Коротко

Новости

Подробно

Фото: Кристина Кормилицына / Коммерсантъ   |  купить фото

Карта ярких заплаток

Рейтинги

"Review Санкт-Петербургский экономический форум". Приложение от , стр. 22

На Санкт-Петербургском международном экономическом форуме представлен третий Национальный рейтинг инвестиционной привлекательности регионов, разрабатываемый Агентством стратегических инициатив (АСИ). Отсутствие сенсационных провалов в нем — хорошая новость. Тревожной тенденцией является наличие у успехов четко выраженных "границ", совпадающих с границами субъектов РФ: как правило, соседи успешных областей в прямую конкуренцию с лидерами за инвестиции вступать не хотят.


Для всякого постоянно идущего процесса важно не только его развитие в благоприятных условиях, но и стабильность в критических. Представленный на ПМЭФ третий Национальный рейтинг инвестиционной привлекательности регионов Агентства стратегических инициатив, по итогам 2015 года, привлек, как рассказали "Ъ" представители регионов, больше внимания губернаторов, чем предыдущие. Во многом это происходит из-за внимания правительства и администрации президента. Участие в презентации рейтинга первого вице-премьера Игоря Шувалова, помощника президента Андрея Белоусова, первого заместителя руководителя аппарата правительства Максима Акимова, а также, что не менее важно, главы РСПП Александра Шохина от лица "потребителей" региональной инвестпривлекательности уже привычно. Менее привычно то, что Владимир Путин в своем выступлении на ПМЭФ анонсировал осенний "разбор полетов" по итогам рейтинга. Но дело даже не в этом и не в том, что постоянно работающая система привлекает более пристальное внимание, нежели только что запущенная. 2015 год — это год крупнейшего за последние 20 лет инвестиционного спада. Рейтинги инвестпривлекательности регионов за 2015 год и несколько следующих продемонстрируют, в каких регионах проект по улучшению инвестпривлекательности был разовым и в большей степени ориентирован на мгновенный и во многом пропагандистский эффект (это необязательно некачественная работа: для ряда регионов это в 2013-2014 годах была бы вполне рациональная стратегия, если бы не последовавший обвал нефтяных цен), а где система создавалась как постоянная. В первом случае мы будем иметь дело с сильным провалом в рейтинге при больших позитивных изменениях регуляторной среды, во втором — увидим слабое падение.

В целом рейтинг АСИ за 2015 год — это, конечно, отражение очень большой проблемы: по грубым оценкам, в первой группе большая часть регионов. В среднем по РФ ситуация по наиболее обсуждаемой бизнесом теме — группе показателей "Контрольно-надзорная деятельность" — ухудшилась в среднем на 3,3 балла, и лишь 24% регионов РФ реализовали принцип "лучшая помощь бизнесу в кризис — отстать от него с ненужными проверками". Резкого провала показателей, конечно, почти нигде нет, но более трех четвертей российских регионов решили чаще проверять компании, у которых с осени 2014 года проблем стало видимо больше. В группе показателей "Административное давление на бизнес" картина та же (28% регионов давление на бизнес снизили, но не более того). По группе показателей "Финансовая поддержка бизнеса" все предсказуемо плохо, поскольку сократилась государственная финансовая поддержка — вместе с доходами бюджета. Собственно, общероссийская поддержка регионами идеи инвестпривлекательности наблюдается только в реформе регистрационных процедур — по этому показателю, например, в сфере регистрации прав собственности улучшили ситуацию 79% регионов.

Помощник президента Андрей Белоусов, комментируя происходящее, констатировал на ПМЭФ: в 2015 году "бизнес стал гораздо более требовательным к качеству управления, нетерпимым к коррупции" и контрольно-надзорной деятельности. "Мы практически во всех регионах, в том числе лидирующих, получили ухудшение оценки, притом что количество проверок... снижается",— отметил он — но качество проверок ухудшается (по количеству документов, времени работы с компаниями). То же касается и коррупции: "проявления" ее, по словам господина Белоусова, снижаются, но растет чувствительность бизнеса к этим "проявлениям".

Наиболее важно то, что практически не изменилась группа лидеров. "Ъ" накануне презентации рейтинга на ПМЭФ, не будучи знаком с его цифрами, объявил о номинации Сергея Морозова, губернатора Ульяновской области, в премии "Коммерсант года" именно в силу того, что этот регион, согласно статистическим данным 2015 года (которые отнюдь не раскрывают всю картину происходящего с инвестициями в регионах), не слишком сильно просел в инвестпривлекательности. Рейтинг АСИ дал подтверждение этому в цифрах: Ульяновская область опустилась в рейтинге в сравнении с 2014 годом с 5-го на 11-е место, потеряв в индексе всего 7,1 балла из суммарных 254,3. В первой двадцатке лишь Тамбовская область, упавшая с 4-го на 19-е место, хотя бы в какой-то степени может быть описана как жертва "проектного" мышления с точки зрения улучшения инвестпривлекательности. В тройке лидеров изменений нет: это те же Татарстан, Белгородская и Калужская области. Наконец, важно появление в топ-20 рейтинга одного из промышленно развитых регионов — Башкирии: на 20-е место она попала с 40-го.

В сухом остатке испытания инвестпривлекательности регионов — "букет лучших практик", сформированных при усилении конкуренции регионов за инвестиции. Использование МФЦ, систем сканирования бизнес-климата, управления в регионах, сопровождения инвестпроцессов зафиксировано более чем в десяти регионах, и эти практики, как показывает рейтинг-2015, достаточно быстро "спускаются" в нижние строчки рейтинга.

Проблема, собственно, только одна. За три года составления рейтинга АСИ уже вполне достоверно выяснилось, что более или менее содержательная работа над улучшением инвестклимата, заметная в рейтингах не как федеральная тенденция, затрагивает предельно около 40-45% российских регионов. С той же ситуацией, отметим, в 1990-2000 годах сталкивалась в больших масштабах Индия, где неравномерность регионального роста (также реализуемого через инициированную на уровне федерации штатов программу повышения инвестпривлекательности) привела к росту мобильности рабочей силы — но и к социальным проблемам в депрессивных частях страны. Пока рост инвестпривлекательности — это очень "лоскутное" явление: при усилении конкуренции в рейтинге АСИ, вполне отмечаемой Андреем Белоусовым, лишь в единичных случаях (в частности, та же Башкирия) успешная программа привлечения инвестиций в конкретный регион вызывает рост инвестпривлекательности соседних областей. Правительство России постоянно говорит о необходимости увеличения трудовой мобильности, но в определенный момент мобильность будет приводить не только к оттоку населения в города-миллионники, но и к эвакуации населения неудачных областей в соседние регионы. Этот эффект, скорее всего, никто от федерального проекта, частью которого является рейтинг АСИ, не заказывал.

Дмитрий Бутрин, Софья Окунь


Комментарии
Профиль пользователя