Коротко

Новости

Подробно

8

Фото: Министерство обороны РФ

Бросок на Матуа

Фоторепортаж об острове Матуа и его тайнах. Рассказывает Сергей Агафонов

Журнал "Огонёк" от , стр. 12

Уже больше месяца на маленьком курильском острове, расположенном в самом центре архипелага, работает совместная исследовательская экспедиция Минобороны и Русского географического общества. Почему теперь и почему там?


Сергей Агафонов


Экспедицию в составе 200 человек возглавляет целый вице-адмирал, заместитель командующего Тихоокеанским флотом Андрей Рябухин. Исследовательский отряд укомплектован специалистами широкого профиля — от гидрологов до ботаников, обеспечен приборами, техникой и механизмами. Словом, все всерьез. Что удалось за прошедший месяц, известно из лаконичных официальных сводок: исследовано несколько десятков объектов японских оборонительных укреплений, российский флаг поднят на вершину вулкана Сарычева, который занимает половину острова, взяты пробы почвы и воды, проведена подводная разведка в некоторых локациях, найден остов японского истребителя. Вот, собственно, и все оглашенные публично подробности по экспедиции. Немногословность официальных релизов стала понятна после интервью вице-адмирала Рябухина, появившегося на прошлой неделе: он признал, что на Матуа планируется развертывание подразделений Тихоокеанского флота. Речь, стало быть, не о географии, а о фортификации. И это, как говорится, многое объясняет.

Японские оборонительные сооружения до сих пор поражают масштабами и продуманностью

Фото: Мария Герман, Коммерсантъ

Дело в том, что Матуа, хоть и был в начале XX века прилично населенным островом (здесь жило едва ли не 10 тысяч человек), уже с конца 30-х годов превратился в особо охраняемый военный объект с мощным гарнизоном, численность которого в середине 40-х доходила, по японским данным, до 7-8 тысяч. Что это был за объект, нашим исследователям не понятно до сих пор. Понять и в самом деле трудно: три взлетно-посадочные полосы здешнего аэродрома, выстроенные по розе ветров и обеспеченные подогревом термальных вод, превращали Матуа в уникальную авиационную базу; система оборонительных сооружений, разбросанных по территории на разных высотах и связанных между собой коммуникационными ходами, позволяла говорить о специализации "сухопутной"; а карта глубин, пирсовые линии и предполагаемые скрытые подземные доки указывали на специфику подводных и диверсионных операций императорского флота.

О том, чем был (и остается?) Матуа, гуляет множество легенд. Ну, например, популярная тема — поиск лабораторий химического и бактериологического оружия на острове. Сюжет занятный, но все же, мне кажется, малопродуктивный: такими проектами занимались на материке в Маньчжурии (печально известный отряд 731) и в метрополии на острове Окинотори, расположенном вблизи Кюсю. Если и были лаборатории на Матуа, то занимались они явно другим. Чем — вопрос. И весьма занятный, поскольку по неясным причинам даже самые надежные приборы на острове барахлят и ведут себя странно. Другая история, уже менее известная у нас, но популярная в Азии, повествует о Матуа как о японском Форт-Ноксе — засекреченном хранилище ценностей, захваченных японцами в ходе военных операций в регионе. Слухи, в частности, связывают именно Матуа с так и не обнаруженным до сих пор кладом "малайского тигра" — легендарного генерала Ямаситы, покорившего практически всю Юго-Восточную Азию. Еще один сюжет про Матуа мне приходилось слышать в Южной Корее: там рассказывали, что на самом деле весь остров изнутри пуст, в его чреве развернут чуть ли не целый город, и во время войны именно здесь был подводный хаб не только для японских, но и для немецких подлодок, оперировавших в тихоокеанской зоне. Строили это все якобы подневольные корейцы, которых японские военные потом, чтобы избавиться от свидетелей, топили в баржах в прибрежных водах...

Командующий войсками Восточного военного округа генерал-полковник Сергей Суровикин (на переднем плане) и командующий Тихоокеанским флотом адмирал Сергей Авакянц за развертыванием экспедиции следили лично

Фото: Мария Герман, Коммерсантъ

Чему из этого верить и надо ли вообще чему-то верить, опять же не ясно. Скупой набор фактов, однако, таков. При сдаче острова без боя советскому десанту японский гарнизон составлял около 3 тысяч человек, оружие было сдано только стрелковое, куда делись пушки, зенитные установки, возможно, танки и прочая техника — неизвестно. Вывезти, это мы знаем, не могли. Спрятали? Вероятно. Перед сдачей, по всем приметам, Матуа как секретный объект был законсервирован. Коммуникационные ходы завалены направленными взрывами, хотя даже из беглого анализа того, что оставалось не под завалами, было понятно: и узкоколейка на острове была, и разветвленная дорожная сеть. Сдавал Матуа армейский полковник Уэда. Это тоже важная деталь: сухопутным гарнизоном в 3 тысячи бойцов он руководить мог, но осуществлять координационное командование операциями авиационных, морских и подводных подразделений — точно нет. Значит, его задача была проста: именно консервация объекта.

Хотя на Матуа первая погранзастава появилась уже в конце 40-х, и на острове бывали разные наши люди, тайна курильской крепости осталась неразгаданной до наших дней. Энтузиасты с Камчатки в начале 2000-х организовывали сюда несколько поисковых экспедиций, но, понятно, их ресурс был ограничен. Теперь ресурс другой — государственный. Докопаемся?.. Подробности в материале "Двери должны быть закрыты".

Комментарии
Профиль пользователя