Коротко


Подробно

Фото: РИА Новости

Московская мечеть оказалась слишком отдельной

Что происходит с уголовным делом против имама "Ярдяма"

Защита имама московской мечети "Ярдям" Махмуда Велитова, обвиняемого в оправдании терроризма, обжаловала его домашний арест. Для Москвы это беспрецедентное дело сразу по нескольким причинам: речь идет о единственной автономно существующей мечети города, и уголовные дела по "террористическим статьям" никогда еще не возбуждались в отношении столь высокопоставленных столичных религиозных деятелей. "Ъ" разобрался в том, что стоит за уголовным делом имама Велитова.


"Давления такого уровня тут раньше не было"


Попрошайки рассаживаются вдоль улицы Хачатуряна в Отрадном уже в 10:00 пятницы. На главную молитву в мечеть "Ярдям" всегда приходит много народа, заполняющего весь внутренний двор мечети и ее главный зал,— есть у кого просить милостыню. С утра 15 июля у входа в мечеть уже дежурят несколько машин полиции, омоновский автобус и группа оперативников в штатском. Двое патрульных в форме стоят на входе, проверяя металлодетекторами сумки и рюкзаки верующих. Бдительность полиции неслучайна. Прошел слух, что несколько исламских активистов планируют сразу после пятничной молитвы начать сбор подписей в защиту имама Махмуда Велитова, на прошлой неделе ставшего фигурантом уголовного дела об оправдании терроризма.

Для Москвы дело имама Велитова, находящегося под домашним арестом, уникально. Обвинения руководителей религиозных учреждений по "террористическим" статьям привычнее видеть на Северном Кавказе, чем в столице. По данным следствия, уголовно наказуемые высказывания он допустил в нескольких интервью, записанных на видео, и во время проповеди. Правда, все это произошло еще в 2013 году, отмечает его адвокат Дагир Хасавов, и три года уголовное дело расследовалось в отношении "неустановленного лица". Трудно представить, что следователям понадобилось три года, чтобы понять, кто запечатлен на видео: имам Велитов хорошо известен в мусульманской общине Москвы. Руководитель программы "Религия, общество и безопасность" Московского центра Карнеги Алексей Малашенко говорит, что в деле имама переплелись интриги внутри мусульманской общины столицы и взятый государством курс на ужесточение борьбы с терроризмом, "попытки унифицировать ислам, оказывая давление на тех, кто отклоняется от официального курса, как Велитов, в столице случались всегда, но давления такого уровня тут раньше не было".

"Похоже, Велитова решили взять в оборот"


Имам Махмуд Велитов относится к старой школе имамов: он оканчивал легендарное медресе Мири-Араб в Бухаре, как и президент Чеченской Республики (2003-2004) Ахмат Кадыров, муфтий Азербайджана Аллахшукюр Пашазаде и председатель Совета муфтиев России Равиль Гайнутдин. В мусульманском сообществе столицы о нем отзываются как об опытном и уважаемом богослове. В списке именитых выпускников авторитетного медресе он стал первым потенциальным экстремистом. Фабула уголовного дела звучит так: в 2013 году на Youtube появилось интервью Велитова, посвященное убийству исламского активиста и члена признанной в РФ террористической партии "Хизб ут-Тахрир" Абдуллы Гаппаева, в котором Велитов и допустил высказывания, заинтересовавшие следствие. Адвокат Дагир Хасавов добавляет: "Еще в деле фигурирует проповедь имама, в которой он тоже отзывается о Гаппаеве. Но не как о члене какой-то партии, а просто как о мусульманине". По его словам, перед молитвой кто-то из прихожан передал имаму записку с просьбой помянуть убитого, что тот и сделал.

Вопрос о Гаппаеве для того злосчастного видеоинтервью имаму Велитову в 2013 году задал исламский активист и друг убитого Гаппаева Али Чаринский. Правоохранительные органы его самого тоже связывают с "Хизб ут-Тахриром", но в полноценные юридические претензии это пока не оформилось. Али Чаринский довольно активно участвует в общественной жизни мусульман. Например, он в 2015 году стал заявителем митинга в Москве против карикатур на пророка Мухаммеда, опубликованных в журнале Charlie Hebdo. Митинг запретили, поэтому аналогичный митинг состоялся в итоге Грозном, а господин Чаринский продолжил в социальных сетях освещать случаи нарушения прав мусульман. Никто не знал, что записанное им интервью в итоге выйдет всем боком.

Алексей Малашенко из Московского центра Карнеги говорит, что дело против имама может вырасти в историю с разоблачением целой московской ячейки "Хизб ут-Тахрира". Крупные уголовные дела в отношении членов этой запрещенной организации в последнее время не редкость. Как отмечали авторы доклада о применении антиэкстремистского законодательства из центра "Сова", в 2015 году приговоры им становились все суровее — в среднем члены запрещенной организации получали около десяти лет. В прошлом году было вынесено пять приговоров в отношении 15 человек в Уфе, Самаре, Челябинске и Дагестане. "Московским силовикам тоже нужно показывать, что они работают, особенно в свете ужесточения антитеррористического законодательства, того же "пакета Озерова--Яровой". Я считаю, что Велитова этим интервью крупно подставили, теперь сделав частью этой борьбы", — считает Алексей Малашенко. В окружении самого имама Велитова так и говорят: "Очень похоже, что люди из этой организации решили взять Велитова в оборот. У него два инсульта было, он человек довольно резкий и искренний".

Меценат


О мечети "Ярдям" стоит сказать, что это единственная московская мечеть, построенная в новейшие времена без какого-либо участия государства. Мечеть на Поклонной горе в 1995-1997 годах строили по совместной инициативе московских властей и Духовного управления мусульман европейской части России. Мечеть "Ярдям" возводили по инициативе и на деньги исламского мецената Ряшита Баязитова. Владелец строительных фирм Баязитов всегда был важной фигурой в татарском сообществе. Построив в 1996 году "Ярдям", он сам стал председателем одноименного религиозного объединения, которое управляло мечетью. При этом оно было включено в состав Духовного управления мусульман Сибири (Омского муфтията). Как объясняет знакомый Баязитова, это было связано с тем, что предприниматель поддерживал плотные связи именно с этим муфтиятом, строил в Сибири мечети, а религиозное законодательство позволяет религиозной общине иметь любое подчинение вне зависимости от региона. "Это позволяло соблюдать относительную независимость от главных столичных религиозных организаций вроде Духовного управления мусульман (ДУМ РФ; создано в 2014 году на базе Духовного управления мусульман европейской части России.— "Ъ")",— говорит собеседник "Ъ". С годами "Ярдям" и вовсе вышла из подчинения каких-либо религиозных объединений, став полностью независимой. Как объясняет глава центра "Сова" Александр Верховский, законы этого не запрещают даже после недавних изменений в части законодательства о миссионерской деятельности. "Достаточно того, что это официально зарегистрированная религиозная структура, она не обязана подчиняться каким-то крупным объединениям",— говорит он. В итоге мечеть "Ярдям" много лет оставалась единственной автономной мечетью в Москве, где у населения вообще сложное отношение к мечетям.

"Мечеть неоднократно вызывала вопросы"


Претензии к "Ярдям" у силовиков и "официального" духовенства копились давно. Сразу после задержания имама Велитова имам Московской соборной мечети (юрисдикция ДУМ РФ) Ильдар Аляутдинов заявил, что "Ярдям" существует обособленно, а порядки в ней не всегда соответствуют нормам ислама. На это адвокат Велитова Дагир Хасавов уже заявил "Ъ", что планирует подать к Аляутдинову иск о защите чести и деловой репутации подзащитного. Тем не менее об автономной мечети в Отрадном часто рассказывают, что в ее дворе периодически можно было слышать речи некоторых прихожан, призывавших к радикальным действиям. Первый заместитель председателя ДУМ РФ Дамир Мухетдинов подтверждает: "Мечеть неоднократно вызывала вопросы. В новостях мелькало, что на ее территории звучали небогоугодные призывы, которые не пресекались. Нужен иной порядок ответственности и подготовки имамов для защиты от экстремистов, которые пока не находят должного отпора от проповедников".

"Мечеть не может нести ответственность за то, что происходит за ее стенами,— считает председатель Духовного управления мусульман Москвы и Центрального региона России Альбир Крганов.— Угроза, что туда придут вербовщики, существует всегда".

На пятничной молитве 15 июля проверить радикальность прихожан "Ярдям" сложно. Проповедь имама, вынужденно замещающего арестованного Велитова, сводится к необходимости быть терпимым ко всем. Махмуд Велитов через адвоката передал сторонникам, что от сбора подписей в его защиту лучше обойтись. Когда в толпе появляется автор злосчастного интервью с имамом Али Чаринский, оперативники тут же устремляются к нему. Они считают, что идея со сбором подписей принадлежит именно ему. Исламский активист в серой майке и кроссовках New Balance пытается отмахиваться от оперативников: "Какие провокации? Вы больше провокаций сами устраиваете". Потом он признается: с таким повышенным вниманием сотрудников МВД он сталкивается впервые, хотя ему и прежде приходилось бывать на опросах в полиции. Он уже знает, что на допросах Велитова активно расспрашивали о нем и о связях с "Хизб ут-Тахриром".

Конец автономии


Все опрошенные "Ъ" эксперты и религиозные деятели сходятся в одном: уголовное дело в отношении имама Велитова, дойдет оно до суда или нет, уже точно положит конец аномальной для столицы автономии мечети в Отрадном. "Я думаю, что и уголовное дело против имама во многом связано с внутренними процессами в религиозных учреждениях. Сейчас в Москве не может существовать автономной мечети, она должна быть включена в официальную иерархию",— говорит исламовед Малашенко. Источники в самой мечети только так и объясняют уголовное дело в отношении Махмуда Велитова. "Это все обычная попытка забрать и переподчинить мечеть",— говорит сотрудник мечети, попросивший не указывать его имени. С наибольшей вероятностью "Ярдям" придется влиться в состав умеренного и "официального" ДУМ. Первый зампред ДУМ Мухетдинов на вопрос "Ъ" о том, будет ли мечеть включена в состав управления, отвечает уклончиво. "Было бы верно, чтобы мечеть в столице входила в состав ДУМ РФ. Мы видим, что творится в Ницце, в Париже. Когда в таком мегаполисе, как Москва, существует мечеть, которая не координируется с властями, это не может не вызывать беспокойства как у правительства Москвы, так и у силовых ведомств",— рассуждает он. Вполне возможно, добавляет господин Мухетдинов, что в ближайшее время в правительстве Москвы будет принято решение о передаче мечети в управление одной из официальных религиозных структур.

Когда пятничная молитва в "Ярдям" 15 июля заканчивается, прихожане, наспех собрав молельные коврики, идут к выходу. За воротами мечети оперативники в штатском продолжают обсуждать теракт в Ницце и напряженно всматриваются в лица всех, кто выходит им навстречу. Сотрудник пресс-службы мечети, услышав, как Али Чаринский с друзьями обсуждают перспективы защиты имама, берет его под руку. "Не надо, пожалуйста, ничего обсуждать в мечети",— торопливо говорит он, пока тащит исламского активиста к выходу.

Григорий Туманов


  • Всего документов:
  • 1
  • 2

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение