Коротко


Подробно

Фото: Наташа Разина / Коммерсантъ   |  купить фото

Отчет с балансом

Вагановская академия отыграла выпускной концерт

Вагановская академия представила свой выпускной концерт сразу в двух столицах — сначала в петербургском Мариинском театре, а вчера и в московском Кремле. На 274-й выпуск со дня основания и третий, который опекал в качестве директора Николай Цискаридзе, посмотрела ОЛЬГА ФЕДОРЧЕНКО.


Программа для презентации была составлена нестандартно: очередная попытка уйти от дивертисментного построения выпускного спектакля увенчалась полным и безоговорочным успехом. Три акта выпускного концерта убедительно раскрывают даже не столько способности и таланты закончивших балетное образование, сколько блестяще реализуют концепцию директора Академии господина Цискаридзе, заявленную им во вступительном слове перед занавесом: «Подчеркнуть величие нашей культуры». Величие подчеркивалось балетными сценами из опер М. И. Глинки «Жизнь за царя» («Польский бал») и «Руслан и Людмила» (сцена «Волшебные сады Наины»), «Болеро» в хореографии Брониславы Нижинской и «Фея кукол» Сергея и Николая Легатов — Константина Сергеева в редакции господина Цискаридзе. Редко когда программа выпускных спектаклей могла похвастаться гармоничной балансировкой между роскошным характерным танцем, пластическими изысками хореографического авангарда 20-х годов прошлого века и безмятежной классикой!

«Польский» акт «Жизни за царя» в хореографии Андрея Лопухова и Сергея Кореня был возобновлен стараниями характерной примы ленинградской сцены Ирины Генслер. И это возобновление стало истинно кульминацией выпускных вечеров, несмотря на то, что им программа открывалась. Какие страсти кипели в сдержанно-сосредоточенном шествии (королевский полонез) и как залихватски взвивались руки в приветствии; какая танцевальная «дуэль» сопутствовала краковяку, и как «трещал паркет под каблуком» во время высокородной мазурки! Недостаток воспитания проявил лишь сидящий на сцене оперный хор: он напрочь отказывался приветствовать вставанием дефилирующую перед ними королеву. По-хорошему впечатлили характерные солисты (Анастасия Константинова, Роман Малышев, Ксения Осинцева, Егор Геращенко), для которых имперские традиции «большого стиля» есть школа профессионализма. В классическом вальсе одна из прим выпуска Алена Ледях (класс И. А. Ситниковой) с большой экспрессией и практически без помарок взлетала в высоких прыжках и прочерчивала безупречные и смелые диагонали па-де-бурре. Фокинский шедевр почти столетней давности «Волшебные сады Наины» поразил неожиданной танцевальной свежестью. Хореографический дурман отменно навевала Алена Ковалева (педагог Ю. А. Касенкова), чья пластическая точность в деталях и дивная координированность, несмотря на очень своеобычные внешние данные, аттестуют выпускницу как одну из надежд нынешнего года.

«Болеро» Брониславы Нижинской, показанное во втором отделении, вызвало более всего вопросов. Хореографический авангард 1928 года, сочиненный Брониславой Нижинской (и восстановленный Андрисом Лиепой) для гениальной танцовщицы-дилетантки Иды Рубинштейн, впервые показали в Петербурге. Собственно, повод найден, но не смысл. Монологичная история женщины с трудной судьбой, пронизанная открытым эротизмом и томлением плоти вряд ли «идеологически» подходит для программы выпускных спектаклей. Нет, конечно, оканчивающие Академию русского балета — люди весьма просвещенные и, вероятно, опытные. Но все же хотелось бы большего соответствия исполняемой программы теме юности и традиционных «открытых дорог». Но в свете исполненного «Болеро» дорога, казалось, идет лишь в одном направлении: солировавшая Анастасия Яроменко (педагог И. А. Ситникова) больше напоминала пэтэушницу «на раене», нежели роковую незнакомку.

Венчал вечер одноактный балет «Фея кукол» — очаровательная безделушка про пупсиков, зайчиков и оживленных кукол различных национальностей. Господин Цискаридзе мастерски отредактировал балет, убрав музыкальные и танцевальные длинноты, кое-где подсократил вариации или вообще их купировал. Благодаря этой правке (весьма деликатной), «Фея кукол» стала более динамичной и менее затянутой. И огорчительно, что в этом аполитичном балете нашли повод для цензуры: так, из программы дивертисмента исчез номер «Казак и малороссиянка», вместо которого господин Цискаридзе сочинил «Русский танец», не могущий похвастаться яркими художественными достоинствами. Также изъяли «неполиткорректный» танец кекуок в исполнении пары афроамериканцев, который мирно жил в «Фее кукол» с 1903 года. Тем не менее балет является кладезем для балетной школы, и таковым и остался: практически весь состав Академии с наслаждением танцует, играет и самовыражается. Два выпускных Пьеро Павел Остапенко (класс И. В. Новосельцева) и Олег Игнатьев (педагог А. А. Ермоленков) успешно доказали свою состоятельность в прыжках и пируэтах, соревнуясь перед премиленькой Феей — предвыпускной ученицей Элеонорой Севенард, родственницей Матильды Кшесинской, первой исполнительницы этой партии. Так что с традициями и наследием в Академии русского балета все более чем в порядке!

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение