Коротко


Подробно

Фото: Александр Вайнштейн / Коммерсантъ   |  купить фото

«Система сортировки мусора в Москве — пока работа для галочки»

«Гринпис» раскритиковал эксперимент столичной мэрии по переработке отходов

Экологическая организация «Гринпис России» провела ежегодную проверку столичной экспериментальной программы по раздельному сбору и переработке мусора. Результаты неутешительны: зеленые утверждают, что чиновники и мусорщики неправильно организовали процесс сбора отходов. Эксперт токсической программы Гринпис АЛЕКСЕЙ КИСЕЛЕВ рассказал корреспонденту “Ъ” АЛЕКСАНДРУ ЧЕРНЫХ, что большинство горожан до сих пор не заинтересовались сортировкой мусора, поскольку она выстроена неудобно для жителей. В свою очередь, компании, занимающиеся вывозом мусора, утверждают, что строго соблюдают условия госконтракта.


Отчет «Гринпис России» составлен по итогам «общественной проверки» системы раздельного сбора отходов в девяти городских округах. В мае более 200 волонтеров организации попробовали обойти все пункты приема сортированного мусора, которые существуют в Москве.

Ежегодно Москва производит около 5,6 млн тонн отходов (8% отходов всей РФ), из которых 0,77 млн тонн сжигается, остальное вывозится на свалки. Столичные власти проводят эксперимент по переработке мусора с 2012 года: тогда в Юго-Западном округе выбрали подрядчика, который в течение 15 лет должен собирать, сортировать и утилизировать отходы. К 2015 году эксперимент был расширен до девяти городских округов, а утилизацией занялись выигравшие тендер компании «МКМ-Логистика», «Эколайн», «Хартия», МСК-НТ и «Спецтранс». Запланировано, что в девяти экспериментальных округах в 2013–2029 годах столица потратит на «обращение с отходами жилого сектора» 142,6 млрд руб. При этом исполнители контрактов должны построить объекты по сортировке и переработке отходов мощностью не менее 218 тыс. тонн в год и запустить их в 2018 году. В «Гринпис России» подсчитали, что на данный момент исполнители госконтрактов уже получили 13,9 млрд руб. Экологи уверяют, что эти деньги были потрачены нерационально.

Всего в городе должно быть установлено 1124 точки раздельного сбора отходов, однако волонтеры «Гринпис» смогли проверить только 680 адресов. «До 30% пунктов активисты просто не смогли добраться, потому что их расположение и график работы крайне неудобны,— объяснили в “Гринпис”.— Это ставит под сомнение их доступность для обычных горожан». Из оставшихся 780 точек, заявленных на сайтах компаний-операторов, 68 просто не существовали, 12 оказались давно заброшены, а 62 «работают некорректно».

Всего в городе можно найти четыре способа организации раздельного сбора, указывают экологи. В девяти городских округах установлено 75 стационарных пунктов для всех видов отходов, доступных 24 часа в сутки (в прошлом году их было 14), 488 отдельных контейнеров для пластика и 14 — для стекла (в 2015 году таких не было вовсе). Еще в городе действуют 57 мобильных пунктов приема отходов и 4 пункта, работающих по расписанию.

«Безусловно, с предыдущего года количество пунктов увеличилось в разы. Но в целом это произошло только благодаря массовой установке контейнеров для пластика»,— заключают в «Гринпис». По мнению экологов, система сбора и переработки отходов в Москве должна быть организована совершенно по-иному.

Эксперт токсической программы Гринпис Алексей Киселев — в интервью “Ъ”


— Опишите ситуацию с раздельным сбором отходов в столице. В чем основные ошибки городских властей?

— Первая, самая главная ошибка — когда компании за счет города используют так называемые мобильные пункты. Это такой небольшой грузовичок, «Газель», который едет по своему маршруту несколько раз в неделю. Останавливается в определенной точке, стоит там от 20 минут до часа, потом едет дальше. Предполагается, что люди должны узнать о маршруте и времени остановок, а потом со своими рассортированными отходами дойти до грузовичка, который, скорее всего, далеко находится от его дома.

Понятно, что это катастрофически неудобно: у людей есть свой график, который может и не совпадать с расписанием мобильного пункта. Но главное, обычный человек может и не узнать никогда, что у него в районе где-то есть такой мобильный пункт. А если бы он каждый день видел контейнеры для раздельного сбора в своем дворе, то задумался об их использовании.

Второй не очень хороший вариант — установка полумобильных будок. Это такой пункт приема отходов, который работает несколько часов в день, там сидит человек, которому ты все приносишь. Но здесь опять же проблема графика: житель дома приходит с мусором, а будка закрыта. Он ведь не понесет его домой, а выкинет где-нибудь.

Эти варианты скорее отталкивают людей от идеи раздельного сбора отходов, чем помогают. Вообще, нет ничего более мешающего, чем разовое или ограниченное во времени мероприятие.

— А как должно быть?

— Возможность сдать рассортированный мусор должна быть постоянной, чтобы войти в привычку. В девяти округах Москвы, где идет сейчас эксперимент по внедрению раздельного сбора, всего насчитывается 13,7 тыс. контейнерных площадок для мусора. Они-то и должны стать основой для раздельного сбора: к каждой из них надо добавить стационарные пункты для разного типа отходов. Эти пункты должны быть 24 часа в сутки доступны для всех жителей, которые проживают рядом. Чтобы человек мог хоть ночью вынести рассортированный мусор, если ему так удобнее.

Надо дать обычным людям возможность рассортировывать мусор, а потом стимулировать их к этому. Например, в городе Любляны, столице Словакии, сортированный мусор вывозили с придомовых площадок каждый день, а обычный — два раза в неделю. И людей это стимулировало: за очень короткий срок стали сортировать до 60% мусора.

Вы не поверите, как часто люди задают один и тот же вопрос: «А как вы докажете, что мы сортируем не напрасно? Может быть, потом все в одну кучу скинут опять». Так вот нет лучшей агитации за раздельный сбор, чем чистые и регулярно вывозимые контейнеры. Люди это видят.

— Вы доносили эти идеи до городских властей или компаний?

— Бизнесу и мэрии мы это объясняем последние 15 лет. Компании говорят нам, что у них не хватает денег госконтракта на установку и обслуживание стационарных пунктов, поэтому они используют эти «Газели». И одновременно жалуются, что заполняемость маленькая, мусор не сортируют. Но чего удивляться: людям неудобно ходить к вашей машине, вот она и не загружена. А если поставить пункты сбора возле дворовых мусорных контейнеров, то люди привыкнут к ним, начнут сортировать больше и чище, и вы получите намного больше вторсырья. Вы сможете объезжать эти пункты прессующим мусоровозом и в любом случае сэкономите: сможете заменить приемщиков и водителей «Газелей» одним сотрудником.

Понятно, что можно бесконечно ссылаться на условия контракта, на финансовые трудности, но ведь должен же быть здравый смысл и желание выполнить поставленную задачу? Пока получается работа для галочки по большому счету.

Вообще, здесь мэрия сделала хорошее дело: заключила с компаниями долгосрочный контракт, а это условие стабильности. Бизнес ведь понимает, что у них теперь есть длинные деньги, которые можно вложить в сортировку и переработку. Создали тебе все условия — так просто сделай свою работу качественно. Но нет, почему-то не делают. Это алогично. Я просто не понимаю, почему так происходит.

— А что говорят московские власти?

— А у мэрии тоже стандартные ответы: мол, раздельный сбор непонятен москвичам, а полученное вторсырье некуда продавать. Когда глава департамента природопользования Москвы Антон Кульбачевский говорит, что ему непонятно, куда девать это сырье, ну это ужас просто. Чиновники не знают, что у нас колоссальная недозагрузка перерабатывающей отрасли: по пластику нехватка 50% от необходимого, даже макулатуру все ищут. Со сбытом проблем нет: вот в Петербурге принимают даже те виды полимеров, от которых обычно все отмахиваются. Но и их удается перерабатывать.

