Коротко

Новости

Подробно

4

Фото: ncca.ru

Слили под корень

ГЦСИ и Росизо приговорили жить вместе. Людмила Лунина видит в этом большую потерю

Журнал "Огонёк" от , стр. 38

История про то, как группа энтузиастов развивала в России современное искусство и у них все получилось


Людмила Лунина


Решение Министерства культуры о слиянии Росизо и ГЦСИ наделало много шума. Обыски в ГЦСИ, которые случились на минувшей неделе, и допросы руководства породили "криминальную версию" слияния. Сторонники экономической целесообразности видели тут свою логику: можно сэкономить на общей бухгалтерии и юридическом отделе, использовать сообща площади ГЦСИ и транспортное, багетное, реставрационное подразделения Росизо, проводить выставки. Но, как известно, дьявол в деталях. Компании — это же не только аббревиатуры. За ними стоят люди со своей системой ценностей и представлениями о прекрасном.

Росизо существует с 1959 года и в советское время занимался организацией выставок в стране и за рубежом, а также закупкой произведений советских художников и распределением их по музеям страны. Сегодня в запасниках Росизо скопилось 40 тысяч единиц хранения. ГЦСИ был создан в 1992 году для содействия развитию современного искусства на просторах страны. У него 8 филиалов и "только" 4 тысячи единиц хранения. Но дело не в инвентарных списках и балансовых ведомостях, а в подходах: на сегодняшний день ценности руководства ГЦСИ и Росизо не противоположны, а находятся в разных плоскостях и не поддаются сравнению. Как, например, "красное" и "быстрый".

Откуда все пошло


То, что хотели, люди делали в ГЦСИ. Конец прекрасной эпохи?

Фото: Юрий Мартьянов, Коммерсантъ

В середине 1980-х московский художественный пейзаж был достаточно унылым. Тогда мы этого не замечали: выстаивали очереди за билетами на "Декабрьские вечера", бегали в горком графиков на Малой Грузинской и посещали в Манеже смотры типа "Мы строим коммунизм". Но вспомним, чего в Москве не было! Не было частных галерей, музея фотографии и фотобиеннале, АРХ- и АРТ-Москвы, Антикварного салона, центров "Винзавод", Artplay, фонда "Екатерина", музея Сидура, музея Art4ru, Института русского реалистического искусства и прочее, и прочее. Вся эта колоссальная инфраструктура появилась за последние 30 лет. Люди, создавшие ГЦСИ, были пионерами этого процесса. И в первую очередь худрук ГЦСИ Леонид Бажанов.

В 86-м Бажанов создал объединение "Эрмитаж" — прототип нынешнего ГЦСИ, объединение, которое должно было содействовать развитию искусства: устраивать выставки, собирать коллекцию, изучать и популяризировать арт. В 91-м в старых домах на Якиманке открывается Центр современного искусства и при нем — полдюжины арт-галерей. Там кипела бешеная художественная жизнь, делались выставки по всем направлениям: от наива до концептуализма, от архитектуры до видеоарта. В 1992-м Бажанова пригласили работать в Минкульт, и там он добился, чтобы финансирование современного искусства отдельной строкой попало в бюджет государства. Покинув власть, он возглавил ГЦСИ, пригласив в исполнительные директоры художника и искусствоведа Михаила Миндлина.

Государственные деньги не были разворованы, а были вложены в здание ГЦСИ на Зоологической улице. Лет десять, до появления "Гаража", это был лучший современный музей России — по планировке, сервисам, интерьерному дизайну.

"Первое время, пока не было здания на Зоологической, мы делали выставки на разных площадках и очень много передвижных выставок по стране,— рассказывает Ирина Горлова, начальник отдела художественных программ ГЦСИ.— От Поволжья до Сибири. Тогда в ряде городов появились люди, понимающие, что такое современное искусство, умеющие и имеющие желание развивать художественную ситуацию в регионе. Они в результате стали во главе филиалов ГЦСИ".

На сегодняшний день их восемь, каждый имеет свое лицо. В стране нет другой "культурной" организации, которая бы объединила столько регионов одной идеей.

Но даже если брать работу ГЦСИ в столице, то это 6 выставок в год (пока не сократили финансирование, было больше), премия "Инновация", биеннале молодого искусства, центр детского творчества, кинопоказы и конференции. Это огромный архив и первоклассная коллекция современного искусства, собранная почти бесплатно: художники свои работы дарили или уступали за символические деньги. Единственное, что у них работает плохо, это PR-отдел. Любому музею и половины этой активности хватило бы на громкий шум в прессе и пожизненный статус героя труда.

"С людями и без квадратов"


Фото: Петр Кассин, Коммерсантъ

Росизо — тоже компания с историей. Ее звездное время связано с именем директора Олега Шандыбина (1937-2000), преждевременная смерть которого в 63 года стала большой потерей. Он превратил объединение из идеологически ангажированной Росизопропаганды в музейно-выставочный центр. Помимо того что Росизо чисто технически помогал осуществить глобальные выставочные проекты типа "Амазонки авангарда", "Москва — Берлин", "Россия!" и прочее, у директора были свои концептуальные идеи: он открыл художественные сокровища провинции, сделав в Москве большую выставку "Шедевры музеев Центральной России". И там же, в провинции, он первым начал целенаправленно искать сосланный до востребования русский авангард.

После смерти Шандыбина Росизо пережил довольно частую смену директоров, в 2013-м руководителем назначили Зельфиру Трегулову, но через полтора года ее забрали на повышение в Третьяковку, где случилась "очередь на Серова". То есть мы впервые увидели, как разительно меняется работа учреждения культуры, если им начинает руководить профессионал.

А в Росизо назначили Сергея Перова, выпускника Алмаатинского высшего военного училища, инженера по эксплуатации бронетанковой и автомобильной техники. Он работал в комсомоле, занимался бизнесом, рулил отделами "Единой России" (2008-2010), перешел в Администрацию президента (2010-2012), оттуда — директором Департамента культуры в правительство РФ (2012-2013) и потом — замом председателя правительства Московской области (2013-2014).

Свою миссию, помимо прочего, он видит в том, чтобы поддерживать патриотический подъем последних лет. Запущенная им линия сувенирной продукции — чехлы для iPhon с портретами Сталина, Брежнева и Хрущева — показывает, как он свою программу воплощает в жизнь.

У Росизо есть страница в "В контакте" и в Facebook. "Я думала,— пишет искусствовед Нина Секачева,— что эту страницу ведут какие-то недоучившиеся подростки с наивно-искренним восторгом перед соцреализмом — что он такой весь "красивый, реалистичный, с людями, без квадратов". А после чехольчиков со Сталиным стало понятно, что все серьезнее..." 

Фото: Глеб Щелкунов, Коммерсантъ

Еще Росизо запустил революционную программу "Место встречи с искусством". По городам и весям страны они возят репродукции картин, которые торжественно оформляют в рамы и развешивают по стенам в областных музеях. Ошарашивающая инициатива. Ее придумали люди, не видящие разницы между подлинником и копией. Что же это мы здесь все мучаемся — "Олимпию" Эдуарда Мане за страшные деньги из Парижа привезли на гастроли в ГМИИ им. А.С. Пушкина? А надо было просто репродукцию повесить — и было бы всем счастье.

Программа "Место встречи с искусством" делается совместно с "Почтой России". Для транспортировки 27 копий задействовано "20 железнодорожных вагонов и более 35 автомобилей". Так, по крайне мере, сказано в официальном пресс-релизе. Больше одного автомобиля и больше половины вагона — на одну копию. Но если не нужны оригиналы, почему все эти шедевры не переслать по электронной почте?

Для решения столь масштабных программ Сергей Перов набрал себе 6 заместителей (и это при тотальном сокращении штатов во всех бюджетных сферах!)...Сам он, комментируя свое назначение, подчеркивает: все проекты сохранятся, никто не будет уволен. Но и оговаривается: "Если вы работаете с госорганизацией, получаете государственные деньги и не согласны с ее политикой, то имеете право выйти из нее и делать то, что хотите". 

Комментарии
Профиль пользователя