Турцию готовят к разморозке

Но многие проекты буксуют из-за бездействия самой страны

Правительство уже завтра начнет работать над поручением Владимира Путина о восстановлении экономических связей с Турцией. Однако по наиболее крупным энергополитическим проектам от позиции Москвы в текущей ситуации мало что зависит — мяч во многом на стороне Анкары.

В Белом доме “Ъ” сообщили, что о порядке выполнения президентского поручения по «разморозке» связей с Турцией премьер Дмитрий Медведев объявит завтра на очередном заседании правительства. Формально, очевидно, нужно ждать отмены или коррекции подписанного 28 ноября указа президента о специальных экономических мерах в отношении Турции, во исполнение которых и вводились санкции. Но главы профильных министерств и ведомств уже сегодня начали заявлять о подготовке своих предложений по оживлению отношений, даже тех, которых раньше не было (например, по линии Минприроды). Предложения будут, по данным источников “Ъ”, собираться в аппарате вице-премьера Игоря Шувалова, после чего правительство примет решение об отмене или коррекции «санкционных» постановлений пакетом или по отдельности.

Из выступления Владимира Путина на совещании в Белом доме следовало формально, что он лишь ждет доклада премьера, чтобы после его получения поручить ему эту работу. На практике же, исходя из отсутствия хоть каких-либо возражений у министров (в Белом доме, очевидно, есть противники полной отмены санкций против Турции), вопрос о восстановлении статус-кво в отношениях с Турцией приказано решить как можно быстрее. Глава Минстроя Михаил Мень сообщил, что санкции с турецких строительных компаний могут быть сняты «в достаточно сжатые сроки». Срок принятия решения в поручении президента не был установлен, пояснил вице-премьер Дмитрий Козак, курирующий отрасль, но он предположил, что эта работа будет проделана «в течение одной-двух недель». Вице-премьер Аркадий Дворкович заверил, что решения по снятию продовольственного эмбарго и запрета чартерных рейсов будут приняты «в самые ближайшие дни».

В ноябре 2015 года Владимир Путин, давая поручение разработать специальные экономические меры в отношении Анкары, не называл публично каких-либо направлений запретов. В итоге подготовленные санкции были весьма выборочны и носили несколько протекционистский характер — запрет выездного туризма, чартерных рейсов, а также ввоза сельхозпродукции, страной происхождения которых является Турция (например, мясо курицы, томаты, апельсины, персики). Кроме того, Москва ввела дополнительный контроль в портах в Крыму и Азово-Черноморском бассейне и снизила количество разрешений для турецких автоперевозчиков в России. С 1 января 2016 года введены ограничения по найму турецких граждан и контроль занятости уже работающих, а также частично отменен безвизовый режим. Наконец, правительство утвердило перечень отдельных видов работ, которые с 1 января 2016 года запрещено выполнять компаниям, находящимся под юрисдикцией или контролируемым гражданами Турции. Скорее всего, в течение лета все эти ограничения будут отменены. Внести санкции в законодательство Россия не успела.

Однако перспективы ключевых энергопроектов двух стран зависят в первую очередь от позиции не Москвы, а Анкары. Проект строительства «Росатомом» первой турецкой АЭС «Аккую» после инцидента со сбитым российским самолетом не был официально отменен, хотя источники “Ъ” характеризовали его как «фактически замороженный». Дело в том, что он тормозился и до конфликта Москвы и Анкары, в частности из-за турецкой бюрократии. Для разворачивания активных работ по строительству АЭС нужны поправки к законодательству Турции (например, к местному закону, запрещающему строительство вблизи оливковых рощ). Формально о задержке или срыве сроков пока говорить нельзя: по соглашению двух стран станция должна вступить в строй через семь лет после получения лицензии на строительство, а из-за проволочек с поправками к законам этот документ не мог быть выдан. В «Росатоме» вчера не комментировали перспективы турецкой АЭС.

Второй и самый громкий проект — газопровод «Турецкий поток» — тоже не был остановлен формально. Официально позиция российской стороны осенью 2015 года, когда переговоры фактически прервались, заключалась в том, что Турция должна закрепить в межправительственном соглашении строительство двух ниток общей мощностью 32 млрд кубометров. Проект межправсоглашения был направлен Анкаре, но официального ответа не последовало.

Собеседники “Ъ” с турецкой стороны отмечали, что идея двух ниток на предложенных условиях Турции не нравится, так как неясно, как будет далее поставляться газ по второй нитке в Грецию и какова будет позиция Еврокомиссии. Официальные переговоры по этому вопросу так и не начались, поскольку в Турции тогда сменялось правительство. Собеседники “Ъ” с российской стороны допускали, что не вполне понятные опасения Турции относительно позиции Еврокомиссии (ведь риск в любом случае брал бы на себя «Газпром») были лишь предлогом для затягивания переговоров, а на деле Анкара была прежде всего заинтересована в том, чтобы «Газпром» дал скидку на газ местной Botas. Монополия отказывалась это делать до тех пор, пока не будет заключено межправсоглашение. После заморозки проекта Botas пошла с требованием снижения цены в Стокгольмский арбитраж (впервые в истории российско-турецких газовых отношений), разбирательство продолжается. Вероятно, если переговоры по проекту возобновятся, они должны будут включать в себя и вопрос цены на газ.

На данный момент, по словам собеседников “Ъ” в «Газпроме» и правительстве, ясного понимания относительно хода работ по «Турецкому потоку» нет. «Поскольку на момент прекращения переговоров мяч был на стороне Турции, турки первыми должны сигнализировать о возобновлении интереса»,— считает один из собеседников “Ъ”. Ключевым вопросом, как и раньше, должно стать межправсоглашение. Дискуссии о второй нитке теперь, возможно, пойдут легче после того, как «Газпром» подписал меморандум с греческой DEPA и итальянской Edison о строительстве газопровода в Италию ITGI Poseidon (включен в список приоритетных проектов ЕС). С технической точки зрения, если стороны договорятся и Турция выдаст необходимые разрешения, еще предстоит решить вопрос с укладкой морского участка. Хотя «Газпром» долго платил неустойку итальянскому подрядчику Saipem, в итоге контракт был расторгнут, два судна-трубоукладчика ушли из Черного моря, а компании теперь судятся в арбитраже. Реинкарнация «Турецкого потока» помогла бы уладить спор, но для поиска свободных трубоукладчиков может потребоваться время, особенно в случае, если Saipem получит подряд на прокладку Nord Stream 2.

Евгения Крючкова, Дмитрий Бутрин, Юрий Барсуков, Владимир Дзагуто

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...