обвиняемый. Остальные семь объектов, по его словам, были "построены по графику — и настолько, насколько позволило их финансирование". В суде объекты, фигурирующие в деле, не назывались. По данным источника "Ъ", близкого к Минобороны РФ, речь идет, в частности, об объектах на островах Итуруп и Кунашир (там Спецстрой возводит военные позиции, учебные полигоны, зоны хранения боеприпасов и техники).

Перечислив свои доводы, указав на наличие у Александра Бурякова гипертонии сердца, а также на то обстоятельство, что он семь лет без жены растит несовершеннолетнего сына, адвокаты ходатайствовали перед судом об избрании обвиняемому меры пресечения, не связанной с пребыванием в СИЗО: домашнего ареста или залога в размере 3 млн руб.— такая сумма имеется на сберкнижке у брата Александра Бурякова, который специально для этого случая собрал деньги. Однако судья Дмитрий Новиков не нашел доводы защиты убедительными и признал решение Тверского райсуда законным, оставив защите право обжаловать его в кассационной инстанции Мосгорсуда. В Спецстрое от комментариев отказались.

Юрий Сенаторов, Иван Сафронов


Комментарии
Профиль пользователя