Коротко

Новости

Подробно

4

Вне санкций

Знаменитый итальянский винодел Лодовико Антинори о винном бизнесе

"Стиль Италия". Приложение от , стр. 20

Во времена, когда перекрестные санкции России и Запада не щадят очень многие сферы традиционного экономического сотрудничества, есть сфера, которой они не коснулись. Это винный бизнес. И знаменитые на весь мир марки, в том числе самые дорогие, продолжают продаваться и радовать гурманов так же, как и дюжину лет назад, несмотря на кризисы и геополитические изменения.

Это касается прежде всего марки Antinori, названной по фамилии старейшей аристократической семьи Тосканы, которая уже более 600 лет производит вина из числа самых известных в Италии. В 1385 году основатель династии Джованни ди Пьеро Антинори вступил в гильдию виноделов Флоренции Arte Fiorentina. С тех пор вот уже 26 поколений семьи Антинори занимаются виноделием. Их семейная резиденция — палаццо Antinori в самом центре Флоренции с семейным гербом и даже с титулом маркизов. Вино, произведенное в кантинах благородных флорентинцев, было хорошо известно еще в XVI веке и уже в те времена было оценено по достоинству далеко за пределами Италии. В 20-е годы прошлого века дом Антинори стал официальным поставщиком королевского Савойского двора. Сегодня традиции семьи продолжают братья Лодовико и Пьеро Антинори. В 1970-е годы маркизы Антинори были в числе главных инициаторов и участников итальянского "винного прорыва", "тосканской революции" на международном рынке, подарившей миру такие вина, как Tignanello и Solaia.

— Лодовико, где выращивается виноград для ваших вин?

— В Тоскане и Умбрии в собственности дома находится почти 1,4 тыс. га виноградников, мы осваиваем и новые интересные участки в Соване и Маремме, где живет много состоятельных россиян. Возделываем виноградники в Пьемонте, Пулье, Ломбардии, за пределами Италии — в Калифорнии: в винодельческих зонах Атлас-Пик и долина Напа. А также в Вашингтоне, Чили, Новой Зеландии, на Мальте и в Венгрии.

— Вы сделали очень много для того, чтобы итальянское вино стало эталоном во всем мире. Как вам это удалось?

— Семейный бизнес развивался на протяжении многих веков. Ведь мы с XVI века поставляем вино за пределы Италии. Уже в XIX веке вина Антинори можно было купить в Нью-Йорке, Лондоне, Буэнос-Айресе и Сан-Паоло. В 1908 году Антинори выпустили первое игристое вино, созданное по традиционному французскому методу. Композитор Джакомо Пуччини тогда написал нашему предку своему другу Пьеро Антинори: "Слышал я, вы сделали очень аристократичное шампанское". Эти традиции и рецепты бережно хранились веками.

Правда, когда мы с братом возглавили компанию, пришлось приложить немало усилий, чтобы привести в порядок разрозненные винодельческие предприятия семьи, централизовать бизнес, поставить его на современные рельсы, строить новые заводы. Мы пригласили на работу одного из лучших специалистов в мире по шампанским винам — Люсьена Шарлеманя, и это сделало наши марки еще более узнаваемыми и известными. Мы плотно занялись технологическим усовершенствованием производства. К примеру, ввели в обиход чаны из нержавеющей стали, начали использовать малолактическую ферментацию для красных вин взамен устаревающего метода говерно, стали практиковать ранний сбор белого винограда. 1970 год ознаменовался появлением Tignanello — вина, которое сегодня является символом инноваций и качества. К 1980-м годам мы были в числе первых четырех производителей Galestro — легкого белого вина небольшой крепости, продолжали экспериментировать с французскими сортами и материалами для бочек. И тогда некоторые наши кьянти получили DOCG — высший статус в классификации итальянских вин.

— С чего началось ваше знакомство с Россией?

— Наше вино в Россию мы поставляем с 2003 года. Но Россия со мной с самой молодости. Мою первую девушку звали Наталья, мы жили тогда в США. Она открыла для меня российскую культуру, и мне всегда нравились русский характер, русская речь. Когда я слышу ее по радио, в такси, она кажется мне мелодичной. И мне не нравятся страны, где все жалуются на кризис, а в России так не делают: у вас все движется. Помню, пару лет назад, вроде бы в очередной кризис, я продавал вино Masetto на аукционе Sotheby`s. Купили русские: покупатели приехали перед подписанием контракта, посмотрели на условия хранения, проверили все технологии досконально. Это поразительно, ведь еще несколько лет назад в России никто на это внимания не обращал.

Фото: Sepp Spiegl/Ropi/ZUMA Wire/Kommersant Photo

— Какое место в России вам больше по душе?

— Санкт-Петербург, это город для души. Впервые я побывал там в 1987 году, в те времена, когда это было практически невозможно. Я получал визу в Женеве и уже не помню, сколько простоял за ней в огромной очереди. Сейчас я бываю в Санкт-Петербурге каждые два года: он богат историей и в этом схож с любимой Флоренцией. Поэтому я часто приезжаю в Петербург именно в погоне за искусством: посетить все музеи, дворцы, встретиться с молодыми художниками. Еще я восхищаюсь религиозностью вашего народа, меня впечатляют ваши церкви — их так много.

Я считаю, что путешествия важнее университетов. Вот недавно я летал в Сочи, снова был свидетелем того, как там все расширяется, модернизируется. Это было для меня неким стимулом. А если бы я сидел в Италии в кресле перед телевизором и рассуждал о Сочи, даже не зная толком, где это, была бы совсем другая история.

— В апреле к Крыму побывала группа итальянских виноделов, приглашенных в Россию для консультаций об оптимизации винного производства. Вашему дому открытие виноградников в Крыму не интересно?

— С учетом многочисленных обязательств, которые мы имеем в других частях мира, для нас проект "Антинори Россия", пожалуй, преждевременен. Из южнороссийских вин могу отметить вино под названием "Ренессанс" из винодельни "Раевское", которое, как мне показалось, чем-то отличается от других. Мне рассказали, что в Крыму производят игристые вина хорошего качества, бережно храня старинные традиции, не утраченные в советский период. Это понятно: французское шампанское всегда любили в России.

— Как изменились продажи вин вашей марки в Россию в связи с кризисом последних лет?

— Мы сейчас сосредоточились на продажах в страны Европы и понемногу в страны Северной Америки. США, Швейцария, Германия — наши главные рынки. Раньше в Россию уходила примерно четверть от общего объема наших вин. К счастью, вино не подпадает под санкции, поэтому нам не приходится, как некоторым другим производителям продовольствия, искать пути их обхода. Но вы правы: из-за санкций в экономическом плане обе наши страны потеряли значительную часть очень важного для обеих бизнес-обмена, который до этого отлично функционировал, а сейчас частично заторможен. Стало гораздо труднее поддерживать прежние, оптимальные, на мой взгляд, отношения, и это не способствует развитию экономики ни одной из двух стран. Думаю, впрочем, что эта фаза замедления деловых отношений преходяща и через очень короткое время коммерческие связи с вашей страной вновь начнут развиваться.

— А как себя чувствуют сегодня знаменитые итальянские виноградники?

— Как ни странно, у виноградников Италии сейчас очень неплохие времена — во многом благодаря успешной судьбе итальянского просекко. Кризис, кажется, затронул этот сектор минимально. Экспорт продолжает успешно расти — это касается и объема продаж, и прибыли.

Несколько лет назад я долго выбирал участок под винодельческое хозяйство Tenuta di Biserno на красивейших холмах в Верхней Маремме в Тоскане, там я нашел идеальное сочетание климатических условий и уникального почвенного состава. Микроклимат местности как нельзя лучше подходит для создания вин международных сортов: каберне фран, санджовезе, каберне совиньон. Солнце, прекрасный ландшафт, легкий морской бриз — все это наилучшим образом влияет на качество винограда. В некоторых наших винах, например Insoglio, можно ощутить солоноватые ноты: хотя виноградники находятся в 12 км от побережья, почва пропитана этой солью на века. Представляете, море отражает солнце, и это распространяется примерно на 10 км прибрежной территории, создавая особенный микроклимат. Это очень влияет на качество и, соответственно, на цену. И в своем хозяйстве я отошел от принятых норм: когда 1 га в час обрабатывают 30 человек, у меня это делают 60 человек. Это поистине ювелирная работа, которая позволяет создавать исключительные вина и оправдывает их достаточно высокую стоимость.

— Сколько сейчас стоят дорогие элитные вина?

— Самые дорогие в мире вина, по моим данным, сейчас выпускают в Бургундии. А возьмем, к примеру, наше достаточно дорогое вино Lodovico. На выходе с кантины оно стоит €120, далее наценка зависит от стран-импортеров и их таможенных акцизов (60% в европейских странах, 45% в США). В Китае отменили налог на вино, и очень многие коллекционеры поступают хитро: покупая редкое элитное вино, ввозят его тайно в исламские страны или Россию, где налоги намного выше, и реализуют уже по совсем иным расценкам.

— Какие вина пользуются наибольшей популярностью в мире и в России?

— Sassicaia или супертосканское Tignanello до сих пор являются мегабрендами. Ornelaia — пример итальянского вина, которое стало хорошим тоном и почти полностью заменило вина "Бордо" на деловых ужинах. Я знаю, премиальные вина чаще всего уходят на деловые подарки и взятки, например популярные Biserno и Insoglio. Не только в России. Из Милана их заказывают адвокаты и доктора, причем по три раза в год. Вообще-то причины, по которым в одном месте вино продается, а в другом — нет, могут быть самыми неожиданными. Например, в Палермо была одна наша точка, где просто улетало дорогое игристое, и никто не мог понять, в чем секрет. Оказалось, что магазин был напротив тюрьмы: родственники и друзья отбывающих срок членов мафиозных семей покупали ценный презент перед визитом в тюрьму.

— Ваше любимое вино?

— Il Pino di Biserno 2007 года, которого уже нет в продаже. К 2013 году в наших фамильных погребах это вино достигло идеальной зрелости и стало бестселлером: за три месяца разошлась вся партия. В его вкусе оттенки дерева и поджаренных кофейных зерен. Но самое главное — это тона ежевики, спелой вишни и цветов, просто восхитительно! Виноград собирают только вручную. После ферментации готовое вино выдерживается в бочках из английского дуба около полугода. Для понимания таких вин хороша вертикальная дегустация: нужно попробовать хотя бы три разных года, чтобы почувствовать изменение вкуса.

— Вы, как и любой итальянец, наверное, гурман. Какое у вас любимое блюдо?

— Не поверите, но это довольно простая, крестьянская закуска: редька, политая оливковым маслом, на куске запеченного белого хлеба. Так же и с напитками. Например, белое вино "Маунт Нельсон Совиньон Блан" 2012 года лучше пить на пляже, рыбача на берегу, а не в шикарном ресторане. Роскошь — в простоте.

Беседовала Ляйсан Юмагузина


Комментарии
Профиль пользователя