— Но, может быть, в гигантской Москве действительно сложно наладить систему переработки отходов?

— Москва у нас вообще находится в уникальной ситуации. Мы уверены, что она всего за шесть лет сможет выйти на 80% переработки, это очень высокий уровень. Дело в том, что в столице уже существуют мощности, которые можно задействовать для переработки органических отходов. У нас на очистных сооружениях стоят установки по переработке органики в биогаз, который можно будет использовать как топливо. То есть задел уже есть. Об этом знают многие люди из правительства Москвы, но почему это не используется — у меня нет ответа. При этом в следующем году у нас в Подмосковье планируют построить еще один мусоросжигательный завод. Хотя действительно не перерабатываемых отходов максимум 20% от всего городского мусора.

Представитель ООО «Хартия»:

Работа «Гринпис» в данном направлении нам знакома, но она никак не влияет на исполнение ООО «Хартия» условий госконтрактов — компания их полностью выполняет. Один из пунктов контракта по СВАО четко описывает инфраструктуру раздельного сбора отходов: сбор должен быть организован посредством «стационарных, полумобильных и/или мобильных пунктов». Мы досконально выполняем данное требование. Пункты приема у нас работают пять дней в неделю по восемь часов в день (понедельник, среда, пятница — с 7:00—15:00, суббота и воскресенье — 9:00—17:00) Опыт показывает, что этого время, наиболее удобное жителям — по дороге на работу и весь день в выходные. Ведь человек, вернувшийся вечером и зашедший в квартиру, вряд ли пойдет на улицу только лишь для того, чтобы сдать мусор. Основной объем мусора мы выносим из жилища утром по дороге на работу или в социальные учреждения. Такие пункты, по факту, являются стационарными. Это не будки на колесах (как пишет «Гринпис»), а обустроенные пункты, установленные на постоянном месте, утвержденном местными властями с постоянно вывешенным графиком работы, правилами сортировки мусора. Мы нашли применение и мобильным пунктам, и ,пока, от них не отказываемся. Они удобны тем, что курсируют пять дней в неделю по району. На сайте компании, в местной прессе, а так же в регулярно развешиваемых информационных листовках прописан график и маршрут их движения, можно выбрать наиболее близкую к дому точку и сдать отсортированный мусор практически не выходя из двора. Кроме того, мобильные пункты обслуживают адреса, где установка других пунктов еще не согласована. Т.е, мобильные пункты являются серьезным подспорьем в процессе создания инфраструктуры раздельного сбора в вверенных округах. У нас сейчас появилась и новая услуга — люди, накопив рассортированный мусор, могут вызвать такую машину к себе во двор. Естественно, бесплатно. Пока что, это эксперимент — мы пытаемся определить критерии целесообразности выезда машины исходя из количества сдаваемого сырья. Но это, несомненно, является шагом навстречу к комфорту населения и стимулированию оного к раздельному сбору.

Также, во вверенных нам районах на площадках для сбора ТБО установлены и отдельные контейнеры для сбора пластика — 882 единицы в двух округах. Мы начали с самой агрессивной фракции, с пластика. Его вывозят отдельными мусоровозами по субботам. Сбор идет довольно активно. Там же установлено 26 бункеров для сбора стеклобоя. Работа по данному направлению продолжается и совершенствуется.




В мае 2015 года департамент ЖКХ и благоустройства столичной мэрии обещал «провести дополнительную проверку» прошлогоднего обращения экологов. «По каждому выявленному нарушению в соответствии с положениями государственных контрактов будут применены штрафные санкции»,— заявили тогда в департаменте. Информацию об итогах этой проверки найти не удалось.

Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение