Коротко


Подробно

5

Фото: Александр Черных / Коммерсантъ   |  купить фото

ЕГЭ выполняет интернациональный долг

Сирийские абитуриенты в Дамаске сдают экзамен в российские вузы

Российские власти наращивают использование "мягкой силы" для продвижения интересов страны за рубежом. В качестве одного из таких инструментов рассматривается образование: ежегодно правительство выделяет квоту на бесплатное обучение в вузах РФ 15 тыс. иностранцев, которые должны вернуться на родину "с хорошим отношением к России". В этом году часть квоты была выделена Сирии, где президент Башар Асад ведет войну с террористическими группировками и политической оппозицией. Представители Россотрудничества прилетели в Дамаск, чтобы провести вступительные экзамены для сирийских абитуриентов. За тем, как в Сирии под прикрытием автоматчиков сдавали ЕГЭ, наблюдал корреспондент "Ъ" АЛЕКСАНДР ЧЕРНЫХ.


Российский культурный центр в Дамаске расположен на одной из главных улиц города, между отделением местного банка и магазином одежды неизвестного миру бренда H&N. В целях безопасности и банк, и магазин закрыты, а пятиэтажное здание центра обнесено бетонными заграждениями. Участок проезжей части перед ними с двух сторон перекрыт грудами шин, рядом дежурят вооруженные люди в камуфляже самых разных стран — от натовской до российской военной формы. На рукавах налеплены самопальные шевроны с портретом президента Сирии Башара Асада, старшие по званию гордо выставляют напоказ дорогие часы и печатки с тем же изображением. Они дотошно обыскивают всех, кто проходит мимо российского центра, не пропуская даже детей: пролистывают их учебники и книжки с картинками. Строгая женщина, поправив очки, заглядывает в дизайнерские сумочки молодых сириек, спешащих в центр города на высоких каблуках, а потом ощупывает почтенных матрон, замотанных в глухие черные никабы. Рядом в тени отдыхает группа огневой поддержки — похожие на молодого Че Гевару бородатые мужчины с "калашниковыми" пьют кофе. "Это "Мухабарат", местная спецслужба. Как у вас КГБ",— на ходу объясняет мне на русском языке один из прохожих. "Вы хотели сказать ФСБ?" — уточняю я. "Нет, КГБ",— смеется он. Такие посты расставлены по всему периметру квартала, в охране абитуриентов задействованы около 60 человек.

Фото: Александр Черных, Коммерсантъ

Представителей Россотрудничества встречает старший референт культурного центра Камаль Дормеш — спокойный седой мужчина, который учился в Москве еще во времена СССР. Как принято на Востоке, все уважительно обращаются к нему Доктор Камаль. В поисках комнаты, подходящей для приема экзаменов у 30 абитуриентов одновременно, российская делегация обходит все здание. На последнем этаже натыкаемся на свидетельство довоенной жизни: заброшенный бар "Карпов", на открытие которого в 2009 году приезжал сам гроссмейстер. Сейчас модное столичное заведение напоминает корабль-призрак "Мария Селеста" — на стойке лежит запылившийся калькулятор, выстроились в ряд бутылки с разноцветными сиропами для коктейлей, на полу поблескивают монетки. Над бильярдными столами висят выцветшие флаги, и в глаза бросается явный анахронизм — российский, украинский и турецкий еще рядом.

Фото: Александр Черных, Коммерсантъ

Заместитель главы Россотрудничества Алексей Фролов решает проводить экзамены в зале, где раньше велись занятия по хореографии,— это самое большое помещение. "С зеркальными стенами меньше будет соблазн списывать",— смеется он. Еще один аргумент, немаловажный при температуре +35,— в танцевальном классе есть собственная система кондиционирования. "Сюда надо поставить парты и стулья,— командует он.— И закупите побольше одноразовых авторучек". Позже в кабинете руководителя центра он осторожно интересуется: "Доктор Камаль, а как вообще обстановка в городе? Может, слухи какие-то ходят?" Тот отрицательно качает головой: "По ощущениям, все спокойно". "А местные СМИ как-то освещают эти экзамены?" — "Не надо нагнетать, мы же не самоубийцы. Напишут, когда все закончится".

Ночью накануне экзаменов в отеле отключается электричество. Слышна долгая артиллерийская канонада, которую с минарета упрямо пытается заглушить молитвой муэдзин.

Канадцы и британцы хотят учиться в России


Квоты на обучение иностранных граждан в вузах ввел еще Советский Союз, позже эту систему переняла и РФ. В Россотрудничестве не скрывают, что рассматривают вопросы образования как инструмент "мягкой силы" — продвижения российских интересов за рубежом. "Для нас важно, что выпускники хороших вузов у себя на родине становятся известными врачами, влиятельными бизнесменами, даже министрами. И такой человек всегда будет хорошо относиться к России",— говорила в 2015 году "Ъ" глава Россотрудничества Любовь Глебова. "Кроме того, мы помогаем странам развиваться, обучая необходимых специалистов,— добавляет Алексей Фролов.— Национальное министерство образования может сделать нам прямой заказ: подготовьте нам, пожалуйста, определенное количество врачей и геодезистов, И это расценивается населением как безвозмездная помощь от России".

