Коротко


Подробно

Фото: Харламов Вадим/Ъ / Коммерсантъ   |  купить фото

Из дела рухнувшей казармы все вышли на свободу

В катастрофе помимо строителей обвиняют проектировщика и надзорщиков за ними

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 4

Как стало известно "Ъ", на свободу вышли гендиректор ООО "Ремэксстрой" Александр Дорофеев и его партнер Дмитрий Баязов — основные обвиняемые по громкому делу об обрушении в прошлом году казармы 242-го учебного центра ВДВ в Омске, в результате которого погибли 24 десантника. При этом круг самих фигурантов расследования расширился — в него помимо строителей, ремонтировавших казарму перед обрушением, попали проектировщик, отвечавший за план реконструкции, и два сотрудника Минобороны, которые должны были осуществлять технадзор за стройкой.


Казарма, в которой находились 337 человек, обрушилась 12 июля 2015 года. Уже на следующий день главное военное следственное управление (ГВСУ) СКР возбудило по этому факту уголовное дело и определилось с первыми подозреваемыми. Ими стали гендиректор строительной фирмы ООО "Ремэксстрой" из Нижнего Новгорода Александр Дорофеев и командир учебного центра полковник Олег Пономарев.

Как было установлено расследованием, причиной обрушения стала некачественная реконструкция казармы, проведенная "Ремэксстроем" за полгода до аварии. Вопреки утверждениям представителей Минобороны о том, что коммерсантов нанимали лишь на отделочные работы — замену окон и коммуникаций в здании, военное следствие пришло к выводу, что на самом деле фирма проводила и замену несущих конструкций здания — перекрытий. Вместо уложенных еще советскими строителями в 1975 году пустотных плит "Ремэксстрой" установил современные ребристо-монолитные, которые оказались значительно тяжелее.

При этом сами кирпичные стены казармы, как выяснила экспертиза, 40 лет держались, что называется, на честном слове — строители, видимо, с целью экономии цемента положили кладку практически на один песок. Сыграли свою роль и работы по демонтажу, во время которых стены пришлось дополнительно ослабить сверлением и штроблением.

Полковник Пономарев, по версии следствия, в свою очередь, поторопился заселить в не обследованную специалистами и не принятую в эксплуатацию комиссией казарму курсантов. В итоге и произошла трагедия, жертвами которой стали 24 человека. Военного обвинили в "превышении должностных полномочий с тяжкими последствиями" (ч. 3 ст.286 УК РФ), а строителя Дорофеева — в "нарушении правил строительных работ, повлекшем гибель людей" (ч. 3 ст. 216 УК РФ) и еще в "крупном мошенничестве" (ч. 4 ст. 159 УК РФ). По версии следствия, он на 1 млн руб. завысил объемы и стоимость реально проведенных работ. Обоих фигурантов дела взяли под стражу.

Между тем в процессе дальнейшего расследования сотрудники ГВСУ СКР стали выяснять, каким образом реконструкция казармы и других военных объектов в Омке была фактически отдана на откуп строителю-частнику Дорофееву и его малоизвестной, да к тому же не имеющей никакого отношения к этому региону фирме. Тогда и выяснилось, что произведенная нижегородским "Ремэксстроем" реконструкция вообще, можно сказать, никак не документировалась.

Назначенная следствием комплексная судебная строительная экспертиза установила, что ремонт проводился без проекта, хотя проектные работы и были заложены в смете. Поэтому "Ремэксстрой", вместо того чтобы сначала определить несущую способность каркаса здания и выслушать рекомендации конструкторов, начал ремонт казармы по так называемой стандартной, отработанной на других подобных объектах схеме. Объект не посещали представители авторского, строительного и технического надзора. Никто не подписал Александру Дорофееву акт приемки работ и не присутствовал на процедуре ввода жилого здания в эксплуатацию.

С учетом этих обстоятельств следствию пришлось существенно расширить круг своих обвиняемых. В их число попали заместитель начальника сибирского филиала Управления заказчика капитального строительства (УЗКС) Минобороны Савустьян, старший инженер инспекции технадзора того же филиала Криворучко, а также руководитель проектного офиса СМУ N 916 ФГУП "ГУССТ N9 при Спецстрое России" Ержанин. Всем этим людям, которые должны были представить строителям план реконструкции и контролировать ход работ, военное следствие инкриминирует нарушение правил строительных работ, повлекшее гибель людей. Аналогичное обвинение получил и представитель "Ремэксстроя" Дмитрий Баязов, непосредственно руководивший реконструкцией казармы по поручению гендиректора фирмы Дорофеева.

При этом под стражу из "новых" обвиняемых попал только Баязов, попытавшийся скрыться от правоохранителей,— так во всяком случае было заявлено в суде по избранию строителю меры пресечения. С остальных фигурантов дела следствие взяло подписки о невыезде. Оперативно получить комментарии в УЗКС "Ъ" не удалось. "Пока проводятся следственные мероприятия, мы не можем давать какие-либо комментарии",— сообщил, в свою очередь, "Ъ" руководитель пресс-службы ФГУП "ГУССТ N9 при Спецстрое России" Иван Попов.

Между тем спустя год после начала расследования, как сообщил "Ъ" близкий к нему источник, арестантов в этом деле совсем не осталось. Первым еще весной прошлого года вышел на свободу полковник Пономарев. Офицер объяснил следствию, что превысил свои полномочия, можно сказать, вынужденно — в декабре, после окончания реконструкции казармы, курсантов, живущих фактически на улице, в палатках, нужно было срочно размещать в теплом помещении. Кроме того, офицер заручился поддержкой потерпевших из числа родственников погибших курсантов — в прошлом месяце потерпевшие даже пригласили экс-командира учебного центра в Омск на поминальные мероприятия, связанные с годовщиной трагедии.

Недавно вышли на свободу и строители Дорофеев и Баязов — оба провели в СИЗО чуть меньше года. Как пояснил "Ъ" близкий к надзирающей за расследованием уголовного дела Главной военной прокуратуре источник, следствие просто не стало обращаться в суд за очередным продлением ареста для строителей, поскольку необходимость в их изоляции отпала. "Будучи на свободе, Дорофеев и Баязов могли уничтожить важные для расследования документы, касающиеся проведенной ими реконструкции казармы,— пояснил собеседник "Ъ".— Или повлиять на своих подчиненных, проходящих свидетелями по делу. Теперь, когда все вещдоки собраны, а показания задокументированы, обвиняемые вполне могут подождать суда и под подпиской о невыезде".

Отметим, что строителей ждут разбирательства не только по существу уголовного дела, но и в арбитражах. Как следует из базы данных арбитражных судов, к ООО "Ремэксстрой" поданы десятки исков, в том числе со стороны бывших партнеров из силовых структур. Например, ФГУП "Главное управление специального строительства по территории Сибири при Федеральном агентстве специального строительства" пытается взыскать с ООО около 100 млн руб. задолженности и порядка 1 млрд руб. неустойки за работы на объектах в Омске. Иск ФГУП "Главное управление специального строительства по территории Приволжского федерального округа при Федеральном агентстве специального строительства" к "Ремэксстрою" о взыскании неотработанного аванса в размере 40 млн руб. из полученных почти 2 млрд руб. на работы на объекте "Военный городок N8 Оренбургской области" (так называемые тоцкие лагеря) уже удовлетворен. Кроме того, несколько исков на сравнительно небольшие суммы заявлены к ООО 11-м Центром заказчика-застройщика внутренних войск МВД по Приволжскому региону.

Сергей Машкин


Комментарии