Коротко

Новости

Подробно

3

Фото: Юрий Мартьянов / Коммерсантъ   |  купить фото

«Вся нагрузка уйдет на большие автоматизированные центры»

Гендиректор «Почты России» Дмитрий Страшнов о реформе отрасли

от

В этом году в России заработал Почта-банк — совместное предприятие российской почты и ВТБ, создание которого гендиректор ФГУП «Почта России» Дмитрий Страшнов называет ключевыми шагами при реорганизации отрасли наряду с акционированием предприятия. Немецкая почта прошла реформу за 18 лет, но в России процесс завершится быстрее, рассказывает в интервью “Ъ” ДМИТРИЙ СТРАШНОВ.


— Недавно возобновилась дискуссия о сокращении нормы беспошлинных покупок для россиян в интернет-магазинах за рубежом. Речь идет о снижении с установленного сейчас лимита €1 тыс. в месяц до €22, как, в частности, предлагает Федеральная таможенная служба (ФТС). Другие ведомства предлагали снижение до €500, €200 и €150. Видели ли вы анализ того, какая в итоге должна быть норма?

— В настоящее время существующий порог беспошлинных покупок позволяет с использованием нескольких паспортов импортировать почтой коммерческие партии товаров. Хотя, по нашей информации, доля таких коммерческих партий пока не превышает 1% от всего объема, это может представлять угрозу российскому розничному рынку, развитию тех интернет-магазинов, которые сегодня ввозят партии как груз, растомаживают его и дальше уже занимаются дистрибуцией внутри страны. Вопрос изменения нормы ввоза и возник по инициативе локальных розничных игроков.

Если будет €500, поменяется ли ситуация? Наверное, нет. Однако если мы говорим о €22, а это в основном европейская практика, то такой порог усложнит жизнь добросовестным покупателям товара из-за границы. На €22 можно купить какую-то безделушку, наверное чехол для айфона. Если мы говорим об одежде, то эта сумма отсекает достаточно большую номенклатуру товара высокого качества. Это удар по людям. Тут и вопрос возрастающей нагрузки на ФТС, и на почтовую администрацию. Так как это большой процессинг таможенных сборов с каждой покупки стоимостью больше €22. Это может повлиять на сроки доставки. Даже если мы максимально упростим эту схему и оплата будет проходить в отделении почтовой связи при получении товара, все равно это лишняя операция, это лишнее время в отделении почтовой связи.

Тут следует учесть и еще один аспект. Корректировка таможенных барьеров должна проводиться в рамках Таможенного союза (ТС.— “Ъ”). Введение любого одностороннего порога приведет к перетоку почтового и логистического бизнеса к нашим партнерам по ТС. Мы просто начнем кормить импортеров Казахстана и Белоруссии.

Дискуссия продолжается уже не первый год. Мы готовы к любому сценарию. Но с точки зрения здравого смысла и интересов потребителя я думаю, что это должна быть сбалансированная сумма, позволяющая людям пользоваться зарубежным интернет-магазином. Где-то от €250 до €500.

— В конце мая планировалось совещание у Аркадия Дворковича по проблемам интернет-торговли, но было отменено. Обсуждение того, какой должен быть беспошлинный порог, подходит к финалу?

— Мы вряд ли можем быть инициаторами обсуждения. Скорее всего, планировался разговор за круглым столом всех заинтересованных сторон, мы одна из них.

— Нет еще такого предположения, что уменьшать эту сумму до выборов не будут. А уже после выборов, осенью, спокойно будет принято решение.

— Думаю, это не вопрос конъюнктуры, в том числе и выборов. Тут речь идет о защите российского потребительского рынка, и с точки зрения интересов экономики все понимают, что это делать нужно. Это как раз европейский путь.

— В прошлом году на сайте Российской общественной инициативы более 100 тыс. граждан РФ проголосовали против того, чтобы власти меняли лимит беспошлинных покупок. Чиновники на совещаниях об этом вспоминают?

— Я не думаю, что такие публичные опросы дадут объективную картинку. Человеку, который пользуется интернет-торговлей, покупает на €50–150, эта проблематика не близка. Активность на таких форумах проявляют люди, которые кровно заинтересованы в том, чтобы получить или сохранить какую-то определенную преференцию для своего бизнеса. Надо, безусловно, учитывать настрой той или иной группы населения, но я бы очень аккуратно относился к этому голосованию.

— Власти хотят ускорить таможенное оформление грузов, идущих на экспорт. Как это будет выглядеть на деле?

— На экономическом форуме в Петербурге мы подписали с ФТС соглашение об упрощении таможенного оформления товаров, вывозимых за рубеж. Например, предприятия, применяющие упрощенную систему налогообложения, при оформлении экспортируемых товаров смогут использовать в качестве декларации на товары документы, применяемые Всемирным почтовым союзом. Предусмотрен электронный обмен данными между «Почтой России» и ФТС, а это позволит выпускать товары через таможню автоматически, без участия и присутствия отправителя.

С этим соглашением мы создаем эффективную работающую конструкцию, которая не просто расширит доступ российскому производителю или интернет-магазину на зарубежные рынки, но и усилит их позиции в набирающей обороты электронной торговле.

— В 2015 году «Почта России» увеличила чистую прибыль на 28%, а выручку — на 6%. Само предприятие связывает результат с повышением эффективности и выработки сотрудников, но в отрасли есть мнение, что это связано в том числе с включением в отчетности источников, которые ранее туда не входили. Можете пояснить?

— Наверное, кому-то сложно принять наши результаты. Но правила бухгалтерской отчетности не поменялись ни в 2013-м, ни в 2014 и 2015 годах.

— Вы начали консолидировать финансовые результаты новых контрактов либо структур, например, новых «дочек»?

— Нет. Банк — это единственная дополнительная дочерняя структура, которая появилась в 2015 году, ООО «Почтовые финансы», которое приобрело акции банка. По стандартам отчетности 50% минус 1 акция, которые у нас есть, не позволяют консолидировать результаты банка в нашу отчетность. Вот только когда от банка пойдут дивиденды, которые мы ждем в ближайшем будущем, естественно, вот тогда мы будем добавлять их в доход. Других источников дохода нет.

— Какой прогноз на текущий год по выручке? Каково будет влияние кризиса на результаты «Почты России»?

— Дискуссия о кризисе в стране затянулась. В 2013 году мы впервые задумались, что происходит с макроэкономикой. Были достаточно оптимистичные прогнозы. В 2014 году, к сожалению, прочувствовали определенный негативный тренд, но одновременно с этим мы прекрасно понимали, что для нас кризис — это возможность усилить наши позиции на рынке. Для хорошей компании кризис — это не только вызов и проблемы, но и возможность, и я думаю, что в определенной степени «Почте России» эту возможность удалось реализовать.

С 2013 года у нас ежегодно идет прирост по выручке, хотя год был для предприятия сложный, нам приходилось в пожарном порядке разбираться с тем, что мы увидели, проходить высокий сезон. Это была самая сложная, самая важная задача, чтобы не допустить новых заторов. При этом нам удалось уже в 2013 году закрыть год в плюсе, это была небольшая величина, около 20 млн руб., что оказалось гораздо лучше бюджетного прогноза, который делали наши предшественники. Бюджет был минусовым, мы смогли перевести наши показатели в позитивную зону. С 2014 года мы перестали получать дотации от государства.

Но 2014–2015 годы — это уже цифры другого порядка с учетом того, что мы перестали получать дотации, что мы с 2013 года планомерно повышаем заработную плату сотрудникам, а, как вы понимаете, если растет фонд заработной платы, чистая прибыль сокращается.

Первый квартал 2016 года мы идем с опережением прошлого года на 18% по выручке. Динамика обещающая, но определяющим периодом будут третий—четвертый кварталы. Надеюсь, что 2016 год будет не хуже, чем 2015-й. Фактически три последних года мы идем по нарастающей, я думаю, что это очень хороший тренд, который показывает, что команда работает эффективно.

— The Boston Consulting Group (BCG) предлагала почте сократить персонал до 276 тыс. человек к 2023 году. Каков текущий план по оптимизации персонала, в том числе в 2016 году?

— Это цифра из нашей стратегии, которую мы делали совместно с BCG. Это наше видение численности сотрудников «Почты России» на этот период времени. При этом у нас ни в этом году, ни в прошлом, ни в позапрошлом году не стояла задача по сокращению персонала. Любая оптимизация численности происходит в первую очередь за счет автоматизации процесса. До 2018 года будет построено семь сортировочных центров, будет пересматриваться политика в отношении сортировочных узлов по железнодорожным перевозкам, будем пересматривать роль почтамтов, которые тоже были загружены еще пять лет назад. Я думаю, вся нагрузка уйдет именно на большие автоматизированные центры, и мы действительно окажемся в ситуации, когда нам не нужно будет столько людей, которые руками сортируют, пытаются разгрести эти посылки.

Вместе с тем у нас остается потребность в персонале на уровне сети почтового отделения. Но сюда необходимо набирать молодежь, способную работать с мобильными терминалами и новыми программами, которыми мы снабжаем почтальонов.

Однако здесь нужно понимать, что процесс оптимизации численности сотрудников «Почты России» накладывается на процесс естественного оттока. У нас сегодня около 30% сотрудников — это люди пенсионного или предпенсионного возраста. В ближайшие три—пять лет они будут уходить. По нашим расчетам, к 2028 году на пенсию уйдет до 40% работающих сегодня сотрудников, что приведет к дефициту кадров около 60 тыс. человек. Поэтому одновременно мы будем набирать людей, но это будут уже специалисты нового поколения, способные работать со сложным программным обеспечением, различными автоматизированными системами.

В итоге в 2023 году мы совершенно естественно, без каких-то программ по увольнению, придем к величине около 270 тыс. человек, которых будет достаточно для эффективной работы предприятия.

Единственным исключением из этого правила является аппарат управления, на оптимизацию персонала которого мы сознательно идем. Сотрудников аппарата стало на 20% меньше.

— Когда начнется объединение филиалов ФГУПа?

— Мы сейчас меняем структуру управления, часть функций передается из центра в макрорегиональные подразделения. Туда же будет передаваться часть функций из регионов. Мы хотим, чтобы в регионах у нас в большей степени были люди, которые работают с населением, клиентами, занимаются продажами и продвижением услуг, а не администрированием, отчетностью и какими-то вопросами, связанными с организацией рабочего процесса. При этом все это уходит на уровень макрорегионов, то есть тыл становится объединенным, а из центра мы передаем полномочия принятия решений, направленные на какие-то региональные программы, в том числе программы, связанные с финансированием, с кадровой работой. Раньше все это решалось в центре, и поэтому зачастую скорость принятия решения и получения ответа на запрос от регионов занимал несколько месяцев. Из-за передачи части функций из центрального аппарата на уровень макрорегионов и происходит оптимизация его численности.

— Можно, заходя в систему ФГУП «Почта России», сейчас сделать карьеру?

— Сделать карьеру везде нелегко. Зачастую непросто на уровне почтамта либо регионального отделения увидеть этого прекрасного, талантливого почтальона и вытащить его наверх. Тем не менее такое происходит по Москве. Мне известно, что когда в почтовое отделение приходят совершенно молодые ребята, они просто меняют его работу. В пиковые часы, когда собираются очереди, они выходят в зал и разговаривают с клиентами, разводят по разным окнам, оказывают какие-то дополнительные услуги, даже не через окошечко. Это потрясающий опыт, и это радует.

В рамках стратегии мы продолжаем повышение заработных плат. Если в 2013 году средняя зарплата была на уровне 15,5 тыс. руб., то после последнего повышения, с апреля этого года, средняя зарплата на «Почте России» составляет 21 тыс. руб. Мы должны быть конкурентными во всем, в том числе и в возможности привлекать кадры. С точки зрения нематериальной мотивации использование инновационных технологий и автоматизация процессов делают работу действительно интересной.

— Изменится ли количество почтальонов? Как будет эволюционировать эта профессия?

— В отличие от традиционного, устаревшего образа, сегодня наши почтальоны выполняют функцию курьера по доставке посылок или мелких пакетов. В большинстве регионов почтальоны не только доставляют пенсию домой, они обслуживают клиентов: оснащенные мобильными терминалами, предлагают новые продукты, принимают коммунальные платежи, проводят оплату, а в сельской местности еще приносят и продукты питания. Поэтому требования к квалификации почтальона постоянно растут. В будущем это будет высококвалифицированный сотрудник, который дистанционно на дому может оказывать спектр услуг, включая банковские.

Что касается количества почтальонов, оно тоже будет меняться. Мы серьезно озабочены эффективностью работы почтальонов, связанной с холостыми проходами по маршрутам. Одно из решений — динамически изменяемый маршрут, когда почтальон идет только туда, куда нужно сделать доставку, а не следует по маршруту, по которому он ходил 20 лет. Сегодня мы проводим тестирование работы мобильных групп, оснащенных транспортом по доставке почтальонов в узловые точки маршрутов, что позволяет им выполнить свою работу за 1,5–2 часа вместо обычных 4–6 часов. Этот же принцип закладывается в новую систему управления глобальной почтовой логистикой. Это дает нам возможность составлять динамические маршруты в зависимости от потребности каждого дня, а не гонять полупустые фуры, маршрутки лишь потому, что мы привыкли так ездить.

— Минкомсвязь предложила сократить сроки доставки писем в пределах населенного пункта РФ с пяти суток в 2015 году до двух суток в 2020 году, между городами с восьми до пяти суток и между любыми населенными пунктами с 30 до 10 суток соответственно. Это реалистичная задача?

— Эти сроки, безусловно, с нами обсуждались. Да, это амбициозная задача, но сроки реалистичны. Сегодня мы уже по определенным параметрам, определенным категориям региональных доставок эти сроки выполняем. Они близки к срокам, которые на сегодняшний день существуют у большинства почтовых администраций Европы.

— Рассматриваете ли вы идею доставки посылок с помощью беспилотных летательных аппаратов — дронов, квадрокоптеров?

— Мы будем это тестировать. Если это будет экономически эффективно и будут возможности получить разрешение на эксплуатацию воздушного судна, которыми они теперь признаны, то такие сценарии возможны. Я не думаю, что это будет альтернативное решение «последней мили» и все курьеры будут заменены дронами, но в каких-то регионах такой формат доставки возможен. Я себе пока слабо представляю, каким образом эти дроны будут доставлять посылки, допустим, в плотно населенных регионах, таких как Москва. Скорее всего, в ближайшем будущем это не очень большая ниша, связанная с доставкой либо медикаментов, либо критически важных для жизни запчастей в труднодоступные территории, там, где по-другому довезти невозможно.

— За последние годы появились сотни небольших компаний, специализирующихся на доставке деловой корреспонденции. Планируете с ними конкурировать?

— Конечно, мы с ними конкурируем. К сожалению, качество нашей работы в прошлом способствовало возникновению большого количества таких компаний. В городе массовая доставка экономически эффективна, а как только вы выезжаете из города, хотя бы за 5 км в сельскую местность,— она уже убыточна. Массовая рассылка на региональном уровне планово убыточна. Мы как назначенный оператор, предоставляющий универсальную услугу по всей территории России, вынуждены конкурировать с такими маленькими компаниями, которые выигрывают тендеры в городах. Иногда известны такие случаи, когда в тендерах прописываются условия, которые просто лишают «Почту России» возможности даже участия в них. Происходит распределение либо корпоративных бюджетов, либо государственного бюджета среди маленьких компаний, при этом «Почта Россия» все равно развозит те же самые отправления по всей территории региона, по РФ, не получая за это никаких компенсаций. Здесь есть конфликт, который в новой редакции закона об услугах связи может быть снят.

— Недавно Генпрокуратура проверяла «Почту России». Что было предметом проверки и какой ее результат?

— Генпрокуратура проверяла контракты, связанные с малым и средним бизнесом, а также исполнение системы закупок. Получен предварительный отчет от Генпрокуратуры, серьезных нарушений нет. Мы подсчитали, что у нас в среднем ежегодно проходит 1,5 тыс. проверок, включая даже Министерство культуры. К проверкам мы готовы.

— В Минкомсвязи ходят слухи, что вы можете покинуть компанию в ближайшее время. Можете прокомментировать?

— Слухи о том, что я могу покинуть компанию, начались через день после моего прихода в «Почту России» и возобновляются с периодичностью раз в квартал. Последнюю версию я не слышал, если честно. А по какой причине, вы не уточняли?

— Якобы вы отсутствовали на форуме ОНФ. Вы отсутствовали?

— Да, конечно. Принимал это решение совместно с министром (главой Минкомсвязи Николаем Никифоровым.— “Ъ”), потому что там был министр, а я в это время был в Китае на важном международным форуме, где мы в том числе подписали соглашение с Почтой Китая.

— С момента вашего назначения говорили о том, что для вас это гражданский миссионерский заход. Как изменилось в течение трех лет ваше ощущение относительно продолжительности вашей миссии?

— Моя работа на «Почте России» остается не только возможностью реализовать свой профессиональный потенциал, но правильным шагом, который является серьезным мотиватором. Когда понимаешь, что в большой, сложной, инертной компании можно проводить изменения и показывать хорошие результаты, это сильно мотивирует любого управленца, который попадает в сложную для него, непривычную сферу. У меня эти ощущения остаются. Почтовая реформа — это реформа не года, не двух, не трех. На самом деле, приведу пример, что немецкая почта прошла путь реформ за 18 лет. Это не значит, что 18 лет необходимо ждать «Почте России». У нас этого времени просто нет.

Мы для себя на уровне нашей команды определили точку невозврата. Когда у нас будет критическая масса пользователей нашими услугами, которые почувствуют разницу между прошлым и настоящим, тогда мы будем считать, что эту точку невозврата мы прошли. Очень важно сделать еще несколько принципиальных шагов по этому пути к точке невозврата. Один из них мы сделали: возможность предоставлять банковские услуги в нашей сети, и второй шаг — это акционирование.

Введение механизмов корпоративного управления — гарантия того, что при любой смене руководства, будучи акционерным обществом, формирование управленческой команды будет происходить исходя из критериев профессионализма, эффективности и способности людей показывать результаты. Это будет коллегиальная оценка совета директоров, куда войдут представители правительства и администрации, авторитетные представители бизнеса. Изменения в правовой форме предприятия дадут определенные гарантии того, что к управленческой команде со стороны совета директоров будет серьезное внимание и ей будут ставиться амбициозные бизнес-цели.

— Есть подвижки по акционированию «Почты России»?

— Подвижки есть. Мы привели в порядок имущественный комплекс по этому критерию, а он является основным для того, чтобы начинать этап акционирования, «Почта России» готова к акционированию. На сегодняшний день более 80% объектов имущественного комплекса уже в собственности РФ. Мы продолжаем работать над выявлением объектов, которые потенциально либо не оформлены, либо уже на стадии потери для почты. За последние три года мы нашли и вернули под контроль «Почты России» больше 6,5 тыс. объектов. С нашей стороны готовность достаточно высокая, проект законов в Госдуму был внесен, диалог с депутатским корпусом на сегодняшний день выстроен достаточно эффективно, на те вопросы, которые нам задаются, мы находим возможность дать исчерпывающий ответ. Так как закон является правительственным, надеюсь, что Минкомсвязь инициирует его рассмотрение в Госдуме в осеннюю сессию.

— Как вы проводите замеры удовлетворенности вашими услугами?

— У нас по определенным категориям есть замеры, связанные с качеством выполняемых услуг, окончательный их формат сложится, когда будут изменения на уровне отделений почтовой связи (ОПС— “Ъ”). В этом году мы запускаем новые форматы ОПС, до конца года будет 250 отделений, в будущем году — 500. Будем выходить на 1–1,5 тыс. и будем их масштабировать. Думаю, что в следующем году мы начнем измерять NPS (Net Promoter Score, индекс потребительской лояльности.— “Ъ”). Нужно сопоставлять себя не только с операторами связи, но и, предположим, с РЖД. За три года мы не потратили ни одного рубля на рекламные кампании. Мы специально этого делать не стали, потому что нам важно не делать разрыв между воспринимаемым качеством и реальным качеством.

Если говорить про претензии на сроки доставки и сохранность почтовых отправлений, то за последние три года мы зафиксировали снижение таких претензий почти в пять раз.

— Какова стратегия ФГУПа в интернете? И за сколько купили домен pochta.ru у медиахолдинга РБК?

— Точную цифру не назову, но она вполне рыночная. Главное для нас в работе с интернетом, в том числе и при организации собственного портала «Почты России»,— это сервисная составляющая, каждый желающий может создать личный кабинет и пользоваться больших набором услуг.

Электронная коммерция — самый большой драйвер роста на горизонте пяти лет. У нас есть мобильные приложения, которыми пользуются более 600 тыс. человек в месяц. Они позволяют отслеживать посылки, находить ближайшие почтовые отделения и оценивать их работу. И на сайте, и в мобильном приложении доступна популярная опция трекинга, к которой ежедневно обращаются 300 тыс. человек.

Мы обновили наш портал, ежедневно его посещают до полумиллиона уникальных пользователей, не менее 12 млн в месяц. Мы говорим о предоставлении финансовых услуг, будем принимать решения по оплате части услуг, представляемых на почте, через мобильные телефоны.

— Списывать с баланса абонентского счета?

— Да. Сейчас мы также будем рассматривать системы мотивации персонала, операторов путем зачисления на их баланс бонусов и премий в режиме онлайн после предоставления ими услуг потребителям.

— Планировалось открывать интерфейс программирования приложений на вашем портале, чтобы российские онлайн-магазины могли отправлять вам заказы на доставку товаров. Как это будет работать?

— В идеале мы видим некий комплексный продукт для любого желающего продавать через интернет свою продукцию, когда он может, не приезжая в почтовый офис, онлайн, через наш портал, зарегистрировать свою компанию, получить все необходимые услуги помимо доставки, в том числе оплату своего товара, через банковский счет, открытый в Почта-банке, и, соответственно, использовать наш портал для продвижения своего товара в интернете. Я думаю, что это как раз то, что рынку нужно в первую очередь.

— А какова судьба проекта по применению технологии «Почты России» по маркировке радиочастотными метками (RFID) табачной продукции для отслеживания ее оборота?

— Мы решения предложили, они были позитивно восприняты. Это вопрос регуляторов дать старт проектам. Технология достаточно универсальна: сегодня мы говорим о маркировке табачной продукции и любой другой продукции, это позволяет в зависимости от типа меток отслеживать перемещения этих товаров фактически до режима онлайн.

— То есть вы будете стандартизировать использование RFID в России?

— Мы не будем, для этого есть регулятор. Если, допустим, отправление с вложением и метка зашита в упаковку, причем сегодня это стоит меньше 4 руб., то потребитель получает возможность видеть посылку практически при прохождении любого узла, где стоят считывающие рамки.

— Табачники сомневались, что почта может обеспечить скорость отслеживания табачной продукции, потому что, по их мнению, у вас медленнее работает система. И при этом они оценивали свои расходы в 7 млрд руб. минимум…

— Сложно комментировать цифры, которые дают коллеги из табачного бизнеса. Наше решение в несколько раз дешевле и проще. Но опять же вопрос целеполагания: что необходимо, какие задачи будут преследовать заказчики.

— А почта будет инвестировать в разработку системы?

— Мы готовы. Просто делать это под представителей какой-то индустрии нет смысла. Это может быть глобальная система мониторинга. Представьте, если мы вводим некий стандарт, начинаем отправлять посылки с этими метками и при этом интегрируемся с той же системой «Платон», то на территории России мы вообще видим все. Мы считываем всю информацию о том, что находится внутри машины, не пропала ли какая-то посылка не только на наших узловых точках, а еще и на основных магистральных направлениях прохождения со стороны платоновских рамок.

— Недавно компания «Национальный центр информатизации» (НЦИ) выиграла тендер на автоматизацию системы управления заказом «Почты России». Почему проектом занялась компания, которая недавно работает на рынке?

— Это одна из дочерних структур «Ростеха», говорить о том, что «Ростех» имеет небольшой опыт в IT, было бы неправильно. Для нас работа с «Ростехом» наиболее комфортна, во-первых, потому, что это государственная компания и компания, которая обладает колоссальным ресурсом с точки зрения наращивания своей экспертизы, наращивания технологического потенциала, в том числе в области IT. Однако нужно сказать, что те конкурсы, которые разыгрывались и выигрывались, в том числе компанией НЦИ, проходили на открытой основе и абсолютно объективно.

— К проекту разработки системы отслеживания табачной продукции они будут привлечены?

— На общих условиях.

— ФТС планировала снижать расходы на информационные технологии. Будет ли сокращаться ИТ-бюджет «Почты России»?

— В прошлом году стартовал проект разворачивания ИТ-платформы для нашей сети. Она позволит объединить в один 15 программных продуктов, которые висели на устаревших компьютерах и не позволяли операторам быстро обслуживать клиентов. Это беспрецедентная практика — раскатать такой проект на 42 тыс. отделений, в конце 2017 года мы должны его закончить. Создание системы требует больших затрат. Это было сделано, дальше мы просто начинаем это дело масштабировать. При этом ИТ-бюджет — это одна из пяти статей инвестиционного бюджета, который составляет 34 млрд руб. Около 80% этого бюджета — инвестиционные проекты, и не только ИТ, это строительство логистических центров, замена, модернизация и восстановление вагонов, автомобильного транспорта. Это инвестиции в новые форматы отделений почтовой связи, в ремонт. В этом году будет открыто 500 таких отделений, столько же — в следующем. Покупка банка. Вот основные статьи затрат.

— В 2015 году встал вопрос о переносе сроков строительства логистических сортировочных центров (ЛСЦ), а также оптимизации расходов на эти цели, ранее планировавшихся в 25,1 млрд руб. Насколько снизятся инвестиции?

— Мы сокращаем расходы, но это не означает, что мы останавливаем их запуск. При общей корректировке бюджета в сторону уменьшения мы, возможно, увеличим скорость разворачивания, получим более интересное современное технологическое решение.

— Вы говорили, что будет введено семь ЛСЦ до 2018 года. В каких городах они будут построены и в каком порядке?

— Мы говорили о том, что в конце этого года будем запускать Казань, у нас на очереди, уже в работе, строительство центров в Новосибирске, Ростове и дальше в Хабаровске. И финальный — Екатеринбург.

— А в Санкт-Петербурге не будет?

— В Петербурге уже есть центр. Мы сделаем апгрейд технологии, поставим более современное оборудование.

— Землю вы уже приобрели под эти объекты?

— Под большинство объектов вопросы, связанные с оформлением земли и взаимоотношением с государством и собственниками земли, решены. Мы выходим на площадки, которые будут наиболее интересными, в зоне аэропортов, в непосредственной близости от взлетно-посадочных полос.

— Насколько все-таки будет скорректирован бюджет на ЛСЦ и какой он?

— Без учета вложений во Внуково у нас по остальным шести логистическим центрам общие инвестиции составят 20–23 млрд руб. Исходя из площади ЛСЦ в 40 тыс. кв. м с учетом стройки и оборудования на эти цели уходит до 4 млрд руб. Пропорция расходов на стройку и оборудование — 50х50. Например, в Хабаровске у нас будет площадь ЛСЦ — 15 тыс. кв. м.

— Как выполняется контракт Toshiba в сортировочном центре во Внуково?

— Контракт выполняется отлично, в проекте Toshiba является интегратором. Сейчас почтовые технологии достаточно универсальны: можно поставить сортировочную машину голландского производства, письмосортировочную машину поставить японскую, но важно, чтобы в целом работал единый комплекс. До конца текущего года мы завершим работы, связанные с установкой оборудования. После этого центр во Внуково будет работать на полную мощность, обрабатывать до 1 млн посылок в сутки.

— Он будет полностью загружен?

— Да. Мы понимаем, что этот центр нам крайне необходим, чтобы пройти сезон 2016 года. Те предположения, которые мы делали в начале 2014 года, легли в основу стратегического развития бизнеса, по сегменту международных посылок они идут опережающим темпом. Задача к 2018 году полностью сформировать мощную логистическую структуру по сортировке международки, что позволит нам чувствовать себя уверенно на горизонте пяти лет. Сегодня наша стратегия по вводу семи федеральных сортировочных центров, которые позволят закрыть потребности рынка на территории всей страны, подтверждается.

— Есть ли у «Почты России» конкретные планы по наращиванию сети Почта-банка? Обсуждали ли чиновники с вами задачу по увеличению проникновения банковских услуг, в том числе в сельской местности, что требовали и от Сбербанка?

— У нас не было обсуждений на эту тему. Несколько лет назад, когда мы говорили, что необходимо создавать такой финансовый институт на базе сети отделений почты, это звучало в унисон с позицией государства в отношении проникновения базовых почтовых услуг, доступных большому числу населения. Поэтому здесь не было необходимости что-то обсуждать, мы эту политику разделяли и сегодня просто приступаем к ее реализации. Безусловно, по разворачиванию банковских окон у нас существует программа, до конца года мы планируем предоставлять услуги более чем в 3,5 тыс. ОПС, сегодня — уже 600. Динамикой мы довольны, наши коллеги действительно работают очень интенсивно, есть ощущение, что мы из этих планов не выбьемся. Мы формируем сеть банковских отделений, где будет представлен весь спектр банковских услуг, включая возможность получения потребительского кредита.

— Какой план по развертыванию сети на более длительный срок? А через год сколько?

— Около 8 тыс. И всего 18 тыс. отделений до 2018 года.

— У Почта-банка появятся кредитные продукты помимо потребкредита? Например, ипотека, автокредит?

— Я не исключаю, что появятся. Мы можем поддержать масштабные федеральные программы, в том числе и государственные. Когда расширим покрытие банковской сети.

— Какова позиция ФГУПа относительно микрофинансового бизнеса, сотрудничавшего с почтой? Нужно ли его развивать теперь исключительно через Почта-банк?

— Микрофинансирование — это определенный имиджевый и социальный риск для государственного банка при сегодняшнем отсутствии внятных регуляторных правил в этом сегменте. Я не уверен, что это тот бизнес, которым сегодня должен заниматься почтовый банк.

— Принципиально не будете развивать эти услуги, или пока еще думаете?

— Мы не принимали решения этим заниматься, и я думаю, что такое решение в ближайшее время на повестке не стоит.

— Почта традиционно имела доход от агентских операций для участников финансового рынка. С появлением Почта-банка вы этого дохода лишились. Какой объем вы потеряли и как быстро планируете это возместить?

— Доходы от агентских продаж других банковских продуктов были незначительны — они составляли около 100–200 млн руб. в год. Наши отношения выстраивались по принципу одноразовых комиссий. Здесь же только от инфраструктурного платежа Почта-банка мы получим около 800 млн в текущем году, а до 2023 года он составит 47 млрд руб.

Два месяца, которые прошли с момента запуска банка, показали, что динамика разворачивания банковских операций на нашей сети достаточно высокая, и мы ожидаем хороших результатов.

— Ваш партнер по Почта-банку ВТБ сам ушел из Крыма в связи с наличием у него украинского банка. Насколько позиция «Почты России» как государственного игрока совпадает с позицией ВТБ? Как активно вы можете и в какой перспективе начать осваивать Крымский полуостров?

— Правильно назвали: государственный игрок, значит, позиция «Почты России» будет такая же, как позиция государства. Существуют определенные моменты, которые необходимо взвешивать. Сегодня в Крыму создан отдельный ГУП «Почта Крыма», с которым у нас очень плотные отношения и которому мы оказываем консультационные услуги и помогаем в создании собственной базы, в том числе материальной.

Что касается присутствия Почта-банка в Крыму, этот вопрос не может обсуждаться без наших партнеров, ВТБ, поскольку, как вы знаете, с точки зрения финансовой отчетности результаты Почта-банка должны консолидироваться с результатами группы.

Интервью подготовил Владислав Новый


ФГУП "Почта России"

Company profile

Создано распоряжением правительства 5 сентября 2002 года на базе департамента почтовой связи Минсвязи. Входит в перечень стратегических предприятий. С 6 апреля 2013 года передано из ведения Россвязи в ведение Минкомсвязи. В составе ФГУПа находятся 82 региональных филиала, Главный центр магистральных перевозок почты, служба экспресс-доставки EMS Russian Post и другие подразделения. Во всех регионах страны работает около 42 тыс. почтовых отделений. Общий штат — около 290 тыс. человек. Ежегодно "Почта России" принимает около 2,5 млрд писем и обрабатывает около 194 млн посылок, обслуживает около 20 млн подписчиков в России, которым доставляется 1 млрд экземпляров печатных изданий в год. Ежегодный объем трансакций, которые проходят через "Почту России", составляет 3,5 трлн руб. (пенсии, платежи и переводы). Всего почта оказывает свыше 80 услуг, включая доставку пенсий и пособий, подписной прессы, продажу потребительских товаров, прием коммунальных и прочих платежей. Чистая прибыль в 2015 году выросла на 28%, до 1,58 млрд руб.; выручка — на 6%, до 148,9 млрд руб.

Страшнов Дмитрий Евгеньевич

Личное дело

Родился 31 мая 1967 года в Москве. Окончил МГТУ имени Баумана по специальности "новые технологии и материалы" (1991), получил степень MBA в бизнес-школе INSEAD во Франции (1999). В 1991-1992 годах был менеджером экспортного отдела российско-германского СП по производству компьютеров "Аквариус Системс Интеграл". С 1992 года возглавлял собственную компанию "Дистрайд", работавшую в сфере графического дизайна. В 1994 году возглавил российское подразделение компании Electrolux Home Appliances, отвечал за продвижение брендов Electrolux, Zanussi, AEG в России и Белоруссии. В 2000 году назначен гендиректором Philips Consumer Electronics в России. В 2005 году стал вице-президентом и членом совета директоров европейского подразделения Philips Consumer Electronics. С 2008 года — вице-президент и гендиректор нового подразделения Philips Consumer Lifestyle в России. С апреля 2009 года — операционный директор, с июля 2009 года — президент и гендиректор "Tele2 Россия", вошел в совет директоров группы Tele2 AB. 31 декабря 2012 года покинул Tele2. С 19 апреля 2013 года — гендиректор ФГУП "Почта России".

Комментарии
Профиль пользователя