Коротко

Новости

Подробно

Фото: Евгений Павленко / Коммерсантъ   |  купить фото

Выживать помаленьку

Тренд

"Экономический форум". Приложение от , стр. 24

Отечественный малый и средний бизнес (МСБ), несмотря на кризис, сумеет выжить, убеждены эксперты, а вот ответ на вопрос, сможет ли МСБ стать локомотивом российской экономики, далеко не так однозначен. Для того чтобы спасти нашу экономику, МСБ должен генерировать более половины ВВП страны (сейчас его доля составляет лишь 20% в лучшем случае), а для этого нужно иметь мощную социальную базу. Однако россияне не слишком заинтересованы в развитии МСБ: множество студентов хотят работать в госорганах и около 90% населения считает, что малый бизнес ненадежен в качестве постоянной работы.


Юлия Чаюн


Кровь любого бизнеса — это кредиты. А рынок кредитования МСБ сокращается второй год подряд. По данным агентства RAEX ("Эксперт РА"), объем выдачи кредитов в 2015 году снизился на 28% по сравнению с 2014 годом, составив 5,5 трлн рублей, а размер портфеля сократился на 6%, до 4,8 трлн рублей. В значительной мере негативная динамика была обусловлена снижением активности крупных банков, в том числе из-за роста рисков в сегменте МСБ.

Александра Ионова, ведущий аналитик рейтингового агентства RAEX, говорит, что в первом квартале 2016 года негативная тенденция в кредитовании сохранилась, однако темпы сокращения замедлились. "Это отчасти связано со снижением базы сравнения. За период с начала года по 1 апреля 2016 года банки выдали субъектам МСБ кредиты на сумму 1,1 трлн рублей, что на 3,5% хуже результатов первого квартала 2015 года. Объем кредитного портфеля за период с первого апреля 2015 года по первое апреля 2016 года сократился на 4%, до 4,65 трлн рублей", — говорит она.

При этом просрочка в кредитном портфеле МСБ достигла максимума с начала ведения официальной статистики ЦБ РФ в 2009 году. На 1 апреля 2016 года просроченная задолженность составила 15% портфеля кредитов МСБ, что на 5,5 п. п. больше, чем годом ранее. Рост дефолтности кредитов МСБ вынуждает банки ужесточать свои подходы к оценке заемщиков, в особенности в части требований к обеспечению. Развитие Национальной гарантийной системы должно смягчить проблему необходимости залогов, однако на текущий момент потенциал гарантийной поддержки еще не проявился в полной мере: в 2015 году лишь около 2% кредитов МСБ было выдано под поручительства региональных гарантийных организаций.

Стоит отметить, что на фоне этого госпрограмма поддержки МСБ на 2016 год была сокращена на 40% и составила 11 млрд рублей. По оценкам Минэкономразвития, сейчас доля МСБ в ВВП страны составляет 20%, а к 2020 году ожидается ее увеличение до 40%. На фоне вышесказанного это заявление выглядит, мягко говоря, чересчур оптимистично.

Но не все эксперты согласны с тем, что МСБ является вечным "мальчиком для битья". Виктор Солнцев, доцент Высшей школы корпоративного управления РАНХиГС, говорит, что в так называемом сегменте МСБ работает около четверти экономически активного населения страны. "Малые предприятия могут работать, и довольно хорошо работают, только как-то не очень хотят платить налоги и показывать в статистической отчетности свои в целом неплохие результаты. На начало 2015 года совокупный годовой оборот малых, микро-, средних предприятий и индивидуальных предпринимателей составил 41,8 трлн рублей, или около 56% ВВП в текущих ценах. Конечно, сравнение оборота и ВВП не совсем корректно, но можно только сказать, что общий оборот всех предприятий в экономике России за тот же год составил 104,3 трлн рублей. Но и тогда доля МСБ в экономике России — не менее 40%. Это уже совсем не "малый" бизнес. Образ "карлика" создается в СМИ, чтобы на его фоне ярко выглядели уже давно "бледно-голубые" фишки крупнейших российских компаний, подешевевшие в три-пять раз за пару лет", — уверен господин Солнцев.

Как маленькому вагону стать локомотивом


То, что малый бизнес выживет, — это факт, так как он живуч, и он выживал даже в плановой социалистической экономике: там тоже и на селе, и в ремонтах, и в ремеслах был малый и относительно успешный бизнес. Вопрос в достаточности веса малого бизнеса в структуре ВВП и занятости населения в нем. А вот здесь и таится корень неопределенности.

По словам Александра Сазановича, руководителя программы "MBA — стратегический менеджмент", профессора бизнес-школы МИРБИС, для того чтобы малый бизнес смог вытащить экономику, он должен был бы создавать не менее половины ВВП страны. "Если малый бизнес будет брать на себя в пределе только 20-25% ВВП, а не 55-60%, то он не то что локомотивом страны, но даже и ее серьезной дополнительной опорой в экономике никак рассматриваться не может. Однако известно, что в США этот уровень достигает примерно 65%, в Польше чуть меньше — около 60%. Значит, потенциально такой вес малого бизнеса возможен. Но сможет ли российский малый бизнес выйти на аналогичные показатели при естественном ходе вещей? Нет, не сможет, и нужны специальные толкающие действия, усилия и программы. Не сможет по ряду субъективных и объективных причин", — говорит господин Сазанович.

Во-первых, для развития малого бизнеса нужна достаточная социальная масса тех людей, которые бы захотели создавать малые бизнесы. По западному опыту их должно быть ни много ни мало, а как минимум каждый седьмой-десятый человек трудоспособного возраста.

"Но более 50% студентов бакалавриата высказываются за то, что они предпочитали бы работать в государственных структурах; из выпускников МВА только более 10-15% планируют открыть стартапы (а ведь именно здесь сосредотачивается наиболее деятельная часть кандидатов для создания новых бизнесов); кроме того, для 90% населения страны характерно неверие в надежность малого бизнеса как в постоянную работу, для них это "времянка", чтобы перебиться. Эти цифры свидетельствуют, что социальный фактор не на стороне малого бизнеса, а социальный фактор — это самый первостепенный и главный фактор", — подчеркивает Александр Сазанович.

Во-вторых, до 30% малого бизнеса — это не обслуживание населения розницей и услугами и не кустарничество, а выполнение заказов от крупного бизнеса — аутсорсинг для крупного бизнеса. Но аутсорсинг экономически целесообразен только тогда, когда аутсорсинговая компания обслуживает одновременно не одно, а целый ряд сходных по потребностям предприятий; тогда у нее возникают эффекты масштаба и опыта и происходит снижение себестоимости. Однако 60% населения РФ проживает не в крупных городах и в значительном отдалении от крупных городов. Это значит, что для 60% экономики РФ аутсорсинг как обслуживание сразу нескольких предприятий, логистически сильно рассредоточенных по пространству, просто нецелесообразен, а для 60% населения этот вид малого бизнеса в принципе недоступен. Это, в свою очередь, означает, что таким предприятиям будет предписана экономикой вертикальная интеграция. А для малого бизнеса РФ будет характерна мера не в 30% за счет аутсорсинга крупного бизнеса, а всего лишь в 18%.

В-третьих, примерно 20% малых предприятий вели деятельность в сфере опта, из них примерно половина занималась импортом западной продукции и оборудования. Однако при столь высокой цене доллара эта продукция подорожала на 50%, и у многих фирм-импортеров выручка также упала на 50-70%. Видимо, половина таких компаний уйдет с рынка, уменьшив число малых предприятий в РФ еще на 5-7%, прогнозируют эксперты. Для развития малого бизнеса его нужно кормить свежими идеями. Именно для этого доля экономики знаний в ВВП западноевропейских стран достигла 35%, а в США — 45%. В России ее доля в ВВП всего 15%. По удельному весу экономики знаний Россия уступает не только 30 развитым, но и 30 развивающимся странам и странам с переходной экономикой.

Рука государства


Эксперты не смогли достигнуть солидарности в оценке того, эффективно ли государство справляется с поддержкой МСБ, однако они более склоняются к негативной интерпретации.

По словам генерального директора аудиторской компании "Уверенность" Максима Гладких-Родионова, пока лично он не может назвать ни одной законодательной инициативы, действительно направленной на поддержку малого бизнеса. "Широко рекламируемая инициатива об ограничении проверок, к примеру, не касается ни оперативно-разыскных мероприятий, ни дознания, ни административных расследований, ни налогового, ни валютного, ни таможенного контроля, ни банковского и страхового надзора, ни проверок пожарной безопасности. Да и ограничения касаются исключительно плановых проверок, то есть никто не помешает любым проверяющим явиться к предпринимателю "по заявлению гражданина". И на деле получается, что, в общем-то, никаких ограничений и нет. Нововведений, ухудшающих положение малого бизнеса, достаточно. Здесь и полномочия банков по блокированию расчетных счетов предприятий, и приснопамятный "Платон", и увеличение количества различной отчетности вкупе с ростом штрафов, и инициатива по замене кассовых аппаратов на те, что передают данные в ИФНС в режиме реального времени", — перечисляет господин Гладких-Родионов.

Комментарии

Рекомендуем

обсуждение

Наглядно

Профиль пользователя