Однако долгое время бюджетные места выделялись бессистемно. В 2012 году был принят новый закон "Об образовании", где указывалось, что правительство устанавливает размер единой квоты на обучение иностранных граждан и лиц без гражданства за счет бюджета РФ. Через год правительство выделило им 15 тыс. бесплатных мест в российских вузах, с тех пор эта цифра не менялась. Для сравнения — в 2016 году для всех первокурсников было выделено 295 тыс. бюджетных мест на дневных отделениях.

Порядок поступления иностранцев в российские вузы в 2014 году установлен Минобрнауки, эта процедура состоит из двух этапов: сначала иностранные граждане должны пройти на родине отборочные испытания, а потом уже российские вузы отбирают кандидатов на основе их оценок. Кроме бесплатного обучения иностранцы получают стандартную студенческую стипендию и платят за общежитие наравне с россиянами. Тем, кто не знает русского, предлагают провести год на подготовительном факультете, чтобы выучить язык и подтянуть знания по профильным предметам.

Фото: Александр Черных, Коммерсантъ

"Согласно концепции продвижения российского образования, принятой в 2014 году, отбором иностранных граждан на первом этапе занимается Россотрудничество,— говорит Алексей Фролов.— Сейчас набор проходит в 179 странах. Обычно отборочные испытания организуют местные представительства Россотрудничества, если в какой-то стране их нет, вопрос переходит к посольствам". Но в Сирии сложилась уникальная ситуация — из-за войны и посольство, и местное представительство Россотрудничества действуют в ограниченном режиме. Поэтому организовывать испытания сюда прилетели представители федерального ведомства.

С февраля 2016 года Россотрудничество запустило электронную форму сбора документов для всех иностранных абитуриентов на сайте Russia.study. Любой желающий может зарегистрироваться на нем, приложить документы, указать желаемое направление учебы и выбрать интересующие вузы. "Мы столкнулись с тем, что во многих странах местные министерства образования пытались самостоятельно распределять выделенную для них квоту,— объясняет Алексей Фролов.— Они хотели просто представлять нам список уже отобранных ими кандидатов. Понятно, что это абсолютно непрозрачный механизм — совершенно неясно, по какому принципу их отбирали". Кроме снижения коррупционных рисков новая система позволяет лучше распределять квоту по странам. "У нас всегда считалось, что Канаде или Великобритании не нужно много мест — там свои вузы хорошие, зачем им к нам ехать,— приводит пример Алексей Фролов.— А когда запустили Russia.study, оказалось, что полно желающих. Из Канады 50 человек на одно место претендуют, из Великобритании — 65 человек. Значит, надо выделять дополнительные".

ЕГЭ по-сирийски


В день экзаменов перед зданием Российского культурного центра выстраивается длинная очередь абитуриентов. Система безопасности здесь строже, чем при сдаче ЕГЭ. Всех претендентов несколько раз обыскивают на уличных постах "Мухабарата", а при подходе к бетонному заграждению они сдают сумки и рюкзаки — в специальном микроавтобусе их просвечивают, как в аэропорту. Дальше рамки металлодетекторов, личный досмотр — и только после этого абитуриент может зайти в здание. На входе он предъявляет удостоверение личности и называет номер личного кабинета в системе Russia.study. После сравнения с заготовленным списком его еще раз пропускают через рамки и просят сдать сумки и электронные устройства в обмен на расписку. Мобильные телефоны хранят отдельно — запаковывают в прозрачную пленку, открыть которую можно, только повредив наклейку с подписью сотрудника центра. "Недавно бомбу замаскировали под телефон, поэтому к ним такое внимание",— объясняет мухабаратчик.

Фото: Александр Черных, Коммерсантъ

В одной очереди стоят и вчерашние школьники, и уже взрослые люди — по квоте можно учиться на всех уровнях высшего образования вплоть до аспирантуры. Когда сквозь рамки протискивается толстый усатый мужчина, вытирающий платком вспотевший лоб, я не выдерживаю и спрашиваю по-английски: "А вы тоже студент?" "Я не студент, я папа студентки!" — гордо отвечает он. "Мы просим девушек перед подачей документов поговорить с мужьями или отцами,— объясняет сотрудница центра Светлана Мироу.— Очень часто случаются настоящие трагедии: девушка отлично сдает экзамены, а родные запрещают ей уезжать. Поэтому некоторые родители приходят сами — показать нам, что они не против".

Первые 30 абитуриентов занимают свои места за партами. После короткого приветствия организаторы просят поднять руки "тех, кто хочет учиться на инженера". Им раздают листки с тестами по физике и математике — задания продублированы на арабском, русском и английском языках. Гуманитариям и биологам выдают свои варианты. По закону разработкой экзаменационных заданий для иностранцев должны заниматься образовательные организации — в случае с Сирией Россотрудничество обратилось за помощью к Российскому государственному социальному университету (РГСУ). "Задача была достаточно непростая, ведь образование в Сирии последние пять лет переживает сложные времена,— говорит проректор по международному развитию РГСУ Максим Степанов.— Нам нужно понять, насколько человек подготовлен по выбранной им предметной области". В итоге РГСУ решил предложить сирийским абитуриентам несколько вопросов из российских ЕГЭ, которые сдают российские школьники, поступающие на те же направления подготовки.

Фото: Александр Черных, Коммерсантъ

На выполнение заданий отводится 30 минут — за это время переводчик Эльвир Хамитов из управления международного сотрудничества РГСУ сбивается с ног. Абитуриенты поднимают руку каждую секунду — кому-то непонятен термин, кто-то ошибся при заполнении бланка, многие готовились совсем к другим заданиям. Мужчина с литыми бицепсами недоуменно рассматривает бланк с текстами, потом поднимает руку и просит заменить ему вопросы. "Он хочет поступать в спортивный вуз и не понимает, почему от него требуют разбирать стихотворение",— пересказывает претензию Эльвир. "В России спортивные вузы считаются гуманитарными,— объясняет Максим Степанов.— Скажи ему, что у нас даже футболисты на экзаменах над стихами сидят".

Мотивация для учебы в России у всех абитуриентов разная, но никто из них не говорит, что просто хочет уехать от войны. "Я уже окончила институт, у меня степень магистра по агрономии,— говорит 31-летняя Мисушана.— Я знаю, что в России развито сельское хозяйство, и мне хочется получить новые знания, чтобы применить их в Сирии". Отлично говорящий по-русски Лоренс ас-Сафадди четыре года назад окончил магистратуру в Казанском авиационном институте и с тех пор преподает в сирийском университете: "В первый раз я учился в России по стипендии сирийского правительства, но аспирантуру мне уже не оплатили. Теперь хочу вернуться и закончить учебу по российской квоте". 30-летняя Сюзанна Матю работает бухгалтером в банке, но решила изменить свою жизнь — уехать в Россию и изучать русскую литературу. "Просто мне очень нравится",— стесняясь, отвечает она. "Сюзанна, а ты тоже пришла экзамены сдавать? — удивляется проходящая мимо Светлана Мироу.— Даже не сказала нам". "Она просто фанатка русской культуры,— рассказывает Светлана вместо краснеющей Сюзанны.— На все наши мероприятия приходит, регулярно ездит в Россию, по театрам и музеям там ходит. Даже в лагере на Селигере была в 2013 году". А вот фармацевт Вайет Хамуд собирается изучать менеджмент в России просто потому, что там уже учится ее муж.

Образовательный экспорт


Заполняя анкету на портале Russia.study, абитуриент выбирает направление подготовки — и ему предлагают список подходящих вузов, из которых он может выбрать шесть. После отборочных испытаний досье кандидата направляется первому из списка, если тот отказывается — второму и так далее. Если претендента никто не берет, вуз для абитуриента выбирает Минобрнауки. На практике до этого не доходит — российские вузы крайне заинтересованы в иностранных учащихся. И в международных рейтингах, и в мониторинге эффективности Минобрнауки есть важный критерий о количестве зарубежных студентов и аспирантов. Считается, что иностранцы выбирают самые качественные вузы, известные и за пределами страны.

Но в случае с Сирией этот пункт может и не сработать — далеко не все абитуриенты смогли сделать осознанный выбор вуза. Очень многие указывают, что хотят учиться в университетах Адыгеи, Алтая, или, наоборот, Ярославля — просто выбирают первые или последние в предложенном списке. "К сожалению, российские вузы не умеют рекламировать себя за рубежом,— признает Алексей Фролов.— Ну подумайте сами, какие наши университеты сейчас может знать молодой сириец? Несколько советских еще брендов — МГУ, СПбГУ, РУДН — да парочку региональных, где учился отец или дядя. Это большая беда, что наши вузы не экспортируют свои образовательные услуги. Если бы они регулярно читали лекции за границей, участвовали в выставках, рекламировали свои лаборатории и общежития, то иностранные граждане шли бы к ним целенаправленно". Из опрошенных "Ъ" сирийских абитуриентов самый осознанный выбор вуза сделал юрист Исса Мукарвир, который собирается изучать международные отношения в Сочинском государственном университете: "Я подумал, что раз в этом городе недавно проходили Олимпийские игры, то там будет комфортно жить".

Фото: Александр Черных, Коммерсантъ

Экзамены в Дамаске идут три дня — за это время в Российском культурном центре сдали тест 344 человека. Свои результаты сирийские абитуриенты узнают в конце следующей недели. Тем, кто из-за военных действий не смог приехать в Дамаск, Россотрудничество предложило в конце июля пройти экзамены заочно, по Skype. Этой же возможностью могут воспользоваться и сирийские беженцы, которые сейчас проживают на территории других стран. На дистанционный экзамен зарегистрировались уже 226 человек. Для граждан Сирии в этом году запланировано около 300 бюджетных мест в российских вузах, но, если талантливых абитуриентов окажется больше, в Россотрудничестве обещают взять всех.

Александр Черных, Дамаск


Материалы по теме:

Комментировать

рекомендуем

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение