Коротко

Новости

Подробно

4

Фото: Б. Кузьмин/Фотоархив журнала / Б. Кузьмин/Фотоархив журнала "Огонек"

"У него были обнаружены в излишке 5 400 кг кетовой икры"

Почему советская теневая экономика имела рыбный запах

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 43

Основой основ советской теневой промышленности были не мелкие цеха, полуподпольно производившие ширпотреб, а вся рыбная отрасль СССР. Ведь никто и никогда не мог знать, сколько в действительности выловлено, а следовательно, переработано и продано рыбы. Причем работа параллельного рыбпрома на мощностях основного продолжалась десятки лет.


Евгений Жирнов


"Испорчено очень много сельди"


Как работала теневая промышленность в стране, основатель которой требовал ввести повсеместно учет и контроль? Судя по архивным документам, можно сказать одно: весьма и весьма успешно. На взгляд даже самых осведомленных людей, картина выглядела следующим образом.

"Известно,— писал 19 ноября 1952 года в Президиум ЦК КПСС Г. Белоусов,— что Министерство рыбной промышленности СССР — одно из самых отстающих. Десятки лет не выполняет планы по улову рыбы, ежегодно приносит государству убытки около миллиарда рублей... Отдельные факты говорят, что и теперь в Министерстве не все благополучно. Если в 1951 году в Охотске и других районах было испорчено десятки тысяч центнеров сельди и других рыб на сотни миллионов рублей и это было предметом разбирательства в Правительстве, то в 1952 году эта порча повторяется не в меньших, а может, в больших размерах. В Охотске опять испорчено очень много сельди. Испорчено свыше 3500 тонн красной рыбы — почти весь улов. В Азово-Черноморском бассейне на Ейском заводе испорчено 17 тыс. центнеров. На Сахалине и Камчатке десятки тысяч центнеров рыбы переведены в 3 сорт и нестандартную. Огромное количество консервов, особенно на Камчатке, является нестандартным и т. д.

...Однако это не очень беспокоит Министерство, аппарат которого, видимо, уже свыкся с такими провалами. На эти вопросы почти не реагирует инспекция по качеству (нач. т. Гущин), санитарная инспекция (т. Духовской), главный технолог т. Березин и др.".

В письме говорилось и о добыче никому не нужной рыбы:

"Кроме этого в ряде мест в погоне за выполнением плана по улову допускаются нарушения правил рыболовства, добывается нетоварная рыба. Например, зам. министра т. Ишков допускает систематически, вопреки здравому смыслу, вылов весной и осенью каждого года хамсы-нитки, из которой не выходит никакой продукции. Как потом она сбывается и куда девается, никого не интересует, а в Министерстве эта деятельность т. Ишкова поощряется".

А также о потерях и хищениях:

"Много гибнет рыбы, теряется ее качество на базах Главрыбсбыта. В этом легко убедиться по данным бухгалтерских отчетов. Это тоже считается нормальным положением. Если ко всему добавить огромный размах хищений, имеющий место в системе Главрыбсбыта, будет ясно, как много рыбы недополучает наше население по вине руководителей, смирившихся с этими вопиющими безобразиями. Размах хищений, например, такой: в Минской конторе свыше 3 млн. рублей — шайка во главе с управляющим конторой Богомоловым, в Москве на рыбокомбинате несколько миллионов — шайка воров в несколько десятков человек, в Киеве — Литвак и компания, в Сталино — Шамасов и компания, в Уфе, Тюмени, Молотове, Москве, Воронеже и ряде других мест".

Но это был взгляд извне. Видение человека, не знающего истинного положения дел.

"Путем обмера и обвеса рыбаков"


По подобным письмам назначались проверки, находились отдельные виновные в хищениях, которых сажали на длительные сроки, а теневой рыбпром продолжал действовать с прежним размахом. В 1955 году в методической ориентировке, подготовленной Главным управлением милиции МВД СССР, констатировалось:

"Борьба с крупными организованными хищениями в рыбной промышленности и при сбыте рыбопродукции, как об этом свидетельствуют имеющиеся в ГУМ МВД СССР материалы, ведется неудовлетворительно. ОБХСС управлений милиции Хабаровского и Приморского краев, Дагестанской АССР, Калининградской и Архангельской областей фактически не ведут работы по вскрытию организованных замаскированных хищений при добыче, переработке и сбыте рыбы. ОБХСС управлений милиции Ростовской и Архангельской областей, Эстонской и Латвийской ССР вместо глубокой агентурной работы по вскрытию организованных хищений ограничиваются мероприятиями по борьбе с мелкими расхитителями, браконьерами и с открытой спекуляцией рыбой. Работники ОБХСС управления Мурманской области до последнего времени утверждали, что на рыбных промыслах будто бы нет возможностей для крупных организованных хищений рыбы, поэтому не организовывали борьбы с ними".

На плавбазе "Тунгус" выявлены через агентуру 99 600 кг неучтенной сельди

По существу этот документ обобщал все собранные милицией материалы и описывал всю схему работы теневого рыбпрома. Начиналась она с создания запасов неучтенной рыбы:

"На плавбазах, рефрижераторах, лихтерах, морских заводах и плавучих комбинатах при приемке рыбы с рыболовецких судов расхитители создают неучтенные излишки за счет занижения среднего веса тех емкостей с рыбой, по которым определяется вес всей принимаемой партии. Кроме того, капитаны промысловых судов в ряде случаев не оформляют документами сдачу рыбы III сорта, так как этим снижается общая ее сортность, а команды судов лишаются премии за перевыполнение плана. Между тем, принятая без документов рыба III сорта, как правило, перерабатывается и переводится во II сорт, чем создаются скрытые от учета излишки качественной рыбы.

На плавбазе "Тунгус" выявлены через агентуру 99 600 кг неучтенной сельди, которая в результате вмешательства работников ОБХСС УМ Калининградской области потом была оприходована и сдана на холодильник.

Неучтенные излишки рыбы, предназначенные для хищений, образуются также путем завышения процента потерь при приемке, обработке, засоле и транспортировке, составления фиктивных актов о потерях при штормах и т. п.".

Еще проще создавались неучтенные запасы в рыболовецких колхозах:

"На рыболовецких колхозных промыслах излишки рыбы создаются главным образом отдельными приемщиками трестов, комбинатов, мастерами лихтеров, моррыбзаводов и рефрижераторов путем обмера и обвеса рыбаков-колхозников, а также преступных сделок с отдельными капитанами судов и бригадирами рыболовецких бригад.

Приемщики лихтера "Рыбачий" Порт-Владимирского рыбокомбината Мурманской области, принимая в ноябре 1954 года сельдь с 16 колхозных судов, только за пять дней обманули колхозников на 8 670 кг, занижая вес рыбы в каждом стампе (бадье) на 20 кг... Мастер Кирилловской рыбобазы Сахалинской области, принимая рыбу-сырец от рыболовецких судов и перекачивая ее рыбонасосами в чаны, занижал процент заполнения их емкости и тем самым создавал излишки рыбопродукции, которую потом похищал. Таким способом при приемке 49 000 кг рыбы он занизил вес ее на 13 000 кг".

Временами применялся и еще один способ:

"Одним из способов накопления неучтенных излишков рыбы является завышение процента примесей рыбы низкого качества или малопригодной для пищевых целей (например, мойвы, калянуса и т. п.) при приемке ее. В этих случаях значительно занижается качество всей партии рыбы. Фактически же после разборки рыбы сортность ее повышается".

Неучтенные запасы нужно было доставить на берег, и существовали давно отработанные схемы. С малых рыболовецких судов небольшие по объему партии рыбы на подходе к местам швартовки перегружались в моторные лодки. Для доставки больших количеств неучтенки с дальних промыслов приходилось договариваться со смежниками.

"Нередко,— говорилось в ориентировке,— расхитители, орудующие на рыболовецких, приемно-транспортных судах, предприятиях Министерства рыбной промышленности, поддерживают преступные связи с сообщниками на кораблях Министерства морского флота, через которых вывозят скрытые от учета излишки рыбы при переходе кораблей на угольные базы и льдобазы, на судоремонтные заводы, в торговые и другие порты. В ряде случаев сбыт похищенной рыбы производится через команды пароходов, имеющих возможность подходить к рыболовным или приемным пунктам. Рыба может сбываться в пароходные рестораны, а также в другие предприятия общественного питания, пользующиеся правом самостоятельных закупок продуктов".

Разовые перевозки такого рода не могли не впечатлять:

"В октябре 1954 года при разгрузке в Рижском торговом порту Мурманской плавбазы "Новосибирск" приемщиками и отдельными мастерами ее было похищено свыше 500 бочек сельди и до 20 тонн рыбной муки".

"С повышенным содержанием влаги"


Затем наступал этап реализации. Сбывать большие партии левой рыбы в торговлю было рискованно. Поэтому главными покупателями неучтенного сырья были те, кто занимался переработкой. Однако за долгие годы практики они научились создавать неучтенку даже из официально полученной рыбы:

"В цехах приемки, обработки, посолочных, холодильных и ряде других цехов рыбозаводов и рыбокомбинатов хищения происходят как путем переработки и сбыта уже полученной от расхитителей неучтенной рыбы, так и другими способами, применяемыми непосредственно на производстве. Скрытые от учета излишки продукции здесь создаются за счет:

а) занижения сорта и веса поступившего сырья;

б) оприходования рыбы по весу, указанному сдатчиками на трафаретах бочек, который зачастую бывает ниже фактического. Дело в том, что рыбодобывающие предприятия для того, чтобы избежать возможных сверхнормативных потерь при длительном хранении и транспортировке рыбы, а главное, чтобы не получать рекламаций на недостачу, при затаривании рыбы укладывают ее в каждую бочку на несколько килограммов больше (иногда на 10-15 кг). Потери же в большинстве случаев не возникают, и эта рыба часто похищается;

в) условной приемки рыбы береговыми предприятиями от плавбаз, без определения качества и веса, с окончательной приемкой ее после возвращения плавбаз из очередных рейсов;

г) умышленного невыполнения технологических условий, дающего возможность выпускать рыбопродукцию с излишками веса: при копчении, вялении и замораживании — с повышенным содержанием влаги, при засоле — с минимальным содержанием соли, списывать технологические потери веса в больших размерах;

д) укрытия фактической экономии рыбопродукции при обработке, занижения норм выхода ее и завышения процентов брака, потерь в процессе производства, умышленного зачисления продукции в нестандарт;

е) умышленного направления рыбопродукции на дообработку, при которой значительно завышаются отходы, потери;

ж) составления фиктивных актов о порче продукции при ее сортировке, переработке, о сдаче ее на утильзаводы, в утильцеха;

з) завышения веса и сортности при отгрузке готовой продукции".

О масштабах работы этих специалистов можно судить только по одному факту, приводившемуся в ориентировке:

"В г. Владивостоке ОБХСС управления милиции привлечен к уголовной ответственности заведующий этажом холодильника "Востокрыбхолод" Королев, который пытался сбыть через своих сообщников — экспедитора и заведующего магазином рыбкоопа — 1600 кг неучтенных излишков сельди, отпустив им 32 бочки не по 100 кг, как указал в фактуре, а по 150 кг. Кроме того, он сбыл через ресторан ст. Владивосток и один из вагонов-ресторанов 10 ящиков паюсной икры, которая была вывезена с холодильника без указания в документах, и при ревизии на холодильнике у него были обнаружены в излишке 3 000 кг рыбы и 5 400 кг кетовой икры".

Неучтенную продукцию создавали даже там, где создать ее, казалось бы, было невозможно — на производстве рыбных консервов. Ведь жестяные банки подлежали строгому учету:

"Заведующие складом и консервным цехом одного из консервных заводов Эстонской ССР, уменьшая норму вложения масла по 3-5 грамм на каждую банку консервов, в 1954 году за один месяц создали излишек его около 2 000 кг, похитили и сбыли это масло через торговую сеть.

Излишки неучтенных консервов создаются, кроме того, путем зачисления их в брак, "бомбаж" (вздутие банок), направления не всей списанной продукции на утильзаводы, а также умышленной пересортицей, маскируемой наклейкой этикеток, не соответствующих качеству консервной продукции.

Как на траулерах и плавучих рыбокомбинатах, где есть консервные установки, так и на консервных заводах непременным условием для создания расхитителями неучтенных излишков консервной продукции является накопление ими скрытых от учета запасов порожних консервных банок путем незаконного списания порожних бракованных банок, а также умышленного запутывания учета их".

"Носят организованный характер"


Сбыт созданных излишков был еще более сложной задачей:

"Распространенными способами сбыта похищенной продукции с перерабатывающих предприятий являются:

а) завышение в документах веса тары. Занижая таким образом вес нетто, расхитители вывозят неучтенные рыботовары и реализуют их через своих сообщников в торговой сети;

б) отпуск на склады, базы или непосредственно работникам розничной торговли более ценной рыбы, чем указывается в документах. Эти хищения зачастую маскируются фиктивными трафаретами. Расхитители на предприятиях уничтожают подлинные трафареты и взамен их наносят другие, где указывают малоценную рыбу, сохраняя в документах действительный вес брутто и нетто. Мастер посолочного завода Мурманского рыбокомбината Саватеев, вступив в преступную связь с заведующими отделами магазинов рыбкоопа Стецюк и Кукушкиной, отпускал им дорогостоящую рыбу — палтуса и окуня, а на бочках ставил трафарет "тресковые кусочки" и соответственно оформлял документы. Разницу в стоимости рыбы, до 1500 рублей от каждой бочки, преступники делили между собой;

в) вывоз доброкачественной рыбы в бочках вместе с утильной продукцией, подлежащей переработке на муку. В таких случаях расхитители на бочках с хорошей рыбой ставят трафарет "утиль" и одновременно делают условные пометки, по которым их сообщники в утильцехах и отбирают эти бочки".

Оптовые покупатели, в свою очередь, всеми способами пытались увеличить прибыль. К примеру, вскрывали бочки с сельдью, вынимали 3-5 кг рыбы и доливали в бочки такое же по весу количество рассола. К оптовикам приезжали "толкачи" — работники торговых организаций и даже отдельных магазинов — и за взятки получали в "Главрыбторге" наряды на получение продукции. Причем наибольшим спросом у них пользовалась нерассортированная рыба (неважно, мороженая, соленая или копченая). Ведь рассортировав ее и продав качественную рыбу с лотков, без касс и чеков, торговые работники получали немалый дополнительный доход вдобавок к тому, что давала сама рыбная неучтенка.

В ориентировке констатировалось, что речь идет отнюдь не об отдельных случаях:

"Практика работы показывает, что замаскированные хищения рыбы преимущественно носят организованный характер и имеют место не только в районах ее добычи, но и всюду, куда она направляется на переработку и для сбыта. Расхитители на рыбных промыслах и рыбоперерабатывающих предприятиях создают крупные скрытые от учета излишки рыбы и сбывают их".

Милиции давались строжайшие указания по борьбе с теневой рыбной отраслью, но она продолжала работать, как и работала. Масштабное расследование по делу "рыбной мафии" началось только 22 года спустя.

Комментарии
Профиль пользователя